<<
>>

ТЕОРИИ МУЛЬТИПЛИКАТОРА И АКСЕЛЕРАТОРА

Для доказательства эффективности антикризисных мероприятий и возможности ограничиться не очень значительными бюджетными расходами используются широко распространенные в современной буржуазной литературе, посвященной проблеме кризисов* теории мультипликатора и акселератора.

Общность между мультипликатором и акселератором состоит в том, что тот и другой выражают образование производного спроса и дополнительного расширения производства, вызванных первоначальными инвестициями, которые обычно буржуазными авторами обозначаются каїс автономные.

Мультипликатор показывает отношение между ростом объема капиталовложений и ростом доходов, потребления и занятости. Иными словами, мультипликатор показывает количественную зависимость потребления от изменения объема производства231.

Ход рассуждений Д. М. Кейнса в этой связи, например, таков: если бы весь общественный доход целиком расходовался на личное потребление, то вовлечение в производство дополнительных рабочих могло бы вызвать бесконечный рост общественного спроса. Для обслуживания дополнительных рабочих с заработной платой в 1 млн. долл. и капиталистов, использующих этих рабочих, потребуется столько же дополнительных рабочих с заработной платой опять-таки в 1 млн. долл. Для обслуживания второй группы дополнительных рабочих потребуется такая же третья группа и т. д. Но поскольку, рассуждает Кейнс, получатели дохода потребляют только часть дохода, постольку каждая последующая группа дополнительных рабочих должна быть меньше предыдущей, в итоге получается ряд убывающей прогрессии. Применяя формулу суммы членов убывающей прогрессии, Кейнс подсчитывает коэффициент возрастания производного спроса, связанного с вовлечением дополнительных рабочих.

По расчетам Кейнса, мультипликатор, например, в Соединенных Штатах равен приблизительно IV/2- Это значит на его языке, что, если вовлечь в производство определенное число рабочих, получающих 1 млн.

долл., то это дает возможность вовлечь в производство дополнительно еще большее число рабочих в результате роста общественного спроса со стороны дополнительных рабочих.

Теория мультипликатора дополняется в буржуазной литературе теорией акселератора. Акселератор выражает отношение между изменениями производства конечных продуктов (т. с. предметов потребления) и средств производства, необходимых для их производства. Расширение второго подразделения дает толчок для еще большего расширения первого подразделения, поскольку возрастает спрос на оборудование, сырье и вспомогательные материалы, потребляемые во втором подразделении.

Многие современные теории кризисов (Хансена, Хикса, Сэму- элсона и др.) базируются на сочетании теорий мультипликатора и акселератора. Буржуазные экономисты так представляют взаимосвязь этих двух принципов. Рост первичных капиталовложений вызывает кратное увеличение совокупной занятости и дохода и, следовательно, кратное увеличение спроса на предметы личного потребления (мультипликатор). Это в свою очередь вновь ведет к росту капиталовложений, ибо требуются дополнительные средства производства для удовлетворения возросшего спроса па предметы потребления (акселератор). Эти «производные» капиталовложения вновь приводят в действие механизм мультипликатора и вызывают кратное возрастание занятости и доходов, что приводит к новой волне «производных» капиталовложений и т. д.

Не приходится отрицать, что, в силу цепной зависимости между отдельными отраслями, рост производства в одних отраслях дает толчок для расширения других отраслей. Расширение производства всегда имеет производные результаты, связанные, в частности, с необходимостью обслуживания дополнительных рабочих. Положение, лежащее в основании теории акселератора, что расширение производства предметов потребления дает толчок для еще большего расширения производства оборудования, потребляемого во втором подразделении, правильно. Это связано со специфическими особенностями воспроизводства основного капитала.

Последний требует одновременных крупных затрат, которые возмещаются постепенно в течение длительного периода. Поэтому в случае необходимости расширения существующих или строительства новых предприятий затраты на создание нового основного капитала превосходят стоимость выпускаемой продукции.

Эти особенности воспроизводства давно были отмечены и изучены в марксистской политической экономии.

Суть извращения буржуазных экономистов по этому вопросу состоит не в том, что они учитывают эти производные результаты, а в том, что они дают произвольную характеристику последних, крайне преувеличивая их значимость.

Крупнейший порок теорий мультипликатора и акселератора состоит в том, что они рисуют непрерывный рост капиталистического производства в результате взаимного стимулирующего воздействия одних отраслей производства на другие, отвлекаясь от границ, которые ставят расширению производства антагонистические противоречия. Эти теории показывают только одну сторону связей между инвестициями и потреблением, выражающуюся в том, что рост инвестиций означает вовлечение в производство дополнительных рабочих, приводя тем самым к увеличению занятости, народного дохода, потребления и стимулируя одновременно расширение производства средств производства. Но эти теории обходят другую сторону этих связей, выражающуюся в том, что новые инвестиции в конечном счете способствуют такому расширению производства предметов потребления, которое выводит последнее за рамки платежеспособного спроса, ограниченного в силу абсолютного и относительного обнищания рабочего класса.

Теории мультипликатора и акселератора замалчивают также противоречия, которые обнаруживаются в развитии отдельных отраслей производства. Эти теории игнорируют то, что рост одних отраслей может не только стимулировать, но и задерживать рост других отраслей, например в случае производства заменителей.

Иными словами, коренной порок этих теорий состоит в том, что они рисуют безграничный и беспрепятственный процесс расширения производства, отвлекаясь от противоречий, в которых осуществляется это расширение производства.

С этим коренным пороком теорий мультипликатора и акселератора тесно связан другой порок этих теорий — они сильно переоценивают значение вторичного эффекта от новых инвестиций, что приводит к чрезмерной переоценке возможных темпов расширения производства. При такой трактовке получается, что дальнейший рост производства столь значительными темпами должен прежде всего натолкнуться на ограниченность производственных ресурсов, на недостаток рабочей силы и сырьевых материалов. Таким образом, теории мультипликатора и акселератора переводят рассмотрение кризисов из плоскости социально-экономических противоречий в плоскость производственно-технических трудностей.

Теории мультипликатора и акселератора отвлекаются от ряда существенных моментов, ограничивающих масштабы вторичного эффекта, связанного с новыми инвестициями.

Так, теория мультипликатора отвлекается от возможности некоторого расширения производства путем использования наличной рабочей силы без вовлечения дополнительных рабочих за счет удлинения рабочего дня и интенсификации труда. В этих случаях расширение производства не сопровождается увеличением фонда заработной платы.

Теории мультипликатора и акселератора отвлекаются и от такого существенного фактора, как наличие товарных запасов предметов потребления и средств производства, которое дает возможность удовлетворить возросшую потребность в этих товарах без расширении производства и привлечения дополнительных рабочих.

Точно так же эти теории отвлекаются от наличия незагруженных производственных мощностей. Совершенно неверно предположение, лежащее в основе теории акселератора, будто возникший спрос может быть удовлетворен только при помощи вновь установленного оборудования, вновь построенных фабричных зданий и т. п. Это не соответствует действительности даже для общества, где производственный аппарат, как правило, используется полностью. Опыт показывает, что современная техника таит большие возможности повышения эффективности наличного оборудования путем усовершенствования технологических процессов, применения разнообразных методов рационализации труда.

К тому же следует добавить, что в капиталистических странах существует большая недогрузка производственных мощностей.

Только при значительных темпах расширения производства может временно обнаружиться дефицит в некоторых видах сырья и оборудования. Это дает толчок для расширения соответствующих отраслей производства.

Очевидно, что мультипликатор зависит не только от «склонности к потреблению», как утверждает Кейнс. Под «склонностью к потреблению» он понимает отношение потребляемой части дохода ко всему доходу. На коэффициент производного роста занятости влияет ряд моментов, в первую очередь изменение органического состава капитала.

Развитие таких процессов, как механизация и автоматизация производства, позволяет осуществлять расширение производства с меньшим числом рабочих, чем это имело место при старом уровне техники.

Очевидно и то, что Кейнс чрезмерно преувеличивает размеры мультипликатора. Он утверждает, что, «если потребительская психология общества такова, что оно потребляет, например, 9/ю приращения дохода, то мультипликатор к будет равен 10 и вся занятость, вызванная, например, увеличением общественных работ* будет в 10 раз больше первичной занятости, вытекающей непосредственно из самих общественных работ» 2l. У Кейнса получился такой громадный показатель мультипликатора потому, что он все затраты предпринимателей сводит в конечном счете к затратам па переменный капитал.

Совершенно несостоятельно также предположение, что существует какой-то постоянный коэффициент зависимости между изменениями инвестиций и занятости. Количественные связи между изменениями производства и занятости определяются рядом моментов. Этот коэффициент меняется в зависимости от изменения конкретной обстановки. В частности, огромное влияние на этот коэффициент оказывает изменение органического строения капитала. Новые капиталовложения обычно осуществляются на новой и более высокой технической базе. Отношение между изменениями объема капиталовложений и занятости можно вычислить статистически для данной массы капиталовложений за тот или иной прошедший период, но это отношение меняется всякий раз, когда начинает вкладываться новый капитал.

Точно так же несостоятельно предположение о наличии какого- то постоянного коэффициента между изменениями производства во втором подразделении и производством средств производства. Этот коэффициент может получить разное количественное выражение в зависимости от ряда моментов — наличия неиспользованных производственных мощностей и запасов сырьевых и вспомогательных материалов, возможности расширения производства при том же производственном аппарате, необходимости введения при расширении производства нового, более совершенного оборудования, возможности экономии на сырье и вспомогательных материалах.

Схема мультипликатора, предложенная Кейнсом, основана на столь многих нереалистических предположениях, что вызвала недовольство со стороны некоторых буржуазных экономистов, учитывающих, что такого рода искусственная схема не может иметь большого пропагандистского эффекта. В кейнсианскую теорию мультипликатора был внесен ряд коррективов (наиболее известная формула исчисления мультипликатора и акселератора принадлежит американскому буржуазному экономисту П. Сэмуэлсону), но все эти поправки идут по линии второстепенных вопросов, не имеющих большого принципиального значения. Так, некоторые буржуазные экономисты (Робертсон, Сэмуэлсон, Хикс, Д. М. Кларк и др.) отмечают, что необходимо учитывать отставание во времени (так называемый лаг) между первичным и вторичным приращениями дохода. Это отставание во времени зависит от ряда причин: а) от числа лиц, через руки которых проходит денежная сумма, прежде чем она выступит как вторая волна дохода; б) от того, насколько быстро каждая из отмеченных групп расходует полученный доход; в) от того, насколько быстро будут реагировать на прирост спроса розничные торговцы, оптовые торговцы и промышленники.

Подобного рода коррективы не устраняют, однако, коренного порока теории мультипликатора и акселератора, выражающегося в игнорировании противоречий расширенного воспроизводства общественного капитала. Теории мультипликатора и акселератора используются для обоснования политики стимулирования инвестиций и в особенности форсирования правительственных расходов. С помощью этих теорий «доказывается», что относительно небольшие капиталовложения могут вызвать весьма значительный рост занятости. На основании этих теорий буржуазные экономисты пытаются доказать, что вопрос о том, на что идут правительственные расходы — на производительные или непроизводительные цели,— не имеет существенного значения. Эта аргументация строится на том, что всякое увеличение инвестиций, в какой бы отрасли оно ни осуществлялось, дает толчок для новых инвестиций в отраслях, производящих средства производства и предметы потребления, необходимые для исходной отрасли. Иными словами, эти теории подчеркивают, что дополнительные инвестиции, имеющие производный характер, значительно превышают первоначальные инвестиции и в том случае, когда последние являются непроизводительными. Исходя из этих соображений, Кейнс писал, что ««бросовые» расходы, покрываемые займами, могут тем не менее в итоге обогатить общество» 22.

Подобный фальсификаторский прием оправдывает любую форму непроизводительных расходов, и прежде всего военных расходов, и используется для восхваления милитаризации как фактора, стимулирующего рост материального производства. Вся эта аргументация строится иа раздувании производных моментов, связанных с обслуживанием дополнительных рабочих, которые должны заслонить первоначальные непроизводительные расходы.

Теория мультипликатора используется и для того, чтобы оправдать методы финансирования экономических программ буржуазных правительств. С помощью этой теории доказывается, что, хотя правительственные программы финансируются за счет налогов или займов, но, поскольку реализация программ приводит к росту занятости и доходов, некоторое сокращение доходов, связанное с налогами или с ростом государственного долга, компенсируется и перекрывается общим ростом дохода в результате новых инвестиций, вызванных действием мультипликатора или акселератора. Характерной особенностью современной буржуазной экономической литературы, посвященной проблеме кризисов, является распространение теории недопотребления. В прошлом эта теория защищалась преимущественно мелкобуржуазными критиками капитализма. Виднейшим представителем этой теории является основатель мелкобуржуазной политической экономии С. Сисмонди. Защитники старой теории недопотребления допускали ряд серьезных методологических ошибок — они отрывали отношения в сфере распределения от отношений, складывающихся в производстве, опи не могли вскрыть главную причину кризисов, поскольку они не видели основного противоречия капиталистического производства. Но они все же констатировали некоторые противоречия капитализма, в частности противоречие между производством и потреблением. Это обстоятельство делало в прошлом теорию недопотребления неприемлемой для большинства буржуазных экономистов.

В свете этих фактов весьма знаменательно, что современная буржуазная политическая экономия частично использует теорию недопотребления. Это является непосредственным результатом обострения экономических противоречий капитализма и углубления кризисов перепроизводства. Подобно тому как для буржуазных экономистов стало невозможным отрицать общее перепроизводство товаров, точно так же стало трудным полностью игнорировать противоречие между производством и потреблением. Распространение в буржуазной литературе теории педопотребления связано с вынужденным признапием, хотя бы в частичной форме, противоречия между производством и потреблением и является одним из выражений кризиса современной буржуазной политической экономии.

Но современная буржуазная теория недопотребления (или, как ее называет Джоан Робинсон, «либеральный вариант теории недопотребления») весьма значительно отличается от старой мелкобуржуазной теории недопотребления. Последпяя давала критику отношений распределения в буржуазном обществе и обосновывала необходимость социальных реформ, в частности смягчения имущественного неравенства. Одним из важнейших выводов старого варианта этой теории служило требование о повышении реальной заработной платы в качестве важнейшего средства борьбы с кризисами.

Современный буржуазный вариант теории недопотребления свободен от этой критики отношений распределения в буржуазном обществе. Он делает основное ударение на том, что с ростом национального дохода в целом и дохода каждого члена общества в отдельности снижается доля дохода, идущего на личное потребление, и возрастает доля сберегаемого дохода. Основной источник экономических трудностей эта теория ищет не в неравномерном распределении национального дохода, не в снижении доли заработной платы по отношению к национальному доходу, а в высоком уровне дохода отдельных членов общества, независимо от их классовой принадлежности, который делает возможной высокую долю сбережения. Как отмечает Джоан Робинсон, либеральный вариант теории недопотребления, разработанный Д. М. Кейнсом, А. Хансеном и Р. Харродом, «базируется на той точке зрепия, что отношение сбережений к доходу растет вместе с доходом, совершенно независимо от изменения в распределении между заработной платой и прибылью» 23.

Из либерального варианта теории недопотребления вытекают совершенно другие выводы, пежели из мелкобуржуазного варианта этой теории. Основной вывод сводится к целесообразности форсирования непроизводительного потребления. В этом отношении либеральный вариант теории недопотребления напомипает теорию кризисов Мальтуса, с той особенностью, что последняя делала главное ударение на необходимости форсирования потребления паразитических классов — крупных землевладельцев и чиновничества; между тем либеральный вариант особенно подчеркивает целесообразность усиления непроизводительного потребления государства.

Либеральный вариант теории недопотребления носит на себе печать растущего паразитизма буржуазного общества. В основе этого варианта лежит положение о том, что для борьбы с кризисами можно использовать рост потребления в любой форме, что в этом отношении нет принципиального различия между производительным и непроизводительным потреблением. Такая трактовка оказывается очень удобной для оправдания милитаризации экономики как средства предупреждения и преодоления экономических кризисов перепроизводства.

Характерная особенность современных буржуазных теорий кризисов состоит не только в том, что они дают другую интерпретацию недопотреблению, но и в том, что теория недопотребления у современных буржуазных экономистов сочетается с другими объяснениями кризисов, которые нередко противоречат этой теории.

Такие противоречия не случайны. Они имеют место при трактовке самых различных проблем. Возьмем, например, проблему безработицы. С одной стороны, буржуазные экономисты подчеркивают социальную опасность слишком большой безработицы; с другой стороны, они распространяются о вредных последствиях так называемой «сверхполной занятости», под которой имеется в виду «слишком низкий» уровень безработицы, не устраивающий монополистический капитал. Такое же противоречие имеется при оценке инфляции. Осуждение слишком сильной, разрушительной инфляции сочетается у одних и тех же экономистов с восхвалением положительных результатов «умеренной», «регулируемой» инфляции. Противоречивую оценку в работах современных буржуазных экономистов получают и вопросы, связанные с потреблением. С одной стороны, буржуазные экономисты не могут полностью отрицать того влияния, которое оказывает недостаточный рост потребления народных масс на развитие экономического кризиса. Отсюда — известная дань теории недопотребления. С другой стороны, как буржуазные идеологи, они не могут защищать и рост потребления народных масс, который предполагает в качестве необходимого условия повышение реальной заработной платы. Отсюда — использование и других теорий кризисов, объясняющих кризисы усилением производственно-технических трудностей, ограниченностью рабочей силы и сырьевых ресурсов и т. д. В этом отношении сторонники либерального варианта отличаются от защитников мелкобуржуазного варианта теории недопотребления, которые отрицательно относились к остальным буржуазным теориям кризисов.

В качестве иллюстрации сочетания теории недопотребления с теорией, объясняющей кризисы ростом производственно-технических трудностей, можно привести теорию кризисов Хансена. Последняя базируется на трех положениях: а) о снижении предельной эффективности капиталовложений по сравнению с более устойчивой нормой процента; б) о воздействии изменений дохода на уровень инвестиций (так называемый принцип акселерации);

в) о воздействии дополнительных инвестиций на рост дохода (так называемый мультипликатор). Воздействие инвестиций на рост дохода, по Хансену, который в этом вопросе следует за Кейнсом, зависит от соотношения между потребляемой и сберегаемой частями дохода — чем выше это соотношение, тем сильнее растет доход. В этой форме Хансен отдает дань теории недопотребления. Но главную роль в образовании кризисов Хансен приписывает первому фактору —снижению предельной эффективности капиталовложений. По Хансену, снижение предельной эффективности капиталовложений до уровня нормы процента делает невыгодными дополнительные инвестиции, а прекращение последних приводит к экономическому кризису. Как же Хансен объясняет снижение эффективности капиталовложений? Оказывается, все дело в росте производственно-технических трудностей. Все дело в том, что инвестиции растут более быстрыми темпами, нежели это оправдывается темпами технического прогресса. Сущность теории кризисов Хансена сводится к тому, что «факторами развития», определяющими размеры рынка, выступают технический прогресс и рост населения. Источник кризисов, по Хансену, в том, что темпы роста инвестиций превышают пределы, обусловленные развитием технологии и ростом народонаселения. Таким образом, перед нами выступает старая теория, объясняющая кризисы ростом производственно-технических трудностей, в весьма сложной и завуалированной форме, с элементами теории недопотребления.

В еще менее прикрытом виде эта доминирующая идея большинства буржуазных теорий кризисов выступает в теории Хикса, которая также опирается на учение о мультипликаторе. В теории Хикса фигурирует понятие «потолка», под которым подразумевается состояние полной занятости, или использование всех производственных возможностей буржуазного общества.

«...В каждый данный момент,— пишет Хикс,— продукция не может бесконечно расширяться в соответствии с возрастанием эффективного спроса. Имеется потолок, который Кейнс называет полной занятостью» 232. Учет влияния такого «потолка» на ход воспроизводства Хикс рассматривает как одну из важнейших предпосылок теории цикла. Когда производство важнейших отраслей упирается в этот потолок, утверждает он, то не только приостанавливается дальнейший рост производства, но начинается его сокращение, сопровождаемое кризисными явлениями. Трудности реализации Хикс, как и другие буржуазные экономисты, пытается вывести из того, что капиталистическое производство в своем росте наталкивается якобы на узкие границы в виде недостатка рабочей силы, сырья и оборудования.

Совершенно ясно, что картина, нарисованная буржуазными экономистами, очень далека от капиталистической действительности.

Пределы производства прибавочной стоимости очень эластичны. Даже при полном использовании рабочей силы увеличение массы прибавочной стоимости происходит за счет повышения нормы эксплуатации. В действительности буржуазное общество всегда располагает резервной армией труда. Особенно крупные размеры этот резерв приобретает в период общего кризиса капитализма, когда миллионные армии безработных превращаются из резервных в постоянные.

Производственно-технические трудности не могут служить основанием экономических кризисов хотя бы потому, что техника в своем развитии создает ряд средств, позволяющих преодолеть эти трудности. Это обстоятельство отметил еще Маркс, который показал, что технические условия самого процесса производства, машины, средства транспорта и т. д. делают возможным в величайшем масштабе самое быстрое превращение прибавочного продукта в добавочные средства производства. Маркс писал, что «наука и техника сообщают функционирующему капиталу способность к расширению, не зависящую от его данной величины»233.

Игнорирование связи между социально-классовой структурой общества и кризисами перепроизводства облегчает буржуазным экономистам примирение теорий недопотребления и теории, объясняющей кризисы ростом производственно-технических трудностей. Но это противоречие полностью не устраняется. Оно характерно для современных буржуазных теорий кризисов. С одной стороны, буржуазные экономисты вынуждены признать, что возможности расширения производства ограничены недостаточным ростом личного потребления. Тем самым они вынуждены расписаться в том, что имеются какие-то социальные границы для расширения производства, что, в силу этих границ, производство приостанавливается там, где наличные производственные ресурсы и современная техника позволяют дальше расширять производство. Это есть вынужденное, в замаскированной форме, признание того, что каш [та диетическая экономика тормозит развитие производительных сил. Буржуазные экономисты не могут полностью уйти от этого вывода. Это — отражение страха буржуазии перед кризисом и постепенно распространяющегося в буржуазных кругах представления, что экономический кризис нельзя трактовать как нечто случайное. Но, с другой стороны, буржуазные экономисты пытаются всячески ограничить эти неприятные для буржуазии выводы. Оли стараются показать, что если сильное отставание роста потребления от роста производства является источником трудностей, то не меньшим источником трудностей является слишком сильный рост потребления.

Эклектизм, столь характерный для современных буржуазных теорий кризисов, есть не только продукт традиционной черты буржуазной методологии, но и отражение растущих социально- экономических противоречий капитализма на современном этапе. Он отражает и вынужденное признание растущих трудностей капиталистической экономики и стремление свести на нет эти трудности.

На примере английского буржуазного экономиста Харрода можно показать, как он в своей практической программе использует разные объяснения кризисов. Он указывает, что во время кризисов или при наличии сильной безработицы нужно стимулировать рост личного потребления. «До тех пор, пока производство на душу населения падает,— пишет он,— было бы неестественным полагать, что необходимо непрерывное сокращение денежной заработной платы. Наоборот, непрерывное сокращение денежной заработной платы может только усилить трудности» 26.

Здесь он рассматривает снижение личного потребления и рост сбережений как факторы, обостряющие кризисы. Но вместе с тем он отмечает, чго не всегда сокращение личного потребления и рост сбережений оказывают отрицательное влияние на ход воспроизводства. Он оговаривается, что в случае подъема положение меняется коренным образом и что темпы роста могут превысить имеющиеся производственно-технические возможности. Тогда кризис может разразиться в результате исчерпания этих возможностей и в частности превышения инвестиций над сбережениями. «По мере продвижения вперед к полной занятости,— пишет он,— капитальные расходы могут и должны превысить нормальный уровень, соответствующий основным условиям нашей устойчиво развивающейся экономики, потому что в этой повышательной фазе развитие идет гораздо быстрее, чем при нормальном устойчивом уровне. Следовательно, если мы осуществляем нашу политику и приближаемся к полной занятости, может случиться так, что начнется падение капитальных расходов, связанное с ненормально быстрым темпом прогресса» 27 В этих условиях рост личного потребления, по Харроду, может иметь отрицательные последствия.

Таков типичный для буржуазных экономистов метод сочетания отдельных теорий кризисов — для разных ситуаций применимы разные теории. Этот метод основан на отрицании единства причин, определяющих движение капиталистического цикла в целом. 5.

<< | >>
Источник: И. Г. БЛЮМИН. КРИТИКА БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ / КРИЗИС СОВРЕМЕННОЙ БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ. Том 3.. 1962

Еще по теме ТЕОРИИ МУЛЬТИПЛИКАТОРА И АКСЕЛЕРАТОРА:

  1. 4. Совокупные инвестиции. Теория мультипликатора и принцип акселератора. Модель IS-LM. Теории ожиданий
  2. 11.3 Эффект мультипликатора. Мультипликатор и акселератор инвестиций государственных расходов.
  3. Мультипликатор и акселератор
  4. Мультипликатор и акселератор
  5. Инвестиции в моделях мультипликатора и акселератора
  6. Вопрос 15. Инвестиционные расходы государства. Валовые и чистые инвестиции. Теория инвестиций q-Тобина, теория мультипликатора-акселератора
  7. § 5. СОД, денежный мультипликатор и мультипликатор инвестиций
  8. АКСЕЛЕРАТОР
  9. 4. Эффект мультипликатора. Денежный мультипликатор.
  10. 5 Производные инвестиции и акселератор. «Парадокс бережливости»
  11. 13 Теория акселератора.
  12. 11.3. Мультипликатор автономных расходов.
  13. 11.3. Мультипликатор автономных расходов.
  14. МУЛЬТИПЛИКАТОР
  15. Эффект мультипликатора
  16. 4 Эффект мультипликатора
- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -