<<
>>

СОВРЕМЕННАЯ БУРЖУАЗНАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ НА СЛУЖБЕ МОНОПОЛИЙ В БОРЬБЕ ПРОТИВ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО СТРОЯ

С победой Великой Октябрьской социалистической революции, в результате которой произошел раскол мира на две системы — социалистическую и капиталистическую,— буржуазия поставила перед своими апологетами новые эадачи.

Вульгарная экономна всегда боролась против передовых, прогрессивных идей своего «времени.

В первой половине XIX в. она в основном вела борьбу против утопического социализма. Эта борьба достигла особого напряжения в период революции 1848 г.: властителем дум буржуазных экономистов в этот период стал «пресловутый пророк «гармонии интересов» Бастиа. Про вульгарных экономистов этого периода Н. Г. Чернышевский метко писал, что они не могут «ни одной буквы написать, не думая о коммунизме. Как победить этого ненавистного врага?» 39 (имеется в виду утопический коммунизм).

Со второй половины XIX в. вульгарная экономия направляет свою критику против экономической теории К. Маркса, получившей наиболее развернутое выражение в «Капитале». Различные школы буржуазной политической экономии, возникшие с 70-х годов прошлого столетия (австрийская, молодая историческая и т. д.), ставили своей непосредственной целью «опровержение», «преодоление» марксизма.

Великая Октябрьская социалистическая революция нанесла смертельный удар азо капиталистической системе. Ослабив мощь империализма в метрополиях и расшатав его господство в колониях, она поставила под вопрос самое существование мирового капитализма в цел эм.

Советский Союз самым фактам своего существования оказывает огромное революционизирующее влияние на международное рабочее движение, на освободительную борьбу колониальных народов.

В новых исторических условиях возросла реакционность буржуазии, почуявшей смертельную угрозу своему существованию. Все силы империалистической реакции направлены прежде всего против СССР и стран народной демократии. Выполняя социальный заказ своих хозяев, буржуазные экономисты подчинили свою апологетику капитализма основной задаче — антисоветской пропаганде.

Борьба с марксизмом в наши дни означает борьбу не только с марксистской теорией, но и с социалистическим государственным и общественным строем, «победившим в СССР и являющимся воплощением на практике идей марксизма.

В первые годы после победы Велпкой Октябрьской социалистической революции буржуазные экономисты пытались просто замолчать существование советской системы.

Наряду с простым замалчиванием советской системы в буржуазной литературе была распространена версия, отрицавшая социалистический характер советского хозяйства. Эту версию распространяли социал-демократы, трактовавшие советскую экономику как своеобразную форму государственного капитализма.

Разносчиком подобных «теорий» в СССР выступил контрреволюционный троцкизм совместно с бухаринцами, Коммунистическая партия разгромила эту контрреволюционную «теорию», не оставив от нее камня на камне.

Когда этот трюк был разоблачен, буржуазные экономисты сосредоточили свои усилия на «доказательстве» «нерациональности» и «неэффективности» социалистического хозяйства. Наиболее ревностно этой критикой занимаются Хайек, Роббинс и другие английские буржуазные экономисты, примыкающие к так называемой лондонской школе.

Буржуазные с<фистын«критики» социалистического хозяйства вытаскивают из хлама вульгарной политической экономии «(психологические», «субъективные» лжетеории. При помощи этих давно обанкротившихся апологетических измышлений они пытаются «обосновать» вечность и неустранимость стихийно развивающегося капиталистического хозяйства и «(невозможность» социалистической экономики, подчиняющейся закону планомерного развития народного хозяйства. Объявляя «нормальной» экономику, в которой действующими лицами выступают частнокапиталистические предприниматели и в которой руководящими мотивами являются индивидуальные мотивы (т, е, погоня за прибылью), буржуазные экономисты, примыкающие к лондонской школе, в принципе отвергают возможность социалистического производства, управляемого обществом и в интересах общества,

Хайек пытается подкрепить «теорию» о «противоестественном» характере социалистической экономики ссылкой на якобы невозможность научного прогноза в области общественных явлений, без которого немыслимо сознательное управление общественным производством, Он устанавливает коренное различие между техническими и социально-экономическими процессами: «первые поддаются сознательному воздействию и контролю со стороны людей, вторые — нет» 40,

В основе всех этих измышлений Хайека и других буржуазных апологетов лежит давно опровергнутое марксизмом-ленинизмом положение о том, будто в области общественных явлений вместо объективных законов господствует субъективный произвол и случайность, Объективные законы общественного развития также познаваемы и в такой же мере имеют значение объективных истин, как и законы природы.

Познание объективных экономических законов дает возможность научного предвидения общественного развития и осуществления экономического руководства со стороны социалистического общества.

Отрицание существования объективных закономерностей в экономической жизни попользуется буржуазными экономистами Прежде всего для опровержения марксистского положення о неизбежности революционного крушения капиталистического способа производства. Отрицая возможность предвидения общественного развития, буржуазные идеологи стараются внушить рабочим, что. экономическое развитие может пойти по самым различным путям и что сохранение капитализма является наиболее приемлемым вариантом. і

Отрицание закономерности общественных явлений, признание в истории слепой случайности — излюбленный метод буржуазных идеологов, пытающихся доказать вечность капитализма и представить социалистическую экономику, как экономику, противоречащую природе человека.

Когда читаешь эти высказывания буржуазных авторов, откровенно отрицающих закономерности общественной жизни, вспоминаются слова В. И. Ленина: «В области естественных наук человека, который сказал бы, что законы явлений естественного Мира — фантом, посадили бы в дом сумасшедших или просто осмеяли. В области наук экономических человека, щеголяющего так смело... в голом состоянии... охотно назначат профессором, ибо он, действительно, вполне пригоден для отуплрния буржуазных сынков» ".

Вся аргументация буржуазных авторов о «невозможности» социалистического хозяйства исходит из предпосылки, что существует только стихийно развивающееся хозяйство. Эта нарочито выдуманная аргументация целиком и полностью опровергается всем ходом исторического развития, гигантским опытом советского народа, осуществившего па практике плановое хозяйство и показавшего огромные преимущества планового социалистического хозяйства над стихийным капиталистическим хозяйством.

Буржуазные сикофанты незаметно, под видом квазиучеяой аргументации, принимают за исходное положение то, что еще должно быть доказано и что, конечно, никак нельзя доказать.

В свое время Ф. Энгельс высмеял этот обычный прием буржуазных сикофантов. «Если приняты такие предпосылки, которые уже содержат в себе конечный вывод, то, конечно, достаточно той ловкости, какою обладает любой шарлатан, чтобы вытащить из кармана заранее готовый результат и кичиться несокрушимостью логики, продуктом которой он является» 41.

Совершенно очевидно, что «критики» социалистической системы хозяйства, народнохозяйственного планирования ничего, кроме лжи и выдумок, не могли предложить. Им ничего не остается, как закрыть глаза на. существование СССР и с серьезной миной

доказывать при помощи всяких уверток невозможность планового хозяйства.

Подобно щедринскому бюрократу, который шгогда находил в себе элементы понимания реального, буржуазные экономисты приходят к выводу, что оросгго отрицать совершенно очевидный и общеизвестный факт существования планового хозяйства в СССР но ново. Тогда начинаются поиски мнимых преимуществ стихийно развивающегося хозяйства над 'производством, сознательно управляемым социалистическим обществом.

Хайек первоначально полностью отрицал возможность планового хозяйства. Однако в 1935 г., скрепя сердце, вынужден был сделать поправку и признать, что плановое хозяйство возможно, но оно якобы менее эффективно, чем капиталистическое хозяйство.

Практика советского социалистического общества полностью опровергает это измышление Хайека.

Действие основного экономического закона социализма обеспечило и обеспечивает коренное превосходство социалистического способа производства над капиталистическим способом производства.

Уже экономический кризис 1929—1933 гг. и блестящие хозяйственные успехи СССР в эти годы продемонстрировали огромные преимущества социалистической системы над капиталистической. Об этом разительном контрасте говорят сравнительные цифры, приведенные на XVII съезде партии. В -то время как объем промышленной продукции СССР в 1932 .г. -по сравнению с 1929 г., принятым за 100, составил 184,7, объем промышленной продукции США составил 53,8, Англии — 83,8, Гермаиии — 59,8, Франции — 69,1.

Относительно более высокий индекс для Англии но сравнению с другими капиталистическими странами объясняется низким уровнем производства Англии в 1929 г., который был тогда ниже уровня 1913 г. Экономический кризис 1929—1933 пг. -отбросил ряд ведущих отраслей Англии на несколько десятилетий назад, в частности по таким важнейшим показателям, как добыча угля, вьґплавка стали, объем внешней торговли и т. д.

В -то время как капиталистические страны находились в состоянии -небывалого іпо силе и продолжительное™ экономического кризиса, блестящий успех первого пятилетнего плана СССР воочию продемонстрировал огромные преимущества социалистической системы .над капиталистической.

Революционизирующее влияние, которое оказывали на массы экономические кризисы и гигантская безработица, усиливалось, поскольку эти процессы развертывались на фоне огромных достижений советского хозяйства. Трудящиеся массы на практике получили совершенно наглядное л убедительное подтверждение преимуществ советской системы. Уже Кризис 1929—1933 гг. отчетливо показал, что капиталистическая система промышленности не выдержала экзамена в тяжбе с советской системой.

В новой исторической обстановке по-новому встала проблема безработицы. Наличие промышленной резервной армии всегда было для капиталистов средством давления на активную рабочую армию, позволяющим снижать заработную плату и усиливать эксплуатацию рабочих. В условиях же общего кризиса капитализма безработица стала источником огромных социальных потрясений. Дело не только в том, что безработица достигла невиданных прежде масштабов. Решающее значение имело то обстоятельство, что, в то время как в капиталистических странах существуют многомиллионные постоянные армии безработных, социалистическая система доказала на практике возможность полной ликвидации безработицы.

Глубокий контраст в движении капиталистической и социалистической систем с неменьшей силой проявился после кризиса 1929—1933 гг. В годы второй и третьей пятилеток до начала Великой Отечественной войны промышленность СССР продолжала развиваться бурными темпами, снова и снова демонстрируя огромные преимущества советской системы.

Валовая продукция крупной промышленности СССР выросла с 1913 по 1940 г. почти в 12

раз. Фактически весь этот прирост приходится на последние 13

лет перед Великой Отечественной войной. Среднегодовые темпы прироста физического объема промышленного производства составили в СССР за период 1928—1936 гг. 22%, за три года третьей пятилетки (1938—1940 гг.) — около 13%.

Между тем капиталистический мир вступил в 1937 г. в новый экономический кризис.

В итоге гигантского развития СССР к концу второй пятилетки занял по объему промышленной продукции первое место в Европе и второе место в мире, уступая лишь США. Удельный вес СССР в мировой промышленной продукции сильно вырос за эти годы.

Всемирно-историческая победа Советского Союза в Великой Отечественной войне окончательно опрокинула утверждения врагов социализма о непрочности советского строя.

За годы послевоенного мирного строительства с новой силой проявилось великое превосходство социалистической экономики над капиталистической. Реакционные буржуазные деятели не скрывали своих надежд на то, что СССР не сможет своими силами преодолеть послевоенные трудности, что он вынужден будет пойти на поклон к империалистам. Английский журнал «Уорлд ревью» весной 1946 г. утверждал, что Советский Союз не в состоянии осуществить свой новый пятилетний план одними лишь собственными средствами.

Успешное выполнение и перевыполнение заданий послевоенной пятилетки разбило в нух и прах надежды врагов мира и демократии. Оно воочию показало всему миру, какие титанические силы заложены в социалистическом строе.

Промышленность СССР выполнила первый послевоенный пятилетний план в четыре года и три месяца. В 1950 г. в СССР произведено промышленной продукции на 73% больше, чем в довоенном 1940 г., в то время как пятилетиям планом предусматривался рост на 48%; в 1951 г. промышленность СССР добилась удвоения продукции по сравнению с 1940 г., а в 1953 г. произведено промышленной (продукции примерно в 2,5 раза больше, чем в 1940 г. В послевоенные годы восстановлено, построено и введено в действие свыше 7 тьис. крупных промышленных предприятий, не считая мелких государственных, кооперативных и колхозных предприятий. В результате восстановления, строительства и реконструкции предприятий, оснащенных передовой техникой, основные производственные фонды всей промышленности СССР увеличились в 1952 г. по сравнению с 1940 г. на 77 %.

Особенно быстро развивается промышленность, производящая средства производства; она в 1951 г. по общему объему производства превзошла довоенный уровень в 2,4 раза, а в 1952 г. примерно в 2,7 раза. Исключительно быстрыми темпами развивалась в послевоенной пятилетке сердцевина тяжелой индустрии — советское машиностроение, играющее крупнейшую роль в обеспечении технического прогресса во всех отраслях народного хозяйства СССР.

Рост производства средств производства и увеличение продукции сельского хозяйства создали надежную базу для развития промышленности, производящей предметы потребления.

Интенсивный рост производства товаров широкого потребления позволил быстро поднять потребление трудящихся СССР в полном соответствии с основным экономическим законом социализма.

Основным показателем подъема благосостояния советского народа является непрерывный рост национального дохода. За период с 1940 по 1951 г. национальный доход СССР вырос на 83% (а в 1952 г. вырос на 11% по сравнению с 1951 г.). В отличие от капиталистических стран, где больше половины национального дохода присваивается эксплуататорскими классами, в Советском Союзе весь национальный доход является достоянием трудящихся. Трудящиеся СССР получают для удовлетворения своих личных материальных и культурных потребностей около 3/4 национального дохода, а остальная часть идет на расширение социалистического производства и на другие общегосударственные и общественные нужды.

На основе подъема советской экономики и роста национального дохода благосостояние советского народа за послевоенные годы неуклонно повышалось. В результате роста денежной заработной платы рабочих и служащих, увеличения денежных и натуральных доходов крестьян, снижения цен на товары массового потребления и роста других выплат населению за счет государства, реальные

доходы рабочих и служащих, по расчету на одного работающего, в 1951 г. были выше, чем в 1940 г., примерно на 57%' и реальные доходы крестьян, по расчету на одного работающего, были выше примерно на 60%.

В послевоенные годы было широко развернуто жилищное строительство: построены и восстановлены «жилые дома общей площадью около 155 миллионов квадратных метров. Кроме того, в сельских местностях восстановлено и построено более 3,8 млн. жилых домов. Значительно возросли государственные расходы на культурно-бытовое обслуживание трудящихся. В 1951 г. население СССР «получило различных выплат и льгот за счет государства на сумму 125 млрд. рублей, в 3 раза более, чем в 1940 г., а в 1952 г. население получило их на сумму 129 млрд. рублей.

Неуклонный рост благосостояния трудящихся в СССР неопровержимо доказывает действие основного экономического закона социализма.

Гигантский рост промышленного производства в СССР по своим темпам не имеет себе равного в мировой истории. Если промышленная продукция СССР выросла за годы советской власти в 27 раз, то Англия за последние 90 лет увеличила свое промышленное производство в 4,7 раза, Фра«нция за последние 80 лет в 4,4 раза, а США за последние 35 лет увеличили производство промышленной продукции только в 2,6 раза.

Весь ход экономического «развития за последние десятилетия в странах капитализма и в СССР (а после второй мировой войны и в странах народной демократии) с полной очевидностью демонстрирует наличие двух линий развития.

Одна линия — это линия непрерывного подъема мирной экономики в Советском Союзе и странах народной демократии; другая линия — это линия экономики капитализма, производительные силы которого топчутся на месте или развиваются крайне медленно, экономики, бьющейся в тисках все более углубляющегося общего кризиса капитализма и постоянно повторяющихся экономических кризисов, линия милитаризации экономики и однобокого развития отраслей производства, работающих на войну, линия конкурентной борьбы между стра-нами, порабощения одних стран другими.

Хозяйственные успехи СССР слишком велики и очевидны, чтобы их можно было полностью игнорировать и замалчивать, особенно в свете экономической победы, одержанной СССР во второй мировой войне. Поэтому слишком упрощенная тактика Хайека, сводящаяся к полному замалчиванию хозяйственных успехов СССР, не устраивает многих буржуазных экономистов, предпочитающих более скрытую и замаскированную «критику» советской хозяйственной системы. Буржуазные идеологи учитывают, что слишком упрощенная «критика» Хайека, игнорирующая гигантские хозяйственные достижения СССР, не может иметь никакой убедительной

силы для масс. Поэтому апологеты капитализма изыскивают более топкие и изощренные методы обмана масс.

Для того чтобы ослабить неотразимое впечатление, производимое грандиозными достижениями СССР в области экопомики, некоторые буржуазные экономисты пытаются оспорить официальные данные советской статистики. Особенно старается в этом направлении буржуазный статистик Колин Кларк. Однако это — покушение с негодными средствами.

Плановое хозяйство не может нормально развиваться при отсутствии точной статистики. Советская статистика имеет дело с государственными и кооперативными предприятиями, в которых осуществление учета является органической потребностью социалистического планирования. Другое дело — частнокапиталистические предприятия, заинтересованные в сокрытии действительного положения в производстве по самым различным мотивам: укрытия своих доходов от налогового обложения, обмана своих акционеров, надувания конкурентов и т. д.

Попытки подвергнуть сомнению данные официальной советской статистики, как и другие приемы буржуазных клеветников, явно несостоятельны.

Другим приемом буржуазных клеветников является распространение летенды о наличии якобы более высокого уровня жизни в главных капиталистических странах по сравнению с СССР.

В частности, в буржуазной печати печатаются подтасованные цифровые данные, призванные показать, что уровень жизни английских рабочих якобы значительно выше уровня жизни советских рабочих. Этой фальсифицированной статистикой форейн оффис (английское министерство иностранных дел) спабжает прессу в целях создания у англичан заведомо ложного представления о жизненном уровне в СССР после «войны.

Фальсификаторские приемы, к которым прибегают буржуазные писаки, так бросаются в глаза, что их без труда смог разоблачить прогрессивный английский журналист Ральф Паркер, выступивший с книгой «Заговор против мира», в которой он справедливо пишет: «Фальсификация «статистиков» из форейн оффис слишком очевидна. Цены в Советском Союзе они берут послевоенные, а заработную плату довоенную, не учитывая значительных повышений зарплаты, имевших место после 1940 г. Кроме того, они ««упускают» тот факт, что английский рабочий «платит за квартиру около трети своего заработка, па выплату прямых налогов промышленный рабочий Англин ежегодно отдает почти полуторамесячную заработную нлату, кроме того, он платит много всяких косвенных налогов. Прибавьте к этому постоянную угрозу безработицы, и будет ясно, что вся статистика форейн оффігс как небо от земли далека от действительности английской жизни» 42.

К этому нужно добавить, что в расчетах буржуазных статистиков при определении уровня жизни в капиталистических странах учитываются лучше оплачиваемые лривилегированные группы рабочих. И в настоящее время сохраняет всю свою силу замечание, сделанное В. И. Лениным в 1916 г.: «Чтобы прикрасить положение английского рабочего класса, обыкновенно говорят только об этом верхнем слое, составляющем меньшинство пролетариата...» 43

Буржуазные писаки совершенно замалчивают тот факт, что в: СССР рабочие и служащие, сверх заработной платы, получают разнообразную помощь со стороны государства в виде выплат по социальному страхованию, пенсий, бесплатных и но льготным ценам путевок в санатории и дома отдыха, бесплатной медицинской помощи, бесплатного обучения и повышения квалификации, стипендий и т. д.44

Буржуазные фальсификаторы при сравнении жизненного уровня английских и советских рабочих «забывают» о таком огромной важности факте, как полная ликвидация безработицы в СССР. Между тем известно, что необходимость содержать безработных членов семьи весьма чувствительно отражается на бюджете рабочих в капиталистических странах.

Идеологические оруженосцы монополий «забывают» и тот существенный факт, что жизненный уровень рабочих определяется не только характером их потребления, но и условиями производства. В капиталистических условиях работа на фабриках л заводах выматывает у рабочих все силы, подвергает их непрестанному риску в силу полного отсутствия или крайне несовершенного состояния мер по охране труда.

При определении жизненного уровня рабочих необходимо учитывать коренную разницу между капиталистической и социалистической производительностью труда.

При капиталистической системе хозяйства рост производительности труда занятого рабочего означает прежде всего огромный рост интенсивности труда, изнуряющий работника.

При социалистической системе хозяйства рост производительности труда определяется прежде всего ростом и улучшением технических средств производства, облегчающих труд работника и способствующих повышению его материального благосостояния. Он определяется, далее, ростом культуры труда, овладением рабочими техникой производства.

Буржуазные экономисты совершенно замалчивают также и то, что в СССР после второй мировой войны (как и до войны) реальная заработная плата неуклонно растет, тогда как в напита- листическом мире, в частности в Англии, рабочим приходится бороться с наступлением монополий на их жизненный уровень.

В СССР происходит непрерывный рост личного потребления. Так, например, в 1952 г. в государственной и кооперативной торговле СССР было продано населению товаров в сопоставимых ценах на 10% больше, чем в 1951 г. Наиболее значительно увеличилась. продажа масла животного, колбасных изделий, рыбопродуктов, сахара, кондитерских изделий, тканей, кожаной обуви, мебели, патефонов, часов, радиоприемников, фотоаппаратов, телевизоров, велосипедов. Сам ассортимент товаров, продажа которых увеличилась в наибольших размерах; свидетельствует о возросшем уровне потребления населения. Значительно превышен довоенный уровень продажи населению продуктов на колхозных рынках (особенно мяса, молока, яиц и фруктов).

Чувствуя свое бессилие выступить с экономической критикой советского общественного строя, все буржуазные экономисты, без различия направлений, прибегают к клевете на советский строй. Совершенно надуманное, наглое обвинение коммунизма в тоталитаризме объединяет всех без исключения врагов рабочего класса, начиная от капиталистических магнатов и кончая лидерами правых социалистов, которые с величайшей готовностью подхватывают любую клевету на СССР, подсказанную их империалистическими хозяевами. В то же время буржуазные экономисты закрывают глаза на вопиющие нарушения норм даже формальной демократии в буржуазных странах, замалчивают национальный и расовый гнет, осуществляемый империалистами.

В своей борьбе с советским политическим строем буржуазные идеологи всячески стараются изобразить диктатуру финансового капитала как демократию. Если одни (например, Хайек) прямо пишут, что демократия возможна только при капитализме, то другие (например, правые лейбористы) пытаются представить буржуазную демократию как важнейшее условие рекламируемого ими «социализма».

Политическая свобода, провозглашаемая буржуазной демократией, имеет для огромного большинства -населения только формальных характер. Она не обеспечивается и не может быть обеспечена в условиях капитализма. Поэтому для трудящихся она существует только на бумаге.

Совершенно очевидно, что равенство в буржуазном обществе — пустой звук. О каком равенстве может идти речь в современной Англии, когда в руках 2% населения сосредоточены 67,5% всего национального богатства этой страны?

іВ свое время лозунги буржуазной демократии были знаменем, под которым буржуазия вела борьбу против феодальных привилегий дворянства и против феодальных стеснений.

В период империализма буржуазия все более и более переходит на путь отказа от буржуазной демократии. Формально признаваемая демократия используется политическими дельцами для обмана масс. Под маской этой буржуазной демократии осуществляется попирание даже формальных буржуазных «свобод».

Наиболее наглядно отказ от буржуазной демократии проявляется в фашистском типе государства. На путь отказа от демократии стали современные буржуазные государства по обе стороны Атлантического океана, в первую очередь США. Достаточно напомнить об антирабочих законах Тафта — Хартли, о «проверке лояльности» в США, кампании против коммунистов в Англии, во Франции и в других капиталистических странах. Рост революционного движения в метрополии и колониях, укрепление и успехи режима народной демократии в ряде стран «вызывают неистовую злобу в лагере реакции.

Буржуазные апологеты сознательно замалчивают факты попирания демократии, ставшие общим правилом в период империализма и общего кризиса капитализма, обманчиво рисуя диктатуру финансового капитала как «эдем прирожденных прав человека», как царство свободы.

В своей ненависти к социалистическому государству буржуазные идеологи всячески умалчивают о пролетарской демократии, являющейся демократией высшего типа. В отличие от формальной демократии капиталистических стран, которая на бумаге сулит трудящимся разные свободы, а на деле освящает эксплуатацию рабочего класса и широких трудящихся масс, советская демократия основана на ликвидации эксплуатации человека человеком. В советском обществе нет антагонистических классов. Грани между рабочим классом и крестьянством, равно как между нпмп и интеллигенцией, стираются. Рабочие, крестьяне и интел-тите«нция связаны узами дружественного сотрудничества. Экономической основой советской демократии является социалистическая собственность на средства производства, исключающая возможность эксплуатации. Советское государство реально гарантирует своим гражданам демократические права, в том числе такие жизненно важные права, как право на труд, па образование, на отдых, на обеспечение при утрате работоспособности и в старости.

Советская демократия характеризуется не только уничтожением капиталистической и помещичьей эксплуатации, но и ликвидацией национального гнета. Одним из важнейших признаков советской демократии является полное равноправие народов.

В. И. Ленин еще в первые годы Советского государства писал: «Пролетарская демократия в миллион раз демократичнее всякой буржуазной демократии; Советская власть в миллион раз демократичнее самой демократической буржуазной республики» 3l.

«Советский строй есть максимум демократизма для рабочих и крестьян...» 32

С тех пор в ходе социалистического строительства советский демократизм получил огромное развитие. Советская демократия — необходимое условие «поднятия активности трудящихся масс, вовлечения всех трудящихся в управление государством, в хозяйственное и культурное строительство. Строить и построить социализм было бы невозможно без самого широкого развертывания демократии для трудящихся.

Советская демократия как демократия высшего типа проявляется в огромной политической и культурной активности широчайших народных масс, в бурном росте социалистического соревнования, в многогранной деятельности многочисленных общественных организаций трудящихся. Расцвет подлинно народного демократизма в СССР находит свое выражение во все ускоряющемся росте культурной жизни страны, он выражается в морально-политическом единстве нашего общества, в животворном советском патриотизме. Великая Отечественная война и последующее развитие советского общества вновь л вновь наглядно показали огромный рост политической активности трудящихся, дальнейшее укрепление морально-политического единства советского народа, сплоченного вокруг Коммунистической партии, дальнейшее укрепление братского содружества народов СССР и развитие советского патриотизма.

Огромные достижения советского общественного и политического строя вместе с тем демонстрируют преимущества советской идеологии над буржуазной идеологией. Именно потому, что советская идеология несет народам светлые идеи гуманизма и пропресса, мира и счастья, она является могучей силой сплочения народов.

Жалкие потуги оклеветать советский строй, предпринимаемые апологетами империализма, обречены на полный «провал. 3.

<< | >>
Источник: И. Г БЛЮМИН. КРИТИКА БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ экономии. ТОМ II. КРИТИКА СОВРЕМЕННОЙ АНГЛИЙСКОЙ И АМЕРИКАНСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ. 1961

Еще по теме СОВРЕМЕННАЯ БУРЖУАЗНАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ НА СЛУЖБЕ МОНОПОЛИЙ В БОРЬБЕ ПРОТИВ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО СТРОЯ:

  1. Общая характеристика буржуазной политической экономии в первой половине ХIХ века.
  2. в) Эволюция буржуазной политической экономии США после второй мировой войны
  3. Тема 5. Критическое направление политической экономии. Формирование социалистических идей.
  4. Глава 5. Критическое направление политической экономии. Формирование социалистических идей
  5. Нельзя более ярко охарактеризовать критическое состоя­ние современной буржуазной экономии, чем это сделано са­мими ее представителями в последние годы.
  6. ЛЕКЦИЯ №9 Возникновение альтернативной школы политической экономии. Немецкая национальная политическая экономия
  7. 3. Буржуазно-социальная революция как следствие классовой борьбы
  8. 3. Социалистическая революция как следствие классовой борьбы.
  9. Тема 4.Учение Карла Маркса (1818 - 1883) и рождение современной радикальной политической экономии
  10. Борьба против еврейского ума
  11. Политическая мысль эпохи Возрождения и периода буржуазных революций
  12. Лондон против Парижа в борьбе за звание мирового финансового центра
  13. Политика и политическое мышление в социалистическом и постсоциалистическом обществах.
  14. Методы и способы борьбы монополий на рынке
- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -