<<
>>

Анализ современного состояния некоммерческих организаций в России, роль и место кризисных явлений в их деятельности

В мировом сообществе растет значение «третьего сектора» как значимого сектора экономики и института «мягкой силы». Некоммерческие организации в значительной мере формируют образ страны, становятся инструментом культурного и политического влияния в мире.

Некоммерческие организации, которые позднее прозвали «третьим сектором», официально появились в России 31 мая 1991 года, когда Верховный Совет СССР утвердил Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик. Отдельный закон «О некоммерческих организациях», применяемый и в настоящее время, был подписан президентом РФ 12 января 1996 года.

«Некоммерческой организацией (НКО) является организация, не имеющая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющая полученную прибыль между участниками», - гласит закон.

А вот цели у НКО по закону могут быть разные - социальные, благотворительные, образовательные, научные и т.д. Кроме того, создать НКО можно и с целью охраны здоровья граждан, развития спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, в том числе и для оказания юридической помощи. То есть для всего того, что направлено «на достижение общественных благ».

В 2010 году в закон был внесён пункт, который ввёл отдельный вид НКО - социально ориентированные (СОНКО). Их задача - решение социальных проблем, развитие гражданского общества в Российской Федерации. С 1 января 2017 года в законе появился пункт об НКО,

исполняющих общественно полезные услуги. Под ними понимаются социально ориентированные НКО, которые не менее года «оказывают общественно полезные услуги надлежащего качества» и не являются иностранными агентами. Те, кто попадут в соответствующий реестр, смогут рассчитывать на субсидии от государства. Но, по признанию самих организаций, получение статуса исполнителя общественно полезных услуг идёт очень медленно.

Официальные трактовки категории «некоммерческая организация» позволили выделить принципиальные особенности их деятельности:

- получение прибыли не выступает главной целью функционирования организации;

- прибыль некоммерческой организации не распределяется между ее участниками;

- глобальное название организации заключается в достижении общественных благ.

В целях комплексного изучения сущности функционирования и управления некоммерческими организациями обратимся к их определениям, содержащихся в различных экономических словарях (таблица 6).

Таблица 6 - Исследование категории «Некоммерческая организация» с

~ ~25

позиций экономических словарей

Автор трактовки Наименование

словаря

Сущность категории Примечание
Копорулина В.Н., Остапенко Д.В. Новый экономический словарь Некоммерческая организация

(бесприбыльная) -

организация, не

ставящая основной

целью деятельности извлечение прибыли. К таким организациям принадлежат

На наш взгляд,

применение признака «бесприбыльная» противоречит возможности некоммерческой организации заниматься предпринимательской

25Составлено автором.

Продолжение таблицы

общественные, религиозные, благотворительные организации, фонды содействия.

Некоммерческие организации имеют

право заниматься

предпринимательской деятельностью только для выполнения

уставных целей[26].

деятельностью, а

значит получать

прибыль и

использовать для

уставных целей

Литвинцева Г.П. Словарь терминов по институциональной экономике Некоммерческая организация, бесприбыльная организация, часто

корпорация, , которая должна доход от своей деятельности за вычетом расходом

оставлять в самой организации и

использовать для

достижения поставленных целей.

Такие организации не имеют собственников, то есть претендентов на нераспределенную прибыль[27]
В определении

сделан также акцент на бесприбыльность некоммерческой организации, но в последующем раскрывается алгоритм извлечения прибыли: разница

между доходом и расходом хозяйствующего субъекта.

Стародубцева Е.Б., Лозовский Л.Ш., Райзберг Б.А. Современный экономический словарь Некоммерческая организация - это организация, которая не ставит основной целью своей

деятельности получение прибыли. К таким организациям относятся общественные, религиозные, благотворительные организации, фонды содействия и помощи

Много общего с определением некоммерческой организации, данным Копорулиной В.Н. и Остапенко Д.В., но в тоже время более точное, так как убран акцент на

бесприбыльность.

науке, культуре,

образованию, здравоохранению, спорту, ассоциации, союзы, учреждения. НКО могут

осуществлять предпринимательскую для реализации

уставных целей[28].

Систематизация представленной информации позволяет сделать вывод, что приведенные определения в основе содержат трактовки Федерального закона о некоммерческих организациях и раскрывают их основную особенность - функционирование не для извлечения прибыли как основной цели.

Одним из факторов неопределенности в условиях функционирования некоммерческих организаций заключается в том, что в настоящее время наблюдаются сложности с наличием своевременной статистической информацией о деятельности третьего сектора, что связано с отсутствием общего учета НКО.

Федеральная служба государственной статистики получает и обрабатывает сведения в разрезе видов экономической деятельности.

В ежегодном докладе Общественной палаты РФ (ОП РФ) отмечается, что в 2015-2017 гг.

общее количество некоммерческих организаций в России оставалось стабильным, с тенденцией к определённому росту.

«Если на конец 2015 года в реестре Минюста значилось около 226 тыс. некоммерческих организаций, то на декабрь 2016-го - уже чуть более 227 тыс.», - отмечается в докладе.

Количество некоммерческих организаций по организационно­правовым формам и в разрезе регионов России, в том числе социально ориентированных организаций приведено в таблице 7:

Таблица 7 - Количество некоммерческих организаций по

организационно-правовым формам и в разрезе регионов России в 2017 году29

29Сайт общественной палаты Российской Федерации.

По данным Министерства юстиции Российской Федерации, в России на 1 января 2018 года действует около 220 тысяч НКО. Их количество остается постоянным на протяжении последних нескольких лет. Все больше НКО привлекают частные пожертвования и более активно работают с гражданами. Растет и неформальная гражданская активность. В тоже время текущая социально-экономическая ситуация свидетельствует о сложностях в развитии некоммерческого сектора. Для их преодоления НКО должны стать более прозрачными и подотчетными. Организации должны также лучше взаимодействовать друг с другом, создавать партнерства, создавать саморегулируемые организации, что позволит защитить их от неопределенности и риска и поможет им стать более подотчетными, действовать в соответствии с высокими этическими стандартами

Фонд развития гражданского общества проанализировал в том числе и ситуацию с финансированием НКО. Они отметили, что если во всем мире основной формой поддержки «третьего сектора» является господдержка, то в России она составляет всего 5%.

«В среднем, по совокупной оценке, в развитых странах государственное финансирование НКО составляет 48% их дохода (в развивающихся - 22%, в России - 5%), доходы от деятельности, включая членские взносы, - 35% (в развивающихся странах - 61%, в России - 22%), пожертвования бизнеса, граждан и зарубежных фондов - 17% (в развивающихся странах - 17%, в России - 73%) (оценка The Boston Consulting Group, 2011 г.).

Большая часть государственных средств

передается социально значимым НКО, т. е.тем, которые оказывают социальные услуги населению и работают в тесном сотрудничестве с государственными органами - как правило, в рамках целевых программ министерств и ведомств», - отмечалось в докладе.

В последние три года объём бюджетных вливаний в «третий сектор» с социальной ориентацией стал расти. Согласно докладу министерства

экономического развития РФ, по итогам 2014 года объём господдержки социально ориентированных НКО составил 4,2 млрд. рублей, в 2015 году он вырос до 8,11 млрд. рублей, а в 2016-м - до 11,32 млрд. рублей.

Это объяснимо в том числе и принятием в конце декабря 2012 года подпрограммы «Повышение эффективности государственной поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций». Она является составной частью государственной программы «Социальная поддержка граждан». Только в рамках одной этой подпрограммы плановая господдержка СОНКО из федерального бюджета на 2017 год должна составить более 896,19 млн. рублей. Общий объём финансирования с 2013 по 2020 год по подпрограмме предполагается в размере 6,32 млрд. рублей. При этом к концу срока число регионов, в которых реализуются муниципальные программы поддержки СОНКО, принятые более чем в 10% городских округов и районов, планируется довести до 50%. Кроме того, аналогичные региональные программы должны будут иметь 83 региона.

Поскольку процесс формирования некоммерческого сектора в России протекает достаточно противоречиво и трудно, это обуславливает необходимость комплексного изучения такой экономической категории как «некоммерческая организация» в качестве основополагающего элемента обеспечения социально справедливых перераспределительных процессов в государстве.

Модернизация социальной сферы является ключевой проблемой государственной политики, проводимой в последние годы. Активным участником в предоставлении социальных услуг является некоммерческий сектор.

Статистический учет сектора социально-ориентированных некоммерческих организаций (СО НКО) ведет Росстат.

По данным Росстата, количество СО НКО продолжает расти: если на конец 2016 года в России было зарегистрировано 140 031 СО НКО, на конец 2017 года - 143 436. Это

около 63 % от общего числа зарегистрированных НКО. Однако в данном случае следует говорить о росте сектора, о том, что все больше НКО формально относятся к категории социально ориентированных организаций - для этого достаточно упоминания в уставе НКО хотя бы одного направления деятельности, признанного социально ориентированным. Так, в числе СО НКО - Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации, Агентство стратегических инициатив, различные

правительственные фонды.

По данным Росстата, общий объем доходов СО НКО в 2016 году составил 686 млрд. рублей, в 2017 году - уже 831 млрд. рублей (в частности, доходы от реализации товаров и услуг составили 254 млрд. рублей, поступления от российских коммерческих организаций - 174 млрд. рублей). Приведенные цифры не согласуются с имеющимися сведениями об общем объеме экономики реального некоммерческого сектора (так, поддержка СО НКО из федерального бюджета составила в 2017 году около 11 млрд. рублей).

Очевидно, что, в данном случае речь идет в том числе о различных правительственных фондах, спонсируемых из бюджета спортивных клубах и других организациях, которые лишь номинально можно отнести к некоммерческим.

Другие цифры Росстата о секторе СО НКО также вызывают вопросы. Так, по данным ведомства, общая численность сотрудников СО НКО достигла к концу 2016 года 991 тыс. человек (в 2015 году - 989 тыс. человек), что составило около 1,3 % экономически активного населения страны. Однако на конец 2017 года этот показатель составил уже 672 тыс. человек. Каким образом за один год численность сотрудников СО НКО могла уменьшиться более чем на 300 тыс. человек? И это то время, когда государство увеличивает финансовую поддержку некоммерческого сектора, СО НКО подключаются к оказанию социальных услуг. В то же время на

конец 2016 года Росстат насчитал около 2,5 млн. добровольцев СО НКО на конец 2017 года - уже 3,8 млн. человек. Столь стремительный рост на фоне падения количества постоянных сотрудников трудно объясним.

В 2017 году был запущен общественный проект «Открытые НКО», в рамках которого агрегируются данные о грантах, субсидиях и контрактах НКО. Проект позволяет увидеть, какие именно организации стали получателями государственной поддержки. Однако, на наш взгляд, социологические опросы и агрегаторы данных не могут заменить государственной статистики.

Исследование условий функционирования некоммерческих организаций свидетельствуют, что существует глубокая внутренняя сегментация третьего сектора. Он включает в себя как небольшие НКО социальной направленности, работающие на муниципальном уровне, так и крупные корпоративные и частные благотворительные фонды и многие другие виды организаций.

Важные составляющие третьего сектора - разветвленные профессиональные и корпоративные объединения, например бизнес- ассоциации (Торгово-промышленная палата Российской Федерации, Российский союз промышленников и предпринимателей, «Опора России», Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России), саморегулируемые организации, профсоюзы, творческие союзы, задача которых - защищать интересы определенных групп, выражать их консолидированную точку зрения и доводить ее до законодательной и исполнительной власти, формировать комфортную конкурентную среду. Есть организации, работающие в интересах своих членов, например, садоводческие товарищества, общества туристов и т. д. Наконец, к НКО относятся такие разные общественные объединения, как приходские общины или клубы спортивных болельщиков.

Значительную часть сектора составляют небольшие НКО (до пяти человек в штате), которые работают на безвозмездной основе, а издержки (отчеты, минимальные расходы для организации мероприятия) покрывают за счет средств руководителя, который также самостоятельно готовит и сдает в контролирующие органы нулевую отчетность. В частности, по данным опроса местных НКО, проведенного в 2017 году, почти 37 % НКО показали, что в 2017 году объем полученных ими средств составил менее 100 тыс. рублей.

Также следует отметить, что есть НКО, которые учреждены или созданы при поддержке или непосредственно государственными органами. К этой категории можно отнести спортивные клубы, которые часто регистрируются как автономные НКО. За 2017 год сумма поступлений от государства в виде грантов, субсидий и контрактов в такие клубы превысила 20 млрд рублей.

В составе сектора присутствует много, по сути, бюджетных учреждений или НКО, аффилированных с государством. Такой «организованный общественный сектор» в значительной мере занят обслуживанием государственного заказа. В свою очередь, это приводит к огосударствлению третьего сектора.

Более того, в отдельных случаях НКО регистрируется исключительно для участия в конкурсах и получения субсидий от государства, своеобразного осваивания господдержки. Сформировался пласт НКО, специально ориентированных под участие в грантовых конкурсах и государственных проектах (посредники, консультанты по продвижению грантовой заявки). Ярким примером являются данные Общественной палаты Кабардино­Балкарской Республики. В 2014 году местная общественная организация «Делай добро» получила президентский грант в размере 1 млн. рублей на создание всероссийской дискуссионной интернет-площадки «РосДиспут». Однако в сети данный проект отсутствует и, кроме названия, больше о нем

ничего не известно, как и о целом ряде других, имена инициаторов которых ничего не говорят в среде общественных активистов региона. По сути, такие организации не имеют прямого отношения к некоммерческой деятельности, а значит, на них не должны распространяться различные льготы и преференции. Однако действующее законодательство не позволяет провести градацию разных типов НКО, что является факторов неопределенности их эффективного функционирования.

Государство подходит ко всем НКО с едиными требованиями, что ограничивает возможности для введения дополнительных налоговых льгот и преференций для отдельных категорий НКО. Существует многообразие форм поддержки малого бизнеса (облегчение регистрации, отчетности, точечная поддержка), но ничего подобного нет в некоммерческом секторе. К НКО сегодня применяются те же требования по налоговым отчислениям, что и к коммерческому сектору. К примеру, не существует сниженной налоговой ставки на имущество и землю НКО, в связи с чем общественные организации, содержащие приюты и реабилитационные центры, зачастую вынуждены тратить на налоги до трети стоимости проекта.

Стимулирующие льготы не могут быть предоставлены всем НКО. Считаем целесообразным рассмотреть вопрос о выделении среди НКО различных категорий с разным налоговым режимом и соответствующими ему разными требованиями к отчетности и прозрачности.

Необходимы специальные подходы к регулированию деятельности благотворительных фондов, которые собирают пожертвования, более детализированную отчетность должны представлять НКО, которые претендуют на государственную поддержку. При этом необходимо законодательное разграничение коммерческой и некоммерческой деятельности, чтобы НКО не использовались для оптимизации налогообложения.

Неструктурированность третьего сектора приводит к весьма жестким требованиям к регистрации НКО, на которую жалуются в первую очередь представители небольших СО НКО, составляющих подавляющее большинство сектора. Исследование данных проблем свидетельствует о том, что в реальных условиях регистрация и поддержание статуса НКО сложнее, чем регистрация и поддержание статуса предпринимателя. Проще открыть ООО, чем НКО, и нередко некоммерческие инициативы регистрируются как бизнес. С одной стороны, учитывая, что многие НКО собирают частные пожертвования и претендуют на государственную поддержку, это оправданно, с другой - для небольших социально ориентированных инициатив служит барьером при вхождении в сектор.

Последние годы отмечены ростом государственных мер в пользу третьего сектора - это увеличение грантовой поддержки, допуск НКО к оказанию социальных услуг в бюджетной сфере. Безусловно, подобные государственные меры - важные шаги в направлении повышения финансовой устойчивости некоммерческого сектора. В значительной мере государство сегодня инициирует развитие некоммерческого сектора в стране.

Основной формой государственной поддержки СО НКО сегодня выступают субсидии (гранты) из бюджета Федерации. Общие ассигнования на финансирование деятельности СО НКО увеличены с 8 млрд. в 2015 году до 11,2 млрд. рублей в 2016 году. В 2017 году только по программе президентских грантов на поддержку НКО направлено 7 млрд. рублей.

Финансирование программ поддержки СО НКО из федерального бюджета в 2015-2016 годах приведено в таблице 8.

Таблица 8 - Финансирование программ поддержки СО НКО из федерального бюджета в 2015-2016 годах[29]

Государственный орган Российской Федерации, оказывающий финансовую поддержку СО НКО Объем государственной финансовой поддержки, представленной СО НКО

(тыс. рублей)

Количество СО НКО, получивших финансовую поддержку
2015 2016 Динамика

+/-

2015 2016 Динамика

+/-

Управление делами Администрации Президента Российский Федерации 4 228 200 4 589 900 +361700 1 377 1 579 +202
Минэкономразвития

России

859 000 - - 3 964 - -
Минкультуры

России

2 077 372 4 136 443 -1663729 199 227 +28
Минтруд России 765 598 2 320 439 -1554841 17 30 +13
Минобрнауки

России

- 86 373 +86373 16 +16
Росмолодежь 74 000 103 200 +29200 44 100 +56
ФСКН России 10 200 - - 8 - -
МЧС России 100 000 90 000 -10000 7 19 +12
Итого 8 114 390 11 326 355 +3211965 5 616 1 971 -3645

В 2017 году изменилась система государственной поддержки НКО: создан единый оператор - Фонд президентских грантов.

Результаты его работы свидетельствуют, что качество конкурсного отбора заявок улучшилось, повысилась прозрачность распределения и расходования грантовых средств, внедрена система электронного документооборота и обратной связи с заявителями. На конкурс поступило значительное количество заявок. Более 80% обладателей грантов - представители регионов.

Для некоммерческих организаций создан новый функционал - возможность подать проект на софинансирование: такой проект получает

финансовую поддержку и государства, и бизнеса через инструменты фандрайзинга.

Считаем, что необходимо более широко распространять такую практику на все виды государственной поддержки СО НКО, чтобы воспитывать умение самостоятельно находить ресурсы для устойчивого развития и избегать превращения НКО в квазигосударстванные структуры.

Что касается поддержки некоммерческих организаций из бюджетов субъектов Российской Федерации, то здесь проявляются негативные последствия упразднения с 2016 года программы софинансирования на конкурсной основе региональных программ поддержки СО НКО из федерального бюджета. Ряд регионов в отсутствие федерального финансирования не только не сократили, но даже увеличили поддержку региональных СО НКО, однако в большинстве регионов сохранение таких программ, особенно в условиях бюджетного дефицита, имеет высокие риски. И уже сейчас ясно, что в отсутствие федеральных стимулов, единая система целей, принципов, критериев, мер развития СО НКО может распасться. Считаем целесообразным восстановить федеральное конкурсное софинансирование региональных программ поддержки СО НКО.

Грантовая поддержка НКО на уровне регионов менее открыта и упорядоченна. Необходимо ввести в обязательную практику публикации в открытом доступе не только сведений о получателях бюджетных средств и поддержанных проектах, но также о результатах реализации проектов.

Региональным властям следует расширять нефинансовые формы поддержки НКО, они довольно разнообразны - это безвозмездное предоставление помещений, в том числе в вузах, общественных учреждениях, школах, библиотеках, клубах, информационная, материальная поддержка, например, тиражирование материалов. При этом в большинстве регионов отсутствует открытая и понятная информация о доступных для НКО формах нефинансовой поддержки. Есть случаи, когда помещения

арендуются по льготной ставке от имени НКО, а в реальности используются под коммерческие цели. Сегодня актуально создание единого электронного навигатора с открытой информацией по всем доступным помещениям для НКО - по примеру навигатора для малого бизнеса.

Оценить общий объем государственной поддержки третьего сектора на основе существующей статистики весьма проблематично. Если ориентироваться на данные Росстата, то в 2016 году совокупные поступления в адрес СО НКО из федерального бюджета составили 28 млрд. рублей, из бюджетов субъектов Российской Федерации - 49 млрд. рублей, из муниципальных (местных) бюджетов - 10 млрд. рублей, из государственных внебюджетных фондов - 6 млрд. рублей. В тоже время речь идет о получении автономными НКО государственных субсидий, которые распределяются вне закона о государственных закупках. В числе получателей государственной поддержки - НКО, созданные при казенных социальных учреждениях, профессиональные спортивные клубы, которые только формально можно отнести к институтам гражданского общества.

Отдельно необходимо выделить кризисную составляющую в деятельности некоммерческих организаций относительно того, что они не имеют возможности получать прибыль. Здесь сохраняются низкие заработные платы, некоторые НКО даже не в состоянии содержать бухгалтера и юриста. Между тем, на наш взгляд, третий сектор - важный работодатель, а в перспективе - значимая часть экономики.

Необходимо НКО, которые хотят сами зарабатывать, оказывая услуги или продавая товары, обучать, чтобы они находили средства на новые проекты, могли платить зарплату сотрудникам, так как это важнейшая составляющая устойчивости НКО, снижения риска и неопределенности.

В апреле 2018 года Государственная дума в третьем чтении приняла законопроект, который вносит в Налоговый кодекс поправки,

освобождающие граждан от уплаты налога на доходы физических лиц при получении денежных средств из президентских грантов.

Это очень ожидаемая мера, которая обеспечивает справедливое налогообложение некоммерческих организаций и волонтеров. Поправки позволят снять обременение с тех выплат, которые НКО производят в адрес добровольцев или каких-либо благополучателей. Волонтеры будут освобождены от уплаты НДФЛ при условии, что они получили помощь в натуральном выражении, например в виде оплаты билета до места, где они будут осуществлять свою добровольческую деятельность, а также проживания, питания и прочих нужд.

Такие меры позволят увеличить горизонт стратегического планирования в некоммерческих организациях и повысят их эффективность, поскольку поставят перед НКО задачу оценивать социальный эффект от проектов, более ответственно подходить к расходам. Определенным ориентиром в данном направлении могут служить успешные проекты в области социального предпринимательства.

В сложившейся условиях в регионах Российской Федерации появляются НКО, которые умеют находить дополнительное финансирование, привлекать добровольцев, готовы взять на себя ответственность и отчитываться перед государством за потраченные деньги. Однако их немного, у большинства НКО нет штатных сотрудников, четкой системы управления организацией и профессиональной бухгалтерии, то есть наличие неблагоприятных факторов, требующих антикризисного воздействия налицо.

Правовую, консультационную, информационную и организационную поддержку некоммерческих организаций в регионах оказывают ресурсные центры, добровольческие центры, центры инноваций в социальной сфере. По нашему мнению, данные центры могли бы заняться обучением сотрудников НКО основам правовой и финансовой грамотности.

В 2017 году ресурсные центры для НКО действовали только в 31 регионе, а всего по стране работают 234 ресурсных центра. Безусловно, этого недостаточно, ведь ресурсные центры могли бы, помимо оказания консультационных услуг, создавать условия для совместных проектов, помогать обмениваться положительным опытом, тиражировать лучшие практики социального служения. После окончания программы поддержки ресурсных центров по линии Минэкономразвития России государственная поддержка таких центров осуществляется по линии Фонда президентских грантов. Следует рассмотреть возможность регулярного финансирования ресурсных центров из региональных бюджетов. В ближайшей перспективе следует учредить такие ресурсные центры в регионах России, например, на базе региональных общественных палат. Должна формироваться и сеть муниципальных ресурсных центров.

Важной является роль Общественной палаты Российской Федерации как центра компетенций, выполняющая роль «открытого университета», собирающего информацию о социально значимых проектах, который будет формировать культуру общественного договора бизнеса, власти и общества, определять и координировать методическое сопровождение институтов общественного контроля, независимой оценки качества социальных услуг, добровольчества, благотворительности и социального предпринимательства.

Неблагоприятным фактором, снижающим устойчивость развития некоммерческих организаций, является дефицит доверия между общественным сектором, государством и НКО, который не позволяет развиваться сектору, не дает активно внедрять институты общественного контроля и общественной взаимопомощи.

Одна из причин такого недоверия - наличие в секторе мошеннических организаций, мимикрирующих под фонды и НКО. Неочевидна граница внутри самого сектора НКО - объединениями граждан вокруг тех или иных тем и проблем и учрежденными государством крупными фондами и

организациями, которые являются НКО по форме, но не по сути. На их содержание государство расходует огромные денежные средства, которые искажают представления о поддержке некоммерческого сектора в стране.

НКО и гражданские активисты мало и редко взаимодействуют друг с другом. Так, региональные общественные палаты полностью ориентированы на взаимодействие с зарегистрированными НКО, поэтому там редко можно встретить гражданских активистов.

В 2017 году уровень доверия к третьему сектору вырос: по мнению Общественной палаты Российской Федерации 66% россиян доверяют деятельности НКО и гражданских объединений[30].

По мнению экспертов, во-первых, многие не понимают, что советы ветеранов, профсоюзы, спортивные секции, в которые они ходят, художественные кружки, в которых занимаются их дети, являются НКО.

Многие резонансные общественные акции (к примеру, «Бессмертный полк») также результат деятельности конкретных активистов. Однако эти акции или организации не воспринимаются как НКО, поскольку они естественное окружение каждого из граждан России, часть жизни. Потому при опросах фиксируется, как правило, отношение к другим НКО, к помощи которых приходится прибегать редко, о деятельности которых нет достаточных сведений.

Кроме того, в секторе НКО слабо развито саморегулирование, мало площадок для объединения и консолидации, сектор разобщен, что приводит к появлению разного рода мошенников в сфере благотворительности, подставных НКО, созданных для реализации политических или коммерческих проектов.

Мировая практика показывает, что магистральным путем повышения доверия общества к деятельности НКО является прозрачность и открытость их деятельности.

В России пока не укоренилась практика публичной отчетности НКО, подробная отчетность есть только у нескольких десятков организаций. На возобновивший работу в 2017 году конкурс отчетов НКО «Точка отсчета» было подано только 244 отчета. С одной стороны, у многих организаций нет времени и ресурсов для их написания, с другой стороны - нет никакой внешней мотивации, а внутренняя мотивация у НКО крайне низкая, даже у благотворительных фондов.

Между тем прозрачность НКО нужна не только государственным органам, но и всему обществу. Стоит отметить, что в большинстве стран с развитым третьим сектором существует система градации НКО по уровню публичной отчетности. Доступ НКО к программам государственного финансирования, налоговым и иным льготам и преференциям предполагает предоставление организацией более подробных сведений о своей деятельности, включая финансовые потоки, иными словами, более жесткие требования к прозрачности. Потому разграничение категорий НКО предполагает введение более гибкой системы отчетности. Следует подумать о разработке стандартов отчетности НКО по аналогии со стандартами нефинансовой отчетности коммерческих компаний. Этот стандарт мог бы стать основой для коммуникаций НКО с внешним миром, в том числе с донорами и грантораспределяющими структурами.

Значительное влияние на структуру и состояние инфраструктуры поддержки НКО оказывает так называемое «длинное финансирование», т.е. финансирование проектов и программ сроком от 1 года и более. Влияние на структуру и состояние инфраструктуры поддержки НКО оказывает прежде всего государственное и муниципальное финансирование, но оно не заменяет собой международное финансирование как по объемам средств, так и тематической направленности, удобности. Кроме того, федеральное субсидирование региональных программ само по себе ведет к «удвоению» социальной результативности поддержки НКО на региональном уровне. С

другой стороны, международное финансирование, при всех сложностях с его получением сегодня, также имеет дисбаланс в правозащитную тематику. Они не всегда могут получить финансирование на ту деятельность, которая стоит на «российской повестке дня», в т.ч. в вопросах поддержки инфраструктурных проектов. В этой ситуации при отсутствии наработанных практик по привлечению местных средств частных благотворителей организации инфраструктурной поддержки находятся просто под угрозой исчезновения, особенно в условиях угрозы внесения в реестре организаций, исполняющих функции иностранного агента. Государственное и муниципальное финансирование как уже подчеркивалось выше, не заменяет в полной мере международного финансирования.

Отсутствие четкой и прозрачной системы оценки мониторинга по разным программам финансирования инфраструктуры поддержки НКО также рождает «общую неопределенность» в необходимых объемах поддержки этой инфраструктуры, каков спрос и кто заказчик на эту инфраструктуру.

Анализ современного состояния некоммерческих организаций в России позволяет сделать о том, что на их эффективное функционирование и развитие большое значение оказывают кризисных явлений объективного и субъективного характера.

- недооценка со стороны органов управления и бизнеса потенциала «третьего сектора»,

- бюрократизм в управленческих структурах,

- невосприимчивость администрации региона к общественным запросам,

- нехватке опыта у НКО и у государственных органов в установлении конструктивных отношений друг с другом,

- изолированность и разрозненность НКО,

- отсутствие координации между некоммерческими организациями и гражданскими активистами разных регионов,

- недоверие общества к деятельности некоммерческих организаций,

- сложности поддержания постоянного устойчивого бюджета организации и привлечения дополнительного финансирования для некоммерческой организации,

- трудности с оформлением, подачей заявки на участие в конкурсе и последующей отчетностью по грантовой программе,

- на сайтах большинства НКО, получающих президентские гранты, отсутствуют программные и финансовые годовые отчеты, у многих вообще нет сайта,

- сотрудникам НКО не хватает знаний и компетенции для реализации системных проектов,

Проведенный анализ состояния и динамики развития некоммерческого сектора в России показывает, что «третий сектор», который уже является крупным работодателем (в нем трудоустроено около 1 млн россиян), пока не стал значимым фактором экономической жизни страны. По разным оценкам, вклад некоммерческого сектора в ВВП страны составляет менее 1% [169]. С учетом того, что в странах с развитым некоммерческим сектором его вклад в экономику достигает 10%, в России существует огромный потенциал для роста всего сектора.

Экономическая основа развития некоммерческого сектора формируется из разнообразных источников. Для некоммерческих организаций наиболее значимым является вопрос экономической устойчивости организации, которая позволяет реализовывать долгосрочные программы. Устойчивость предполагает привлечение различных источников финансирования, превентивное управление и мониторинг воздействия неблагоприятных факторов, лучшее прогнозирование и более полную осведомленность о планах доноров и государства.

2.2

<< | >>
Источник: Суровнева Анна Александровна. ФОРМИРОВАНИЕ АНТИКРИЗИСНЫХ СТРАТЕГИЙ НЕКОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Орел - 2018. 2018

Еще по теме Анализ современного состояния некоммерческих организаций в России, роль и место кризисных явлений в их деятельности:

  1. 1.2. Современное состояние банковской системы, её роль и место в рыночной экономике
  2. Роль и место финансового анализа в современном развитии экономики и его взаимосвязь с экономическим анализом
  3. 9.4. Место и роль финансового анализа в аудиторской деятельности
  4. Место и роль экономического анализа в управлении организацией. Результаты анализа как база обоснования и принятия управленческих решений.
  5. Костак Р.М.* Сетевые формы организации бизнеса как фактор борьбы с кризисными явлениями в экономике
  6. 5.5 Роль некоммерческих корпоративных объединений в России
  7. Кризисные процессы советского периода как предпосылка социально-экономического кризиса в современной России
  8. Идентификация кризисов в деятельности некоммерческих организаций
  9. Роль анализа финансового состояния предприятия и задачи анализа структуры стоимости его имущества
  10. Кризисные явления в экономике зарубежных стран
  11. Гутник А.В.* Британская специфика развития кризисных явлений в экономике
  12. 2. Место и роль современной промышленности в мировой экономике.
  13. 7.1. Анализ эффективности работы некоммерческих организаций
  14. 16 вопрос. Финансы учреждений и организаций, осуществляющих некоммерческую деятельность.