<<
>>

1.1 Государственно-частное партнерство как инструмент взаимодействия власти и бизнеса в социально-экономическом развитии региона

В настоящее время большинство политиков, экономистов, экспертов и исследователей при оценке современной социально-экономической ситуации в РФ ведущую роль отводят развитию составных частей страны - ее регионам.

С этим нельзя не согласиться, так как для России характерна чрезвычайно обширная территория с большой дифференциацией субъектов РФ по множеству показателей. При этом регион рассматривается как открытая социально-экономическая система.

Следует отметить, что изучение региона как единой социально­экономической системы продолжает оставаться дискуссионной темой в современной региональной науке и единого выработанного подхода к определению, как проблематики регионального социально-экономического развития, так и инструментам региональной экономической политики сегодня нет.

Официальная трактовка данного термина дается в Указе Президента РФ 803, где под регионом понимается «часть Российской Федерации, обладающая общностью природных, социально-экономических, национально-культурных и иных условий»[1].

В различных словарях район трактуется как административно­территориальная единица внутри страны, большого города, а также во втором значении - как местность, выделяющаяся каким-либо признаком,

особенностью[2].

С экономической точки зрения под термином «регион» принято понимать «территориально специализированную часть народного хозяйства единством целостностью страны, характеризующуюся воспроизводственного процесса»[3].

В таблице 1 приведены различные трактовки дефиниции «регион»[4].

Таблица 1 - Трактовка термина «регион» в отечественной региональной науке (составлена автором)

Автор Трактовка термина «регион»
А.Г. Гранберг «определенная территория, отличающаяся от других территории по ряду признаков и обладающая некоторой целостностью, взаимосвязанностью составляющих ее элементов»
В.
И. Сигов
«экономическая и социальная общность. В регионах складываются территориальные общности, обусловленные взаимосвязью их членов экономическими и социальными отношениями, в том числе к природной среде». В рамках данных территориальных общностей происходит обмен между людьми всеми ведущими видами деятельности, которые обеспечивают общественное

воспроизводство. В следствие этого они работают как относительно самостоятельные социальные образования»

Б.А. Райзберг,

Л.Ш. Лозовский,

Е.Б. Стародубцев

«область, район, территория, часть страны, отличающиеся естественных и исторически сложившихся экономико­

географических условий и национального состава населения»

А.Б. Алаев «территория, отличающаяся по совокупности насыщающих ее элементов от других территорий, а также обладающая единством, взаимосвязанностью составляющих элементов, целостностью»

Анализ определений, приведенных в таблице 1, позволяет заключить, что в современной литературе регионы рассматриваются в качестве пространственных социально-экономических систем, располагающих той или иной степенью самостоятельности.

Ю.И. Трещевский и Е.М. Исаева отмечают, что особенностью регионов как институциональных систем является наличие в них совокупности субъектов, ориентированных на принципиально различные ценности, содержание которых вытекает из характера образующих их институтов[5].

В таблице 2 автором обобщены функции и цели институциональных подсистем региона.

Таблица 2 - Функции и цели институциональных подсистем региона

(составлена автором)

Институциональная подсистема Функции подсистемы Цели подсистемы
Коммерческие организации Удовлетворение потребностей общества в работах, товарах и услугах Получение прибыли

Увеличение доли рынка Снижение издержек

Некоммерческие организации Удовлетворение духовных, культурных,

социальных, образовательных и иных потребностей общества

Реализация социальных

программ и проектов

Домохозяйства Воспроизводство человеческого капитала Рациональная максимизация благосостояния
Органы власти и управления Обеспечение устойчивости развития

региона

Повышение уровня соц.- экономического развития региона

Рост благосостояния

населения

Рост доходов населения и бюджета Увеличение

валового регионального

продукта Увеличение

объема инвестиций и т.д.

Эффективность модернизации экономики и социальной сферы

предполагает моделирование механизмов взаимодействия между институциональными подсистемами региона, прежде всего, государством и бизнес-сообществом, координирующих усилия сторон и обеспечивающих

баланс интересов бизнеса и различных социальных групп в целях повышения уровня социально-экономического развития территории.

Подобное взаимодействие - можно определить, как совокупность самых различных взаимоотношений, выстраиваемых между бизнесом и государством. Это могут быть взаимоотношения в сфере финансов, права, управления и многих других сферах где сталкиваются и взаимодействуют интересы государства и бизнеса и направленных с одной стороны на достижение собственных интересов каждой из сторон, а также при определенных условиях на достижение общих стратегических целей социально-экономического развития территории, включая устойчивое развитие хозяйственных и социальных комплексов российских регионов, а также их инновационную модернизацию.

В результате действия такой системы сдержек и противовесов формируются разнообразные территориальные структуры взаимосвязей субъектов, которые можно определить, как региональные модели взаимодействия власти и бизнес-структур.

Такие модели, являясь отражением уровня и характера развития региональной экономики, а также принятого в регионе подхода к осуществлению государственного управления являются уникальными для каждой конкретной территории. От их действия оказывается во многом зависимы результаты социально-экономического развития региона, формирующийся в нем потенциал самостоятельно решать возникающие перед ним проблемы, ставить цели, а также создавать необходимые ресурсы их достижения.

Иными словами, такое взаимодействие власти и бизнес-структур формирует новый потенциал и ресурсы развития региона и напротив - неуспешное, проблемное взаимодействие власти и бизнес-структур рождает новые проблемы, требующие отвлечения региональных ресурсов для их

преодоления.[6]

Самое главное, что от этого взаимодействия, формирующейся в регионе модели взаимодействия власти и бизнес-структур зависят все участники региональной экономической системы, её способность к развитию и самосовершенствованию.

Для того чтобы такая модель отношений сформировалась необходимы определенные рамки: финансово-экономические, организационно­

управленческие и правовые, создающие основу для формирующихся отношений. Немаловажным здесь является и возможность непосредственной реализации всеми вовлекаемыми субъектами своих интересов, обеспечение заинтересованности в функционирование такой модели взаимодействия. Только взаимовыгодное сотрудничество способно обеспечить вовлечение новых бизнес-структур, их активное включение в государственные программы развития. Поэтому правильным отражением сути такого взаимодействия является понятие «партнерства», характеризующего модель взаимодействия власти и бизнес-структур как равноправных и взаимозаинтересованных

7

участников.[7]

При этом первое место в данной системе отношений имеет власть, поскольку именно от нее зависит формирование необходимых условий взаимодействия и первые шаги по привлечению в систему ГЧП новых участников. Очевидно, что власть должна выступить и гарантом соблюдения прав и интересов бизнес-структур.

При этом интерес в власти в данной системе взаимодействия вполне очевиден - поскольку в случае удачной конфигурации модели взаимодействия с бизнес-структурами она получает дополнительные возможности для

обеспечения целей регионального социально-экономического развития, повышения качества жизни населения, экономии бюджетных расходов, получает дополнительные доходы в виде налоговых платежей от создаваемых предприятий ГЧП и т.д.

Систематизация научной литературы позволила нам выделить основные модели взаимодействия региональной власти и бизнес-структур (таблица З)[8].

Таблица 3 - Основные модели взаимодействия региональной власти и бизнес-структур (составлена автором)

Название модели Содержание модели
Базовые модели взаимодействия власти и бизнеса по М.В. Кивариной
Атомистическая модель Данная модель применима в ситуации экономической слабости частнопредпринимательского сектора, неоднородного,

состоящего из отдельных разрозненных конкурирующих между собой структур. При этом характер взаимодействия власти и бизнеса может быть как односторонним (лидерство власти), так и двусторонним (частное). Бизнес и власть совместно разрабатывают правила и инструменты регулирования экономики

Ассоциированная модель Модель ориентирована на сотрудничество с различными субъектами экономики для обеспечения стабильного развития народного хозяйства. Она предполагает, что задачей государства является разработка общих «правил игры», а бизнес выступает в роли социально ответственного субъекта гражданского общества.
Модели взаимодействия власти и бизнеса по К.Ю. Кисель
Идеальная (теоретическая модель) Исходя из названия модель отображает принципы

взаимодействия в идеальных условиях, при которых частнопредпринимательский сектор совместно с государством вырабатывает правила и игры и делегирует власти контроль за их соблюдением. Обязательства участников взаимодействия фиксируются: бизнес-сообщество обязуется уплачивать налоги и воспроизводить экономические ресурсы, а государство, в свою очередь, обеспечивает создание необходимой инфраструктуры.

Нормативная модель Основывается на сформировавшихся в той или иной стране формализованных нормам, правилах и опыте взаимодействия власти и бизнеса

Реальная

институциональная

модель

Является расширенной версией нормативной модели, поскольку отражает не только формализованные нормы и правила, но и сложившиеся неформальные основы взаимодействия государства и бизнеса
Основные модели взаимодействия бизнес - структур и органов государственной власти в регионах РФ по Р.Ф. Туровскому
Функциональная модель Предполагает позиционирование власти и бизнеса как

самостоятельных не связанных субъектов, функционирующих в разных сферах. Однако, в некоторых случаях, когда это становится взаимно выгодно, власть и бизнес могут осуществлять взаимодействие ради достижения общих целей. В этом значении они проявляют свою субъектность в качестве партнеров, обладающих разными ресурсами и целями деятельности.

Партнерская модель Характеризуется ровными партнерскими отношениями

государства и бизнеса, основанными на общности интересов, обусловленных социально-экономическим развитием региона. Данная модель рассматривается автором как оптимальная, что обусловлено отсутствием коррупционной составляющей взаимодействия и инициативной позицией власти.

Модель государственного патронажа Власть применяет широкий спектр инструментов воздействия на бизнес с целью давления и подчинения своим интересам, в результате чего происходит градация бизнес-структур на «лояльные» и «нелояльные» и формирование системы преференций для «лояльного» бизнеса. Сращивание властных структур с «лояльным» бизнесом становится основой коррупции
Симбиотическая модель Основывается вовлечении власти и бизнеса в деятельность друг друга. При этом доминируют интересы власти, но интересы бизнеса учитываются и обеспечивается их реализация в процессе взаимной деятельности. Важным моментом также является и то что в сферу такого учета интересов бизнеса попадают не только бизнес-структуры наладившие взаимодействие власти и бизнеса, но и посторонние. В этом случае речь идет о создании властью условий для реализации партнерской деятельности, определении «правил игры».
Конфликтная модель В рамках данной модели отсутствуют постоянные и стабильные отношения между властью и бизнес-структурами.

Взаимодействие носит конфликтный характер, основанный на борьбе за ресурсы с использованием не только экономических, но и политических рычагов давления

Анализ представленных моделей позволяет заключить, что современным реалиям социально-экономического развития регионов РФ в наибольшей степени отвечает партнерская модель взаимодействия власти и бизнеса (по Туровскому Р.Ф.). Такая модель предполагает кооперацию всех институциональных подсистем региона, и, в первую очередь, бизнеса и органов власти для обеспечения устойчивого развития социально­

экономической системы региона как единого целого.

Объективный характер партнерства состоит в том, что два основных сектора экономики - частный и публичный - не разделены непреодолимым барьером, а находятся в постоянном взаимодействии. В рамках данной модели инструментом взаимодействия и сотрудничества органов власти и бизнес- структур выступает государственно-частное партнерство (ГЧП). Также иногда используется термин публично-частное партнерство и частно­государственное партнерство. Однако все это определения общего понятия. В данное работе используется термин «государственно-частное партнерство» (ГЧП), как наиболее распространенный в российском и мировой практике, а также нашедший отражение в российском законодательстве.

Обычно, когда говорят о государственно-частном партнерстве говорят о крупных инфраструктурных проектах, куда государство привлекает бизнес, стремясь снизить расходы на строительство и содержание инфраструктуры. Так в ГЧП попадают проекты в сфере транспорта (автомобильные, железные дороги, мосты, аэропорты), а также энергетики и жилищно-коммунальной инфраструктуры (энергосистемы, водо-, тепло-, газоснабжение, водоотведение и объекты утилизации твёрдых бытовых отходов).

Однако опыт развитых стран мира показывает возможности применения ГЧП и во многих других сферах: социальное обслуживание населения, туризм, оборона, тюрьмы, освоение космоса, молодежная политика и многое другое.

Особое место в системе ГЧП имеют социальные объекты и социальная инфраструктура, поскольку от качества их функционирования прямо зависит значение показателей качества жизни населения. Это различные проекты в сфере образования, здравоохранения, спорта и культуры. Государственных ресурсов для развития этих объектов может быть недостаточно, кроме того они требуют большого внимания со стороны государства, которое в силу сложности стоящих перед ним задач, оказывается просто не в состоянии обеспечить должный уровень развития социальной инфраструктуры и

9

качества предоставляемых ею услуг.[9]

Привлечение в эту сферу бизнеса становится хорошим решением для диверсификации усилий, разделению финансовых обязанностей и рисков при обеспечении должного уровня качества социальных услуг.

Использование ГЧП позволяет государству решить сразу несколько задач:

- обеспечить экономию бюджетных средств;

- повысить качество реализации проекта за счет привлечения в проект высококлассных менеджеров и дополнительных финансовых источников;

- обеспечить длительную эффективную эксплуатацию проекта;

- реализовать сразу несколько проектов в условиях ограниченности финансовых и управленческих ресурсов.

Кроме того, в длительной перспективе использование ГЧП будет вести к таким эффектам как рост конкуренции на рынке среди предпринимателей за право участвовать в проектах ГЧП, что обеспечит повышение качества работы всей экономической системы региона. Кроме того, длительные сроки использования ГЧП будут вести к росту требований к такому понятию как «деловая репутация» и ответственность бизнеса. Такие условия направлены на улучшение позиций бизнеса на рынке, сформировать положительное отношение к себе со стороны власти, населения региона и других бизнес- структур.

Для бизнеса преимущества ГЧП также вполне очевидны. Прежде всего, ГЧП открывает доступ бизнесу к административному ресурсу, возможности более эффективно коммуницировать с властью по широкому кругу самых разнообразных вопросов, также ГЧП открывает бизнесу доступ к государственным крупным проектам, реализация которых была бы для него

невозможной в других условиях, также ГЧП делает возможным получение бизнесом доступа к государственному финансированию, а также банковскому кредитованию, но уже под гарантии государства. Самое главное, что бизнес, как коммерческая структура, получает в проектах ГЧП гарантии от государства по минимальной доходности, возвратности вложенных средств, а в случае длительного пользования объектом еще и возможность предоставления на его базе своих услуг. Причем все это происходит при патронаже и всеобъемлющей поддержке со стороны государства.

Остановимся подробнее на значении термина «государственно-частное партнерство», который широко представлен в отечественной и зарубежной литературе.

Среди зарубежных исследователей ГЧП следует выделить труды Э. Аткинсона[10], М. Булт-Спиринга[11], Дж. Делмона[12], Э.Р. Йескомба[13], М.К. Льюиса[14], П. Розенау, Дж.Ю. Стиглица, Г. Таллока[15], Э. Фаркухарсона, В. Хаама и Дж. Копенхама[16] и многих других.

Дж. Делмон дает широкую трактовку рассматриваемой дефиниции, понимая под ней любые контрактные или юридические отношения между государством и частным сектором имеющая своей целью улучшения качества обслуживания населения и создания новых видов товаров и услуг,

обеспечивающая улучшение качества жизни населения и условий ведения бизнеса. При этом авторы всячески подчеркивают необходимость отделения ГЧП от контрактных форм взаимоотношений государства и бизнес-структур, поскольку целью первых является передача обязанностей, а вторых создание новых продуктов и услуг с опорой на объединяемые ресурсы и возможности государства и бизнес-структур[17].

П. Розенау полагает, что ГЧП возникло как юридическая форма кооперации, способная устранять дефекты рынка, и характеризующаяся синергетическим эффектом от совмещения преимуществ партнеров[18].

В. Хаам и Дж. Копенхам трактуют ГЧП как длительную по времени кооперацию усилий публичного и частного секторов экономики, направленную на разработку совместных продуктов и услуг и позволяющую при этом использовать совместные источники финансирования и распределять риски от такой деятельности[19].

Обзор зарубежных источников позволил выделить несколько концептуальных подходов к сущности данного явления, обусловленные различиями в понимании значимости ГЧП в экономике.

Первый подход основан на обобщенном понимании ГЧП как любого взаимодействия частного и публичного секторов, в том числе, благотворительность, социальная ответственность бизнеса и прочее.

Второй подход рассматривает ГЧП как элемент концепции «нового государственного управления» и альтернативу приватизации стратегических объектов государственной собственности. Такая позиция предполагает использование ГЧП в качестве инструмента государственного регулирования

20

экономики[20].

Среди российских специалистов различные аспекты ГЧП нашли свое отражение в работах таких авторов, как А.А. Алпатов[21], Г.А. Борщевский[22], В.Г. Варнавский[23], А.Г. Зельднер[24], Н.А. Игнатюк[25], В.Н. Иванов[26], В.А. Кабашкин[27], В.Ю. Катасонов[28], В.В. Максимов[29] и др.

Г.А. Борщевский рассматривает ГЧП как механизм привлечения государством частного сектора к выполнению различного рода работ по строительству и обслуживанию объектов общественной инфраструктуры, а также предоставлению публичных услуг с использованием этих объектов для достижения целей развития территории. Формой реализации ГЧП выступает соглашение о ГЧП на условиях взаимовыгодного сотрудничества, разделения

30

рисков, компетенций и ответственности[30].

По мнению А.Г. Зельднера ГЧП можно рассматривать как систему институтов и механизмов, предполагающую учет специфики ГЧП-проекта и его юридическое оформление с определением взаимных обязательств,

распределением ответственности и рисков между субъектами рыночных отношений[31].

По версии В.А. Кабашкина целью партнерского взаимодействия в рамках ГЧП является совместное удовлетворение общественных потребностей, основанное на взаимных интересах, путем объединения имеющихся у обеих сторон ресурсов, при одновременном распределении полномочий, ответственности и рисков[32].

Т.А. Сибурина считает, что «государственно-частное партнерство - это исторически сложившаяся и нормативно урегулированная система взаимоотношений власти и бизнес-сообщества»[33]. Этой же точки зрения придерживаются и другие исследователи.

Анализ представленных определений понятия государственно-частное партнерство позволяет сделать вывод о том, что это термин, прежде всего, отражающий совокупность механизмов привлечения ресурсов частнопредпринимательского сектора, используемых властными структурами для удовлетворения общественных интересов и охватывающий большое разнообразие отношений между бизнесом и государством в целях достижения значимых социальных и экономических эффектов для общества[34].

Таким образом, для выработки обобщенного определения исследуемого понятия целесообразно выделить из рассмотренных мнений сущностные характеристики ГЧП, к которым можно отнести:

- предоставление публичных (общественных) услуг;

- взаимовыгодный характер взаимодействия;

- средне- или долгосрочные отношения;

- множество партнеров;

- разделение рисков, доходов и ресурсов между партнерами.

Вместе с тем, рассмотренные выше трактовки термина ГЧП имеют существенные недостатки:

1) в качестве субъектов такого партнерства рассматриваются две институциональные подсистемы региона - органы власти и частнопредпринимательский сектор (коммерческие организации). Подобный подход к трактовке данного термина сужает его сущность до взаимовыгодного сотрудничества только исходя из интересов указанных субъектов;

2) в рассмотренных определениях не отражается принципиально важный аспект данного инструмента взаимодействия - противоречивость целей деятельности и интересов институциональных подсистем региона;

3) многие определения не обоснованно сводят сферу применения ГЧП лишь к инвестиционному сотрудничеству[35].

Если обратиться к опыту использования механизма ГЧП, то он показывает, как положительные, так и негативные черты данного инструмента взаимодействия власти и бизнес-структур.

Так, к положительным чертам такого взаимодействия можно отнести появляющийся у государства опыт взаимодействия с частным сектором, выражающейся в лучшем понимании проблем частного сектора и требуемых мер государственной поддержки, не менее важным является и освоение государством более рыночных механизмов работы, основанных на эффективном использовании имеющихся ресурсов и требованиях к их экономии. Кроме того, привлечение частного сектора позволяет лучше решать социальные проблемы общества, быстрее решать проблемы инфраструктурного развития, создавать новые виды товаров и услуг, недоступные в традиционном публичном секторе.

Для бизнеса ГЧП означает приобретение новых возможностей в сфере коммуникаций с властью, получение административной поддержки для реализуемых проектов. Немаловажным является и привлечение дополнительного государственного финансирования, позволяющего реализовывать крупные проекты, недоступные в обычных условиях для бизнес-структур. Также важно указать и на то, что проекты ГЧП реализуются в интересах публичного сектора, т.е. общества.

Есть и негативный опыт участия бизнеса и власти в ГЧП. В основном он сводится к попыткам властных структур переместить груз ответственности и рисков в частный сектор, занять позицию контролера осуществляемых бизнесом действий. Это обстоятельство кране негативно сказывается на готовности бизнес-структур участвовать в ГЧП, а также сужает поле для манёвра при разработке продуктов и услуг, производимых бизнес- структурами. Кроме того, такое отношение ведет к нерациональному использованию государственных финансовых, правовых и управленческих ресурсов, отвлекает его внимание от результатов деятельности бизнеса, концентрируя их на процессе создания товаров и услуг. Самое главное, что в этом процессе происходит подмена целей деятельности всех участников ГЧП, их смещение с целей социально-экономического развития к целям реализации государственной социальной и экономической политики, что само по себе нарушает принципы ГЧП.

Подобная практика свидетельствует как о недостаточном уровне освоения инструментария ГЧП всеми субъектами, так и о слабой методологической проработке этого вопроса, не говоря уже о его правовом, управленческом, финансовом и другом решении.

Учитывая эти обстоятельства, автор считает возможным трактовать государственно-частное партнерство именно как инструмент согласования общих интересов и объединения ресурсов их достижения на условиях партнерства и вовлеченности разных субъектов в процессы экономического и социального развития территории (региона).

Подобный авторский подход к определению государственно-частного партнерства представлен на рисунке 1.

Рисунок 1 - ГЧП как инструмент взаимодействия публичной власти, бизнес- структур и структур гражданского общества в социально-экономическом развитии региона (составлен автором)

ГЧП представляет собой инструмент развития взаимодействия власти и бизнес-структур, основанного на признании партнерства и патисипативности структур, отличающейся их равноправием и ориентацией на реализацию их собственных интересов. Причем такое взаимодействие может иметь место в самых разных сферах деятельности. Это обстоятельство открывает возможность перед государственными властными структурами проектирования различных направлений развития ГЧП и вовлечения туда

предпринимателей на основе признания их интересов и вовлечения их интересов в сферу деятельности государственных органов. Такое объединение усилий позволяет повысить синергетический эффект от взаимодействия власти и бизнеса, создав новые дополнительные условия для деятельности каждого из них[36].

С этой позиции функции, которые реализует ГЧП можно классифицировать в зависимости от интересов институциональных подсистем региона:

1) функции, реализующие интересы органов власти, некоммерческих организаций и домохозяйств (социально-экономические интересы), имеют общую цель - повышение качества жизни населения, в результате чего могут быть объединены в одну группу. К числу таких функций нами отнесено:

- производство общественно-значимых благ;

- согласование структуры, объемов, цен и качества производимых общественно-значимых благ с социально-экономическими потребностями региона;

- создание благоприятных условий для социально-экономического развития региональной экономики, имеющее конечной целью обеспечение стратегической конкурентоспособности территории;

- решение проблемы дефицита бюджетных средств для целей социально-экономического развития региона и страны;

- сохранение права собственности и контрольных функций в социально значимых отраслях экономики;

- сокращение издержек по содержанию социальной инфраструктуры;

- повышение общей народнохозяйственной эффективности;

- повышение качества предоставляемых общественных услуг

(образование, здравоохранение, культура, физическая культура и спорт и пр.);

- повышение доступности общественных услуг посредством создания новых и модернизации существующих объектов инфраструктуры;

- создание новых рабочих мест;

- улучшение процедур оказания услуг населению и механизмов их

37

реализации[37];

2) функции, реализующие интересы коммерческих организаций (коммерческие и хозяйственные интересы):

- возможность доступа к долгосрочному гарантированному финансированию, минимизации части рисков при инвестировании;

- возможность получения льгот и преференций;

- формирование привлекательного имиджа и деловой репутации частного предпринимателя как добросовестного партнера;

- рост капитализации компании;

- расширение возможностей привлечения заемного капитала вследствие получения государственных гарантий;

- облегченная процедура получения различных заключений, лицензий и прочей документации, что связано с участием органов власти в проекте.

Следует отметить, что интересы бизнеса как институциональной подсистемы региона в системе ГЧП гораздо проще - это интересы собственников, акционеров и клиентов.

Подход, основанный на развитии ГЧП на основе объединения целей деятельности и возможностей бизнеса и власти, имеет целью сформировать условия для совместного достижения обеими субъектами своих интересов. При этом важным условием является именно согласование таких целей и создание общих условий для их деятельности, поскольку иными способами

обеспечит совместное не противоречащее друг другу достижение целей бизнеса и власти проблематично. Согласованные цели позволяют обеспечит привлечение дополнительных ресурсов, делая их вовлечение привлекательным для бизнеса. Это позволяет избежать ненужного в данном случае сопротивления со стороны бизнеса и возможного противодействия. Кроме того согласованные цели позволяют более правильно объединить и ресурсы бизнеса и власти создав условия для повышения результативности деятельности обеих вовлекаемых сторон.

Особенно нужно отметить, что каждая из сторон ГЧП имеет свои уникальные интересы и возможности их достижения. Так государство заинтересовано в решении задач социально-экономического развития территории, улучшении качества жизни населения, экономии бюджетных средств и реализации большого количества проектов. При этом власть обладает колоссальными финансовыми, организационно-управленческими и правовыми ресурсами, которые могут быть вовлечены в проекты ГЧП. Бизнес заинтересован в возможностях расширения своей деятельности, налаживании коммуникаций с властными структурами, открытии доступа к государственному финансированию и всеобъемлющей поддержке государства. В отличии от государства бизнес не обладает ни значительными финансовыми ресурсами, ни возможностью правового регулирования, однако он обладает уникальными компетенциями в сфере менеджмента и способен обеспечить эффективное управление.[38]

Таким образом, государственно-частное партнерство позволяет сформировать институциональную среду для совместного удовлетворения бизнесом и властью своих интересов [39].

Подводя итог, можно сделать следующие выводы.

В современных реалиях регионов РФ кооперация субъектов институциональных подсистем в целях обеспечения устойчивого развития региональной социально-экономической системы должна осуществляться в рамках партнерской модели взаимодействия власти и бизнеса, инструментом реализации которой выступает ГЧП.

Принципиальным моментом в реализации ГЧП является согласование изначально противоречивых социально-экономических и коммерческих интересов органов власти, населения и коммерческих структур и объединение их ресурсов для достижения общих целей социально-экономического развития.

Функции, выполняемые ГЧП как инструментом взаимодействия органов власти и бизнес-структур, можно классифицировать исходя из интересов институциональных подсистем региона.

<< | >>
Источник: ЧЕРНОВ ЕВГЕНИЙ СЕРГЕЕВИЧ. ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО В СОЦИАЛЬНО­ ЭКОНОМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ РЕГИОНА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Краснодар - 2019. 2019

Еще по теме 1.1 Государственно-частное партнерство как инструмент взаимодействия власти и бизнеса в социально-экономическом развитии региона:

  1. 1. Теоретико-методические основы партнерства власти и бизнеса в социально-экономическом развитии региона
  2. 3.2 Совершенствование государственно-частного партнерства в реализации приоритетных проектов социально-экономического развития Краснодарского края
  3. ЧЕРНОВ ЕВГЕНИЙ СЕРГЕЕВИЧ. ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО В СОЦИАЛЬНО­ ЭКОНОМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ РЕГИОНА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Краснодар - 2019, 2019
  4. 3 Основные направления и инструменты совершенствования государственно-частного партнерства в регионе
  5. 2.1 Тенденции развития государственно-частного партнерства в регионах Российской Федерации
  6. 1.2. Общие и специфические организационно-экономические особенности в реализации государственно-частного партнерства в основных подсистемах региона
  7. 2.2 Перспективы использования зарубежного опыта государственно­частного партнерства в решении социальных и экономических задач регионов Российской Федерации
  8. 2 Тенденции и перспективы развития государственно-частного партнерства регионах Российской Федерации
  9. 3.1 Экономико-организационное обеспечение и эффекты государственно-частного партнерства в социальной сфере Краснодарского края
  10. Направления и инструменты государственного управления структурными изменениями в регионах
  11. Сущность экономической структуры региона как системы и объекта исследования
  12. ХАРИТОНОВА ЕКАТЕРИНА НИКОЛАЕВНА. БЮДЖЕТИРОВАНИЕ КАК ИНСТРУМЕНТ ОПЕРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ПРЕДПРИЯТИЕМ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Москва - 2002, 2002
  13. Аксаков А.Г.. модель экономического развития России: концепция формирования и реализации. - М.: Издание Государственной Думы,2016. - 320 с., 2016
  14. СТОНОГИНА ЮЛИЯ БОРИСОВНА. БИЗНЕС-КОММУНИКАЦИИ В ЯПОНИИ КАК НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН. Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологии. Москва - 2015, 2015
  15. Глава 1. Характеристика государственных финансов как фактора, влияющего на устойчивость коммерческой организации
  16. Экономические предпосылки и барьеры развития импортозамещения в нефтяной промышленности
  17. Особенности государственного финансового воздействия на устойчивость коммерческой организации на разных стадиях экономического цикла
  18. Пилипенко Екатерина Александровна. УПРАВЛЕНИЕ ВИРТУАЛЬНЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ В СФЕРЕ СОЦИАЛЬНЫХ КОММУНИКАЦИЙ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Санкт-Петербург - 2019, 2019
  19. ЕГОРОВА КРИСТИНА СЕРГЕЕВНА. РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ РЕГИОНА НА ОСНОВЕ АКТИВНОЙ СТРУКТУРНОЙ ПОЛИТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Самара - 2019, 2019