<<

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В обстановке общего кризиса капитализма усиливается реакционность буржуазной политической экономии. Одним из наиболее ярких проявлений этого процесса выступает ревностная защита милитаризма, гонки вооружений, истребительных войн и всяких форм паразитического потребления.

Современные буржуазные экономисты всячески оправдывают возрастание государственных расходов, увеличение армии и вооружений, территориальную экспансию и поддержание колониальных империй, подготовку новых войн, несущих с собой угрозу чудовищных разрушений. Все это не может не означать небывалого роста faux frais (непроизводственных, паразитических расходов), покрытие которых падает в своей подавляющей части па трудящихся.

С особенной силой эта черта сказалась в экономической литературе США, которые после войны постепенно превращаются к мировой центр буржуазной экономической мысли. Из США распространяется теперь на весь капиталистический мир легенда о том, что усиленная гонка вооружений и милитаризация народного хозяйства представляют собой якобы наилучшее противоядие от экономических кризисов перепроизводства. Буржуазные экономисты США и других капиталистических стран изощряются в восхвалении «преимуществ» военной экономики, якобы свободной от безработицы, кризисов, анархии производства и других противоречий капиталистической экономики.

В послевоенный период в американской буржуазной литературе, как и в литературе других капиталистических стран, имеет место весьма бесцеремонное восхваление пресловутой «политики силы». Американский буржуазный автор Э. Ривз безапелляционно заявлял: «Сейчас было бы напрасной потерей времени искать законы экономической жизни. В мире национального индустриализма только пушки регулируют производство, торговлю и потребление» \

Усиление реакционности буржуазной политической экономии* ревностная защита ею милитаризма нашли свое выражение в том, что многие экономические теории, появившиеся на предшествовавших этапах капиталистического развития, получили после второй

1 Е.

R е v е s. The Anatomy of Peace. N. Y., 1945, p. 47.

мировой войны ярко выраженное империалистическое и милитаристское истолкование. Такова судьба, например, мальтузианской теории. Защита империалистической экспансии стала основным содержанием современного мальтузианства, которое, в частности, используется для оправдания наиболее варварских методов истребления населения — атомной, бактериологической, химической войны.

Такова же судьба столь излюбленного в буржуазной политической экономии «принципа редкости», лежащего в основе теории «предельной полезности». Ссылка на ограниченность естественных ресурсов, связанную якобы с ограниченностью государственной территории, широко используется идеологами империализма для обоснования территориальной экспансии.

После второй мировой войны широко используется для обоснования военных программ ряд теорий, появившихся еще на первом этапе общего кризиса капитализма, но тогда не получивших еще столь явно выраженного милитаристского звучания. К числу этих теорий прежде всего следует отнести теорию «планового капитализма».

«Плановая» фразеология буржуазных экономистов в современных условиях приобрела у некоторых авторов империалистический смысл. Она нередко связана с проповедью экономической экспансии, милитаризации народного хозяйства капиталистических стран и подготовки новой мировой войны.

Следует отметить, что и кейнсианская теория получила в послевоенный период особенно ярко выраженное империалистическое и милитаристское истолкование. Кейнсианская теория о необходимости искусственного форсирования общественного спроса путем увеличения государственных расходов как якобы средства преодоления внутренних противоречий капиталистической экономики поставлена в современных условиях прежде всего на службу оправдания гонки вооружений. В частности, проблема преимуществ «умеренной» инфляции и опасностей разрушительной инфляции рассматривается большинством буржуазных экономистов, в особенности в США, прежде всего под углом зрения обеспечения наилучгаих методов финансирования военных программ.

Реакционная сущность современной буржуазной политической экономии выражается также и в том, что одним из ее важнейших мотивов является «теоретическое» осуждение борьбы рабочих за улучшение своего экономического положения. В разных разделах экономической науки, но самым разным поводам высокая заработная плата рассматривается как важнейший источник всех социальных бедствий современности. Буржуазные авторы пытаются объяснять якобы чрезмерно завышенной, по их мнению, заработной платой массовую безработицу, кризисы перепроизводства, инфляцию, ухудшение условий конкуренции на внешних рынках, недостаточную гибкость капиталистического механизма и т. д. Характерная черта большинства антикризисных и антиинфляционных программ состоит в том, что авторы этих программ пытаются перенести все издержки но их реализации на рабочий класс и трудящихся вообще.

Империалистическая, милитаристская и антирабочая направленность— важнейшая тенденция, характеризующая глубокое загнивание современной буржуазной экономической науки. Для того чтобы затушевать эту важнейшую тенденцию, апологеты капитализма выдвигают версии о «революции» в экономической науке, о появлении «новой экономической науки» (new economics). Некоторые авторы хвастаются крупными «достижениями» буржуазной политической экономии. Так, ссылаются на то, что в распоряжении последней в настоящее время имеется гораздо больше фактического и статистического материала, чем несколько десятилетий назад. Так, например, Шумиетор, отмечая, что буржуазная политическая экономия за период 1914—1945 гг. не обогатилась какой-либо фундаментально новой идеей, видит положительную сторону в усовершенствовании «техники исследования», в том, что «результаты ее стали более надежными, доказательства более строгими» 458.

Подобного рода оценки современной буржуазной политической экономии не соответствуют действительности. Не приходится, конечно, отрицать, что современные экономисты располагают более богатым фактическим и статистическим материалом, чем экономисты в прошлом.

Но весь вопрос в том, какое использование получает этот материал. Богатство статистического материала отнюдь не исключает возможности его фальсификации и тенденциозной обработки для обоснования апологетических выводов. История буржуазной политической экономии знает немало таких примеров. Достаточно привести примеры немецкой исторической школы, гарвардской школы (Персонса), институционалистов (Митчелла и др.)- Защитники «теории больших циклов» мобилизовали большие груды цифр, но от этого данная теория не стала ни иа йоту научной. Апологетическая целеустремленность создает непреодолимый барьер для научного использования фактического и статистического материала, несмотря на все его богатство.

Буржуазные экономисты используют и другие приемы для приукрашивания состояния экономической науки. Так, Э. Жамс в книге, специально посвященной истории экономической мысли в XX в., восхваляет современные буржуазные экономические теории за то, что они якобы более реалистичны, чем экономические теории в прошлом 459.

Жамс ссылается на то, что современные экономисты вместо микроэкономического анализа занимаются макроэкономическим исследованием (т. е. изучают экономические явления в масштабе всего народного хозяйства, а не с точки зрения отдельного предприятия), что они не ограничиваются статикой, а предпочитают заниматься динамикой, что они рассматривают не только условия хозяйственного равновесия, но и многочисленные случаи нарушения последнего.

Нельзя отрицать того, что современные буржуазные экономисты перед лицом огромного усиления экономических противоречий не могут позволить себе роскошь проявлення такого же оптимизма и беззаботности, какие были типичны для буржуазных экономистов прошлого столетия. Развитие событий заставило буржуазных авторов взглянуть в лицо опасности, угрожающей капитализму. Оно заставило отказаться от таких явно несостоятельных и давным- давно обанкротившихся догм, как «теория реализации» Сэя, отрицавшая общее перепроизводство товаров. Буржуазные авторы должны были наконец признать, что безработица и экономические кризисы не представляют собой случайного явления.

Но эти вынужденные признания неприятных фактов нельзя рассматривать как симптомы поворота буржуазной политической экономии в сторону научного анализа. Признание этих фактов сопровождается попытками показать, что можно избежать безработицы и кризисов, оставаясь на почве капиталистического строя. Тем самым анализ важнейших проблем экономики с самого начала ставится на неправильные рельсы. Заранее поставленная реакционная цель сохранить н укрепить обреченный историей иа слом капиталистический строй обрекает буржуазных авторов па научное бесплодие. Антинаучный характер этого анализа выражается, в частности, в том, что из этого «реалистического», по словам Жамса, анализа делаются весьма реакционные выводы о желательности и целесообразности роста правительственных расходов, милитаризации народного хозяйства, гонки вооружений и т. д.

Вынужденные признания буржуазными экономистами неприятных фактов и противоречий капиталистической экономики, угрожающих самому существованию последней, не могут изменить общего направления буржуазной политической экономии. Она по- прежнему остается вульгарной и апологетической. Она по-прежнему находится на службе капитала и враждебна интересам трудящихся. Она широко используется для идеологического оправдания реакции.

<< |
Источник: И. Г. БЛЮМИН. КРИТИКА БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ / КРИЗИС СОВРЕМЕННОЙ БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ. Том 3.. 1962

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. Аудиторское заключение. Аналитическая и итоговая части аудиторского заключения
  2. Заключение сделки
  3. Порядок заключения договора
  4. Порядок заключения
  5. Особенности заключения контрактов
  6. Заключение
  7. Заключение
  8. Заключение
  9. Заключение
  10. Заключение
  11. Заключение
  12. Подготовка и заключение кредитного договора
  13. Подготовка и заключение кредитного договора
  14. 1.9. Вместо заключения...
  15. 2.3 Оформление заключения на проект (исполнение) бюджета муниципального образования
  16. Выводы и заключения
  17. Заключение контокоррента
- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -