<<
>>

ОТРИЦАНИЕ ОБЪЕКТИВНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗАКОНОВ

Кризис буржуазной политической экономии особенно отчетливо отразился в эволюции буржуазных представлений об экономических законах. Большая заслуга буржуазной классической политической экономии состояла в том, что ее представители вскрыли ряд объективных экономических законов и показали их независимость от государственного вмешательства и экономической политики.

«...Классики,— писал В. И. Ленин,— нащупывали и нащупали целый ряд «естественных законов» капитализма, не понимая его преходящего характера, не видя классовой борьбы внутри его» 15. Вульгарная политическая экономия, отбросив научное наследство классической школы, оказалась неспособной дать научный анализ экономических законов капитализма. Некоторые направления вульгарной политической экономии, например немецкая историческая школа, в принципе отвергали само понятие экономического закона. Но в той мере, в какой буржуазные экономисты давали характеристику экономических законов, они прежде всего рассматривали эти законы как законы, действующие независимо от правительства и экономической политики.

В период домонополистического капитализма в буржуазных кругах преобладала трактовка государства в качестве скромного «ночного сторожа», охраняющего покой буржуазии и ее богатства. Наилучшей экономической политикой считалась политика laissez faire, т. е. политика невмешательства государства в экономическую жизнт > политика предоставления полной свободы предпринимателям. ‘Государственное вмешательство в экономику трактовалось как зло, которое должно быть сведено к минимуму. Большинства буржуазных экономистов подчеркивало, что механизм капиталистической конкуренции способен автоматически, без всякого вмешательства государства, устранять всякого рода экономические трудности, диспропорции, безработицу, кризисы перепроизводства и т. д.

В период общего кризиса капитализма, в обстановке громадных экономических потрясений и колоссального обострения капиталистических противоречий, буржуазные экономисты все больше и все чаще трактуют государственное вмешательство в экономику как фактор, который может подменить действие экономических законов и определить новые пути экономического развития.

Современные буржуазные экономисты в своем подавляющем большинстве отрицают объективный характер экономических законов и исходят из представления, будто экономические законы могут устанавливаться и меняться в зависимости от субъективной воли лиц, возглавляющих государственные органы. Отрицание объективных экономических законов стало одним из главных приемов буржуазной апологетики.

Отрицание объективных экономических законов частично имело место у некоторых буржуазных экономистов и в XIX в. Своеобразие современного этапа состоит прежде всего в том, что такое отрицание получило очень широкое распространение, стало типическим для современной буржуазной политической экономии. Вместе с тем отрицание объективных экономических законов выступает теперь в других формах, нежели это имело место, например, в работах немецкой исторической школы. Это отрицание в современных условиях неразрывно связано с идеей «регулируемого капитализма», с признанием того, что буржуазное государство может установить соответствие между общественным предложением и спросом и обеспечить гармоническое, пропорциональное развитие производительных сил. Отрицание объективных экономических законов выступает сейчас и в такой специфической форме, как признание того, что общество может произвольно выбирать пути своего дальнейшего развития в самых различных направлениях.

Современные буржуазные экономисты редко ссылаются на экономические законы.

В изданном в США после второй мировой войны «Словаре современной экономической науки» в статье «Об экономическом законе» отмечается, что «большинство современных экономистов избегает пользоваться этим термином» 110.

Лишь немногие буржуазные экономисты, отстаивающие традиционные теории в полной их неприкосновенности, подчеркивают необходимость изучения экономических законов. Таковы экономисты, группирующиеся вокруг Л. Мизеса. В сборнике, посвященном последнему и опубликованном в 1956 г. под названием «О свободе и свободном предприятии», К. Антони посвятил этому вопросу специальную статью.

Антони критикует широко распространенное в буржуазных кругах мнение о том, что мировые войны якобы опровергали действие экономических законов. Следуя старой традиции, Антони выводит экономические законы непосредственно из человеческой природы. «Активный элемент в законах,— пишет он,— есть фактор полезности, который всегда остается тем же, потому что это — форма, или категория, деятельности человеческого разума. С этой точки зрения все законы объединяются в один закон, согласно которому человек, помимо того, что он есть существо ч<духовное» (spiritual), является также существом утилитарным (utilitarian)» 111.

Эта метафизическая точка зрения, давным-давно опровергнутая основоположниками марксистской политической экономии, еще широко бытует среди буржуазных экономистов. Но большинство из них, в отличие от К. Антони, предпочитает все же не афишировать своего учения об экономических законах. Некоторые буржуазные экономисты прямо заявляют о том, что было бы претенциозным говорить об экономических законах. Так, шведский экономист Э. Линдаль прямо пишет по поводу экономических законов, устанавливаемых буржуазными авторами, что «выводы, содержащиеся в этих теориях, определяющих, какая серия событий должна вытекать нз условий, характеризующих исходное положение, имеют чисто формальный характер. Спорно, могут ли предположения подобного рода быть удостоены почетного термина «экономических законов», поскольку их принадлежность к реальному миру не может быть определена из содержания самих этих теорий» 112.

Некоторые буржуазные авторы упражняются в высмеивании самой идеи экономических законов. Так, американский буржуазный экономист Бродус Митчелл выступает с утверждением, что, «возможно, теперь не требуется иконоборцев для того, чтобы рассеять веру в чудотворный экономический закон» 113. Для подкрепления своего отрицательного отношения к идее экономических законов Митчелл ссылается на... огромные правительственные субсидии, получаемые американскими монополиями. «Когда,— пишет он,— громадные субсидии, с политическими и военными побуждениями или без них, стали великой опорой человеческого благосостояния, зачем щебетать об экономических «законах» прежних дней, когда правилом было, что «каждый сам за себя, а последнее слово остается за дьяволом. Дьявол находится на заднем плане» 114.

Б. Митчелл в своей критике экономических законов идет так далеко, что возлагает на учение классиков об экономических законах ответственность за все бедствия капитализма вплоть до империализма и колониализма. «Классики,— утверждает он,— проповедовали доктрину, приспособленную к интересам только Англии, осуждавшую рабочих на деградацию и слишком часто на гибель. Увлечение красотами естественного закона было настолько восторженным, что закрывало глаза на жестокости, увеличившие количество детей на фабриках н доводившие углекопов до животного состояния» 115.

Отрицание объективных экономических законов есть идеологический результат общего кризиса капитализма. Образование мировой социалистической системы есть ярчайшее проявление действия экономических законов развития, обрекающих капитализм на неизбежную гибель. Буржуазные экономисты прежде всего заинтересованы в опровержении этого важнейшего закона экономического развития. Они стараются представить победу социалистической системы в качестве якобы случайного, а отнюдь не закономерного результата исторического процесса развития. С этой целью они пытаются отбросить само понятие закона экономического развития, утверждая, что нет никакой возможности определить, в каком направлении будет происходить экономическое развитие. В современных условиях отрицание детерминизма в вопросах исторического развития стало наиболее выгодным и чаще применяемым идеологическим оружием буржуазии.

К этому оружию прибегают не только кейнсианцы, но и неолибералы. Так, глава немецких неолибералов Вальтер Ойкен категорически заявляет: «По правде говоря, мы не знаем никаких законов, по которым развивалась бы история» 116. Он утверждает, что общество свободно выбрать экономическую форму, которую оно считает наиболее разумной и справедливой. Из этого положения он, в частности, делает вывод, что капитализм свободной конкуренции отнюдь не должен перерастать в монополистический капитализм. Мероприятия экономической политики, 110 Ойкену, могут парализовать вредные последствия монополий, ослабить их роль в экономике и осуществить свободную конкуренцию.

Другой видный немецкий неолиберал Ф. Бем писал: «Мы не видим перед собой никакой исторически-диалектической необходимости развития, ход которой мы лишь могли бы искусственно замедлить или ускорить...» 117

Положение о невозможности предсказать, в каком направлении будет происходить историческое развитие, весьма категорически формулирует американский экономист Люис. «Мы полагаем,— пишет он,— что нельзя говорить о том, как будет развиваться какая- либо социальная система... Что касается передовых стран, мы считаем невозможным предсказать, куда они пойдут дальше, поскольку мы сне верим, что будущее человеческой расы управляется неизменными законами, которые мы познаем или можем познать» 118.

Отрицание объективных экономических законов тесно связано с распространяемым в современной буржуазной литературе агностицизмом, с неверием в возможность создания объективной теории экономического развития, адекватно отражающей действительность. Агностицизм в вопросах политической экономии за последние годы наиболее подробное изложение получил в работах французского экономиста Ж. Фурастье. Он категорически отрицает возможность познания экономических законов, ссылаясь при этом на «несовершенство человеческого разума», на его «неспособность воспринять весь чувственный мир в целом», на то, что экономические явления слишком быстро изменяются и что человеку не хватает времени их изучить и т. д.

Характерной особенностью агностицизма большинства современных буржуазных экономистов является отрицание детерминизма. Буржуазные экономисты в своих нападках на принцип детерминизма стремятся опереться на тех буржуазных физиков, которые стоят на позициях идеалистической философии.

Французский экономист Андре Маршаль пытается представить кризис политической экономии как составную часть кризиса всей научной мысли, а последний он сводит к «кризису детерминизма» 119. Он ссылается при этом на физика А. де Бройля и математика фон Неймана.

Отрицание детерминизма в политико-экономических вопросах, помимо общих причин, породивших распространение агностицизма в современной буржуазной литературе, имеет свои специфические причины.

Путем отрицания детерминизма в вопросах исторического развития буржуазные идеологи пытаются уверить публику, что дни капитализма еще не сочтены, что вопрос о судьбах капитализма еще не может считаться решенным. Весьма отчетливо эта служебная роль индетерминизма выражена в пропагандистском сборнике «Политическая экономия американской внешней политики», отстаивающем руководящую роль американского империализма в мировой политике. «Нет неотвратимого детерминизма в истории,— читаем мы там,— который принуждает нас ожидать неизбежной гибели нашего общества... Внутри существующих границ возможного люди всегда свободны выбирать свою судьбу — или подчиняться ей, если они не могут выбирать и действовать. Хотя западное общество за последние годы несомненно ослабло, тем не менее оно еще располагает достаточной энергией и моральным духом для того, чтобы найти конструктивные пути выхода из настоящих опасностей» 120.

Отрицание буржуазными экономистами экономических законов прежде всего связано с этим агностицизмом в вопросах истори- чесного развития. Вместе с тем такое отрицание есть своеобразное отражение углубления экономических противоречий внутри самой капиталистической системы. В этой форме буржуазные экономисты выражают свое вынужденное признание, что автоматическое действие экономических законов капитализма (которые обычно в буржуазной литературе обозначаются как законы рынка) не сулит последнему ничего хорошего.

Айрес ополчается против «старой веры в магию рынка со всеми ее традиционными ответвлениями» 121. Важнейшим предрассудком, с которым он призывает бороться теоретиков-экономистов, он объявляет «боязнь правительства (веру в то, что экономика может быть наилучшим образом управляема посредством «рынка», который поэтому должен быть «предоставлен самому себе»)»122.

Таковы важнейшие причины, объясняющие отрицание экономических законов буржуазными экономистами. 3.

<< | >>
Источник: И. Г. БЛЮМИН. КРИТИКА БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ / КРИЗИС СОВРЕМЕННОЙ БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ. Том 3.. 1962

Еще по теме ОТРИЦАНИЕ ОБЪЕКТИВНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗАКОНОВ:

  1. Закон стоимости, "товарный фетишизм" и марксистское отрицание рынка
  2. 4. Закон стоимости - экономический закон товарного хозяйства
  3. 1. Глобализация экономических отношений как объективная закономерность
  4. § 1. Объективные условия и противоречия экономического развития
  5. Объективные факторы (предпосылки) развития международных экономических отношений:
  6. §2. Объективные предпосылки и сущность международной экономической интеграции
  7. Глава 1. Объективная необходимость и основные направления реформирования социально-экономической статистики
  8. 2.2. Эволюция в отрицании
  9. ГЛАВА 1. Объективное содержание и социально-экономическое значение страховых отношений
  10. Рынок как условие и объективная экономическая основа развития экономики
  11. Предмет экономической теории и ее функции. Экономические критерии и экономические законы.
  12. Буддизм: свобода, как внутренний уход от жизни, полное отрицание бытия
  13. Экономическая категория. Экономические законы и принципы
- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -