<<
>>

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЯВАЛЮТНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Виды юридической ответственности за нарушениявалютного законодательства

Административная и уголовная ответственностьза нарушения валютного законодательства

Нарушение правил валютного регулирования влечет, как правило, административную ответственность.

Из всей системы валютных ограничений два обеспечиваются мерами не только административной, но и уголовной ответственности - нарушение правил репатриации валюты и нарушение правил перемещения наличной валюты и валютных ценностей через границу России.

Применительно к валютному контролю уголовно наказуемо представление органам и агентам валютного контроля заведомо подложных документов. Все прочие нарушения правил контроля, допускаемые подконтрольными субъектами, наказываются в административном порядке.

В сфере валютного регулирования может иметь место и имущественная ответственность, но в очень ограниченных пределах. Предусмотренные валютным законодательством обязанности лиц, совершающих валютные операции, относятся по своему характеру к публично-правовым. За нарушение таких обязанностей может наступать исключительно и только публично-правовая ответственность - административная, а в наиболее серьезных случаях - уголовная. Если же органы и агенты валютного контроля, вторгающиеся в сферу частных операций в целях проверки соблюдения публично-правовых обременений, выходят за рамки своих полномочий, действуют незаконно и причиняют вред, то может идти речь об имущественной ответственности за причинение вреда, поскольку вред причинен частным деловым интересам субъектов валютных отношений. Строго говоря, это не ответственность за нарушения валютного законодательства, ее основанием будет имущественный вред, хотя и находящийся в причинно-следственной связи с несоблюдением норм, регламентирующих контрольную деятельность органов и агентов валютного контроля.

Известны одиозные случаи, когда организация, обратившаяся в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности со своего контрагента, получала в итоге судебное решение о взыскании с истца и ответчика всего полученного по незаконной сделке в доход государства.

Позитивный эффект от этого очевиден: применение мер некогда экзотической "валютной" ответственности стало подпадать под действие общих принципов административной ответственности. Процедура привлечения к ответственности также оказалась по большей части введена в четкие правовые рамки производства по делам об административных правонарушениях. Весь комплекс процессуальных правовых норм вырабатывался в административном праве десятилетиями, искусственное ограничение сферы их действия наносит правовой системе несомненный вред. Очень отрадно, что законодатель пошел по пути признания нарушений валютного законодательства, не содержащих признаков преступления, административными проступками, отказавшись от конструирования отраслевого вида ответственности.

Меры государственного принуждения предусматриваются законом и применяются в определенном процессуальном порядке, с тем чтобы избежать привлечения к ответственности невиновных, избежать ошибок и негативных последствий излишнего административного рвения чиновников. Этот аспект юридической ответственности был блестяще проанализирован О.Э. Лейстом. Процитируем его вывод: "В современном государстве бытие юридической ответственности возможно лишь в рамках законов, определяющих составы правонарушений и санкции за их совершение, а также порядок (процедуру) исследования обстоятельств правонарушения, принятие обоснованного решения о правонарушении и (если оно действительно было) применении санкции, порядок исполнения принятого решения" .

Правила, сложившиеся на стыке валютного и гражданско-правового, договорного регулирования, можно обобщенно изложить следующим образом.

1. Действительность контракта. Несоответствие договора нормам валютного законодательства будет означать его ничтожность, если договор (сделка) полностью совпадает с запрещенной законом валютной операцией. Это происходит в случае заключения валютообменных сделок на территории РФ, минуя уполномоченный банк. Во всех остальных случаях нарушение валютного законодательства не повлияет на действительность договора.

В частности, несоответствие международного внешнеэкономического контракта нормам валютного законодательства не будет означать недействительности контракта . Эти утверждения справедливы в отношении как договора в целом, так и конкретных условий, вступающих в противоречие с публично-правовым регулированием.

2. Ограничение судебной защиты в России. Условия контрактов, нарушающие валютное законодательство РФ, в соответствующей части не подлежат принудительному исполнению на территории РФ. Так, если резиденты договорились о платеже в иностранной валюте, а такой платеж не разрешен валютным законодательством, суд не может взыскать с должника платеж в иностранной валюте. Но суд должен взыскать с должника эквивалент этой суммы в рублях.

3. Ограничение судебной защиты за рубежом. Условия контрактов, нарушающие валютное законодательство одной страны, не имеют судебной защиты ("исполнение не может быть обеспечено") на территории другой страны . Это правило может толковаться узко: как действующее только в отношении валютообменных сделок с валютой того государства, которое установило валютные ограничения, - например, таких как сделки купли-продажи рублей на зарубежных валютных рынках, если бы российское законодательство налагало такой запрет.

4. Ответственность за нарушение договора. Ссылка на валютное законодательство не освобождает от ответственности за неисполнение контракта. Невозможность исполнения условия внешнеторгового контракта из-за действия норм национального валютного законодательства не означает недействительности такого условия. Если его нельзя исполнить так, как это предусмотрено договором, кредитор вправе взыскать убытки с должника. Например, если из-за моратория на платежи нерезидентам в 1998 г. резиденты-должники не могли заплатить своим кредиторам в срок, это не означало автоматически, что они не отвечают за нарушение контрактов.

Основной вывод из этого - правила валютного законодательства не обладают безусловным приоритетом, они не отменяют противоречащих им условий контракта автоматически (либо вообще не могут их отменять).

Очевидно, что обратное утверждение тоже справедливо (контракт не отменяет публичных правил). Об этом следует помнить, в особенности при заключении внешнеэкономических сделок, чтобы не оказаться перед выбором между договорными санкциями и санкциями за нарушение валютного законодательства.

Из этого следует важная роль внутреннего (внутрихозяйственного) валютного контроля, одной из функций которого обязательно должна быть предварительная проверка соответствия договорных условий валютных операций требованиям валютного законодательства РФ.

Соблюдение валютного законодательства в сделке - это сфера ответственности той стороны, которой адресовано предписание валютного законодательства. Конечно, на территории РФ никого нельзя через суд обязать исполнить нарушающее валютный режим условие договора.

Иностранного контрагента взаимоотношения стороны-резидента с государством в принципе могут не заботить. Но в ряде случаев соответствие сделки требованиям валютного законодательства РФ должно быть предметом внимания иностранного контрагента, заинтересованного в полной исполнимости договорных обязательств в том виде, в каком они согласованы сторонами.

Классификация составов административных правонарушений

и преступлений в валютной сфере

В целях защиты национальной валюты государство реализует совокупность экономических и юридических мер, т.е. проводит валютное регулирование в широком смысле слова (валютная политика). Юридический аспект валютного регулирования выражается в установлении государством нормативно предписанного порядка совершения валютных операций. В отличие от валютной монополии, действовавшей в советский период, в условиях валютного регулирования круг участников валютных операций никак не ограничивается. Но участникам необходимо соблюдать валютные ограничения (правила и запреты), а также исполнять обязанности, установленные в целях валютного контроля: вести специальный учет и отчетность в отношении валютных операций, представлять информацию органам и агентам валютного контроля и т.д.

Таким образом, валютное регулирование как порядок совершения валютных операций состоит из двух блоков: валютных ограничений и валютного контроля. Этим блокам соответствуют классификационные группы составов административных правонарушений и преступлений в валютной сфере.

Внутри классификационных групп не прослеживается прямого соответствия между составами, с одной стороны, и валютными ограничениями и правилами - с другой. Во многом это оправдано соображениями законодательной техники, поскольку законодатель объединяет сходные виды нарушений в рамках одного состава. Кроме того, не любое крупное нарушение валютного законодательства влечет уголовную ответственность, она предусматривается лишь в исключительных случаях.

Применительно к действующему законодательству об административной и уголовной ответственности развернутая классификация будет иметь следующий вид.

Группа I. Административные правонарушения и уголовные преступления, посягающие на установленные государством валютные ограничения:

а) составы административных правонарушений:

- совершение незаконных (в том числе запрещенных) валютных операций (ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ);

- нарушение правил репатриации валюты (ч. ч. 4 и 5 ст. 15.25 КоАП РФ);

- нарушение правил перемещения и пересылки наличной валюты и валютных ценностей через таможенную границу РФ (ст. 16.4 и ч. 7 ст. 15.25 КоАП РФ;

б) составы преступлений:

- нарушение правил репатриации валюты (ст. 193 УК РФ);

- нарушение правил перемещения наличной валюты и валютных ценностей через таможенную границу РФ (охватывается уголовным составом контрабанды, ч. 1 ст. 188 УК РФ ).

Группа II. Административные правонарушения и уголовные преступления, посягающие на правила, установленные в целях валютного контроля:

а) составы административных правонарушений:

- нарушение правил валютного контроля:

- нарушение общих правил учета и отчетности, обеспечивающих валютный контроль, - ч. ч. 6 и 6.1 - 6.3 ст. 15.25 КоАП РФ;

- нарушение резидентами порядка уведомления об открытии (закрытии) счета (вклада) или об изменении реквизитов счета (вклада) в банке за рубежом - ч. ч. 2 и 2.1 ст. 15.25 КоАП РФ;

- нарушение уполномоченными банками обязанностей агентов валютного контроля (ст. 15.26 КоАП РФ и ст. 74 Закона о Центральном банке );

- нарушения против порядка управления, если они совершены в сфере валютного контроля:

- ст. 17.7 "Невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении" КоАП РФ;

- ст. 19.4 "Неповиновение законному распоряжению должностного лица органа, осуществляющего государственный надзор (контроль)" КоАП РФ;

- ст. 19.5 "Невыполнение в срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный контроль (надзор)" КоАП РФ;

- ст. 19.6 "Непринятие мер по устранению причин и условий, способствующих совершению административного правонарушения" КоАП РФ;

- ст. 19.7 "Непредставление сведений (информации)" КоАП РФ;

- ст. 20.25 "Уклонение от исполнения административного наказания" КоАП РФ;

б) составы преступлений:

- представление органам и агентам валютного контроля заведомо подложных документов (охватывается диспозицией ч. 3 ст. 327 УК РФ).

Из приведенной классификации видно, что в ряде случаев за нарушение одних и тех же валютных ограничений предусмотрена и уголовная, и административная ответственность. Разграничение составов в этом случае проводится по признаку крупного размера предмета нарушения. Кроме того, не следует забывать, что административной ответственности подлежат как физические лица (в том числе должностные лица), так и юридические лица, в то время как уголовная ответственность предусмотрена только для физических лиц (должностных лиц - руководителей организаций в случае ст. 193 УК РФ).

Применительно к обеим группам составов прослеживается следующий подход законодателя: предусматривается один общий, универсальный состав, охватывающий максимально возможное количество административных правонарушений в валютной сфере. В дополнение к нему выделяется несколько специальных составов, административных или уголовных, там, где этого требует специфика охраняемых общественных отношений.

Для ответственности за нарушения валютных ограничений таким общим составом будет ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ, для ответственности за нарушения правил валютного контроля - ч. ч. 6, 6.1 - 6.3 ст. 15.25 КоАП РФ. Однако этот схематичный подход условен и нуждается в оговорках.

Действительно, диспозиция ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ первоначально конструировалась законодателем как универсальная норма, охватывающая:

- нарушения валютных ограничений - запретов ("осуществление незаконных валютных операций, т.е. осуществление валютных операций, запрещенных валютным законодательством Российской Федерации");

- нарушения валютных ограничений - обязанностей, прямо перечисленных в тексте нормы .

Из-за этого сложилась ситуация, в которой лица действительно могли нарушать валютное законодательство, не рискуя быть сколько-нибудь серьезно наказанными. Это ситуация, связанная с использованием резидентами зарубежных счетов.

Правовой режим зарубежного счета резидента позволяет ему зачислять средства на счет только переводом со счета в уполномоченном банке. При этом другие способы зачисления средств на зарубежный счет Законом о валютном регулировании не предусмотрены и, строго говоря, Закону не соответствуют. В отношении режима зарубежных счетов использована формулировка о том, что средства могут зачисляться лишь в порядке, установленном валютным законодательством. Однако нигде прямо не сказано, что другие виды зачисления средств запрещены. Они запрещены косвенно, по умолчанию, так как в Законе о валютном регулировании нет порядка их совершения. Разумеется, это довольно казуистическое различие между операцией, которая "нарушает порядок" и которая "запрещена", но, поскольку сомнения толкуются в пользу лица, привлекаемого к ответственности, единичные возникавшие споры решались в пользу привлекаемых к ответственности лиц.

Получалось, что резиденты могли открывать счета в банках за рубежом, не уведомляя об этом налоговые органы России, рискуя лишь небольшим штрафом за неуведомление об открытии счета, и то лишь в течение годичного срока давности привлечения к ответственности. Использование счетов в обход валютного законодательства РФ фактически никак не наказывалось.

В настоящее время ситуация принципиально изменилась:

- с 29 октября 2012 г. существенно повышены штрафы за неуведомление налоговых органов об открытии (закрытии, изменении реквизитов) счетов резидентов в банках за рубежом ;

- с 13 февраля 2013 г. действует новая редакция ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ , охватывающая все случаи несоблюдения валютных ограничений: и нарушения прямых запретов, и несоблюдение установленного законом порядка проведения валютных операций.

Тем самым государство исключило для резидентов, физических и юридических лиц, возможность безнаказанно использовать скрытые от государственного финансового контроля зарубежные счета и средства на таких счетах. Часть 1 ст. 15.25 КоАП РФ перестала быть "спящей" нормой.

Общие вопросы административной ответственностиза нарушения валютного законодательства

В подавляющем большинстве случаев за нарушения валютного законодательства наступает именно административная ответственность, в связи с чем необходимо остановиться на вопросах, связанных с ее применением, относящихся практически к любым составам административных правонарушений.

Субъекты административной ответственностиза нарушения валютного законодательства

Мерами административной ответственности обеспечивается выполнение определенных валютных правил. Поэтому первостепенное значение имеет вопрос о том, адресовано ли соответствующее правило тому или иному субъекту. Следовательно, субъектов административной ответственности, как и участников валютных операций, следует разделять на резидентов и нерезидентов.

Для юридических лиц резидентство связано с созданием их по законодательству РФ, т.е. это неизменная характеристика юридического лица.

В зависимости от наличия у лица статуса резидента или нерезидента существенно отличается как круг валютных ограничений, под действие которых подпадают валютные операции лица, так и состав правил валютного контроля, обязывающих лицо определенным способом вести учет и отчетность, а также представлять документы о валютных операциях агентам валютного контроля. Квалифицируя действия лица по той или иной части ст. 15.25 КоАП РФ, необходимо принимать во внимание, распространяются ли те или иные нормы валютного законодательства на резидентов и (или) на нерезидентов. Так, правила о репатриации и о паспортах сделок адресованы исключительно резидентам, совершающим внешнеторговые операции. Нерезиденты, выполняющие внешне похожие операции (например, импорт товаров), не будут подпадать под действие правил, установленных для резидентов.

Особую группу субъектов образуют уполномоченные банки. С точки зрения ст. 1 Закона о валютном регулировании они признаются резидентами, однако законодательство о валютном регулировании не распространяет на них действие большинства валютных ограничений и общих правил валютного контроля. Уполномоченные банки при совершении валютных операций руководствуются законодательством о банках и банковской деятельности и специальными правилами валютного контроля, установленными Банком России с учетом их двойственного статуса: участников валютных операций и агентов валютного контроля. Соответственно, хотя уполномоченные банки не изъяты из круга субъектов административных правонарушений, предусмотренных ст. 15.25 КоАП РФ, ее диспозиция практически не охватывает тех специфических нарушений, которые могут совершаться уполномоченными банками в сфере валютного регулирования и валютного контроля. В случае совершения нарушений уполномоченные банки несут административную ответственность в соответствии со ст. 15.26 КоАП РФ и ст. 74 Закона о Центральном банке.

Специальные субъекты составов правонарушений, предусмотренных Кодексом РФ об административных правонарушениях, - должностные лица. Следует особо обратить внимание на один не вполне очевидный момент: должностное лицо понимается по-разному в разных нормах, устанавливающих административную ответственность за нарушения валютного законодательства. Применительно к ч. ч. 1, 3 - 5 ст. 15.25 КоАП РФ под должностными лицами понимаются только физические лица, ведущие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица (примечание 1 к ст. 15.25 КоАП РФ). Во всех остальных случаях под должностным лицом понимается как руководитель организации или назначенное им лицо, отвечающее в организации за соблюдение правил валютного регулирования, так и физические лица, ведущие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица (примечание к ст. 2.4 КоАП РФ).

Оконченные и длящиеся правонарушения в валютной сфере

Один из важнейших принципов административной и уголовной ответственности - применение наказания в пределах срока давности привлечения к ответственности. Для административных нарушений в валютной сфере срок давности привлечения к ответственности составляет один год с момента их совершения. В связи с этим важно правильно определять момент окончания нарушения. Практика свидетельствует, что с этим регулярно возникают трудности, обусловленные спецификой правил валютного регулирования.

Валютные ограничения и правила валютного контроля часто возлагают на участников валютных операций те или иные обязанности, которые необходимо выполнить к определенному сроку. Так, экспортер обязан репатриировать валютную выручку в срок, установленный контрактом. Любой участник внешнеэкономической деятельности обязан открыть в уполномоченном банке паспорт сделки в срок не позднее первого исполнения по внешнеэкономическому контракту. Если такое правило не выполнено в срок, то возникает внешнее впечатление, что имеет место длящееся правонарушение, продолжающееся до тех пор, пока обязанность не будет выполнена или пока нарушение не будет обнаружено.

Однако на самом деле такое правонарушение следует считать оконченным.

Назначение и исполнение наказанияпри законодательном смягчении ответственности

Нормы законодательства об административных правонарушениях, смягчающие ответственность, имеют обратную силу: "Закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, т.е. распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено. Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет" (ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ).

Правило обратной силы норм, смягчающих ответственность, равно как и запрет обратной силы норм, отягчающих ответственность, распространяется на случаи:

- изменения законодательной нормы об ответственности;

- изменения правовой нормы, устанавливающей ту обязанность, выполнение которой обеспечивается мерами административной ответственности.

Следует помнить, что обратная сила закона может иметь место только в ситуации, когда постановление о привлечении к административной ответственности еще не исполнено; поворота исполнения не предусмотрено.

Смягчение санкции

Практика смягчения административной ответственности на основе правила об обратной силе закона, смягчающего ответственность, получила широкое распространение в связи с последовательным включением в 2011 - 2012 гг. в ст. 15.25 КоАП РФ норм, позволяющих реально дифференцировать тяжесть наказания за неисполнение обязанности к сроку в зависимости от длительности просрочки.

Отмена обязанности

Несколько менее очевидна ситуация, в которой совершившее нарушение лицо перестает подлежать административной ответственности в связи с последующей отменой обязанности, обеспечиваемой мерами административной ответственности. Это логично, поскольку отмена публично-правовой обязанности означает прекращение интереса государства в защите основанных на существовании такой обязанности правоотношений. Например, после отмены валютной монополии выглядело бы странным продолжение преследования государством лиц, "спекулировавших" валютой.

Однако здесь правило обратной силы не универсально - законодатель может сделать оговорку, что обязанность отменяется лишь на будущее время, а к правоотношениям, возникшим в период до отмены нормы, устанавливавшей обязанность, эта норма подлежит применению. Так, когда отменяется какой-либо налог, его отмена на будущее время не означает амнистии тем, кто не уплатил этот налог в период, когда он действовал.

Пересмотр дел по вновь открывшимся обстоятельствам

в связи с изменение практики

К ситуации обратной силы закона, смягчающего ответственность, по смыслу тесно примыкает ситуация изменения толкования правовой нормы высшими судебными инстанциями, когда применение нормы с учетом такого толкования обязательно для нижестоящих судов. В этом случае возможен поворот исполнения.

Срок обращения с заявлением о пересмотре по этому основанию ограничен:

- шестью месяцами с момента вынесения последнего судебного акта по делу (ч. 3 ст. 312 АПК РФ);

- тремя месяцами со дня получения заявителем копии определения об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, если наличие обстоятельства, предусмотренного п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, выявлено при рассмотрении заявления или представления о пересмотре судебного акта в порядке надзора (ч. 1 ст. 312 АПК РФ).

<< | >>
Источник: Валютное регулирование и валютный контроль РФ. Лекция.

Еще по теме ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЯВАЛЮТНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА:

  1. Приложение № 1 ПРОЕКТ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «Об ответственности должностных лиц кредитных организации за нарушение законодательства в сфере банковской деятельности».
  2. § 3. Виды сохранных операций банков по действующему законодательству
  3. § 4. Ответственность по договору сейфового депозита
  4. § 3. Специфика ответственности за нарушение установленного по­рядка осуществления банковской деятельности.
  5. Проблемы ответственности за нарушение обязательств по до­говору банковского счета
  6. Приложение № 2 ПРОЕКТ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О банках и банковской деятельности"
  7. Приложение 1 Перечень нормативного материала
  8. Приложение З Библиографический перечень литературы
  9. 1.1 Банковское право — комплексная отрасль российского права
  10. Рекомендации для повышения инновационной активности и результа­тивности человеческого капитала угольной компании
  11. Необходимость сочетания интересов субъектов банковской деятельности
  12. Приложение 2 Судебно-арбитражная практика
  13. Заключение
  14. Список литературы