<<
>>

ОБЩИЕ ЧЕРТЫ ТЕОРИЙ «РЕГУЛИРУЕМОГО КАПИТАЛИЗМА»

Кризис буржуазной политической экономии, охарактеризованный в первой главе, получил свое наиболее яркое выражение в теориях «регулируемого капитализма». В буржуазной литературе употребляется много терминов для характеристики этого направления — дирижизм, стейтизм, этатизм, интервенционизм, теория регулируемой или управляемой или контролируемой экономики и т.

д. Мы употребляем термин «регулируемый капитализм», поскольку этот термин отражает основное существо этой теории — попытку обосновать необходимость государственного регулирования капиталистической экономики в*целях устранения присущих ей пороков. Мы предпочитаем говорить не о теории, а о теориях «регулируемого капитализма», поскольку имеется много вариантов этого направления. Обычно последние ассоциируются с кейнсианством. Но последнее, как мы покажем ниже, представляет собой наиболее яркий и наиболее известный вариант этого направления* но отнюдь не единственный. Разграничение между «регулируемым капитализмом» как суммарным направлением и кейнсианством как частным его проявлением имеет существенное значение для понимания общей эволюции современной буржуазной политической экономии. Так теории «регулируемого капитализма» имеют всеобщее распространение в капиталистическом мире в отличие от кейнсианства, которое не во всех буржуазных ст/ранах имеет многочисленных сторонников. Например, в Италии в период между двумя мировыми войнами кейнсианство получило слабое распространение. Между тем теории «регулируемого капитализма» имели тогда сильное влияние в виде другого варианта — теории корпоративной экономики. Это же положение применимо к Швеции, где, независимо от Кейнса и до появления его основного труда, возникло еще в начале 30-х годов особое направление, получившее название стокгольмской школы, защищающее необходимость осуществления ряда регулирующих мероприятий. В некоторых странах, в послевоенный период, в связи с промышленным подъемом произошло известное ослабление влияния кейнсианства, но отсюда не следует, что имело место и ослабление направления «регулируемого капитализма» в целом — последнее продолжает оставаться основным направлением в современной буржуазной политической экономии, проявляясь в многообразных формах.

Из разных вариантов этого направления можно прежде всего сослаться па теорию «смешанной экономики», в которой применяется другая, некейнсианская аргументация. Особую разновидность теории «регулируемого капитализма» представляют теории, выдвинутые различными фашистскими или фашиствующими авторами, например В. Зомбартом в последний период его деятельности (в книге «Немецкий социализм», 1934 г.), О. Шпанном (теория универсализма), итальянскими фашистами (теория корпоративной экономики). К этой разновидности теории «регулируемого капитализма» примыкают различные варианты корпоративизма, развиваемые, в частности, в Испании, Португалии, Аргентине. Особую разновидность теории «регулируемого капитализма» представляют теории «планового капитализма», отстаивающие возможность осуществления народнохозяйственного планирования в рамках капитализма. Наряду с откровенно буржуазными авторами глашатаями этой теории выступают правые социалисты, теоретические высказывания которых имеют ряд особенностей, обусловленных специфической аудиторией, на которую рассчитаны эти высказывания. Одним из наиболее старых вариантов теории «регулируемого капитализма» является пресловутая теория «организованного капитализма». За последнее время появилось много защитников теории «бескризисного капитализма», которые также применяют аргументацию, родственную высказываниям многих пропагандистов теории «регулируемого капитализма».

При таком многообразии вариантов нельзя, конечно, говорить о каком-то монолитном течении, выступающем с едиными воззрениями по всем важнейшим вопросам политической экономии. Между представителями различных вариантов теории «регулируемого капитализма» имеются нередко весьма значительные разногласия и но общим политэкопомическим вопросам и по конкретным вопросам экономической политики. Весьма значительные расхождения имеют место и в области теоретической аргументации, привлекаемой для обоснования необходимости государственного регулирования экономики. Но при всех различиях, имеющихся между отдельными вариантами, их объединяют некоторые общие тенденции, характерные для эволюции современной буржуазной политической экономии.

Важнейшая общая черта, объединяющая различных сторонников этой теории, сводится к вынужденному признанию серьезных недостатков в работе капиталистического механизма при условии невмешательства государства в его работу.

Защитники теории «регулируемого капитализма», сохраняют верность основной линии буржуазной апологетики. Они отстаивают священность и неприкосновенность частной собственности. Они проповедуют буржуазную догму, что капиталистический строй является якобы гарантией личной свободы и независимости. Но при всем том защитники этой теории вынуждены признать, что не все идет гладко в капиталистической экономике. Они вынуждены признать, что автоматический ход развития капитализма не приводит к наилучшим результатам, и делают вывод о необходимости действия внеэкономических факторов. Государственное вмешательство в экономику трактуется как необходимое условие нормального функционирования капиталистической экономики. Это положение у разных авторов получает различные формулировки и обосновывается при помощи разнообразной аргументации. Но оно красной нитью проходит через все работы защитников теории «регулируемого капитализма». Оно составляет важнейшую основу этой теории.

С этим положением тесно связана и защита новых функций буржуазного государства. Сторонники теории «регулируемого капитализма» отстаивают, что государство должно выполнять те функции, которые оно выполняло на всем протяжении капиталистического развития,— обеспечение наиболее благоприятных условий для частных предприятий. Но наряду с этими старыми функциями на государство возлагается ответственность за борьбу с кризисами и безработицей. Программа «полной занятости» в той или иной формулировке, с теми или иными практическими предложениями, с теми или иными оговорками, характерными для буржуазных деятелей, фигурирует почти во всех вариантах теории «регулирусхмого капитализма». Одна из важнейших идей, определяющих содержание этой теории, состоит в том, что государство при помощи различных регулирующих мероприятий должно воздействовать на общий объем потребления, включая потребление частных лиц и правительственные расходы.

Этой задаче, по замыслу сторонников данной теории, должна отвечать бюджетная, налоговая, кредитная политика и т. д.

Общие черты, объединяющие различные варианты теорий «регулируемого капитализма», сводятся к следующим моментам: 1.

Открытая защита усиления государственного вмешательства в экономику. 2.

Отрицание того, что экономические мероприятия империалистического государства подчинены интересам монополистического капитала. 3.

Распространение иллюзий о том, что буржуазное государство способно руководить народпым хозяйством и обеспечить пропорциональное развитие капиталистической экономики. 4.

Признание того, что внутренние силы капитализма не могут обеспечить достаточный объем производства и «полную занятость».

В различных вариантах «регулируемого капитализма» проявляется в большей или меньшей степени сомнение в традиционных буржуазных теориях, основное содержание которых составляет восхваление внутренних сил капитализма и принципа laissez faire. Эти сомнения не всегда выражены достаточно отчетливо, поскольку не все защитники «регулируемого капитализма» уделяли внимание вопросам теоретической экономии. В наибольшей мере эту потребность в перестройке теоретического аппарата в связи с новыми практическими потребностями пытался удовлетворить Кейнс. Это обстоятельство и выдвинуло его на первый план среди защитников «регулируемого капитализма». Но Кейнсу это направление обязано лишь попыткой наиболее развернутого теоретического оформления. Основные же идеи «регулируемого капитализма» отнюдь не являются результатом оригинального творчества Койпса. Эти идеи высились в воздухе. Они высказывались экономистами многих стран независимо от Кейнса и часто до него.

Так, в 30-х годах в Германии Подвизались свои доморощенные кейнсианцы, теории которых возникли независимо от Кейнса, на пример В. Лаутенбах, которого некоторые современные писатели пытаются представить в качестве «немецкого Кейнса». Лаутенбах в своих статьях, большая часть которых была написана во время кризиса 1929—1933 гг., отстаивал положение, что экономическое равновесие не может быть восстановлено автоматическим путем.

Он пропагандировал необходимость увеличения государственных расходов как меры, которая должна способствовать установлению соответствия между общественным производством и совокупным спросом. Он, в частности, отстаивал кредитную экспансию, осуществляемую правительством в качестве одного из важнейших анти кризисных мероприятий. У Лаутенбаха встречаются некоторые эле менты теории мультипликатора — он пытался подсчитать, насколько увеличивается занятость при росте общих размеров инвестиции на разные суммы (причем в своих расчетах он опирался на статью английского экономиста Кана о мультипликаторе, на которую опирался и Кейнс). Лаутенбах в начале 1932 г. предлагал увеличить инвестиции на сумму 1,5—3 млрд. марок, с тем чтобы занять до иолнительно до 1 млн. рабочих. Он был сторонником большого развития общественных работ. Таким образом, в работах Лаутенбаха был высказан ряд практических предложений, родственных кейнсианским, хотя попытки современных немецких комментаторов открыть в этих работах общую теорию занятости, аналогичную кейнсианской, должны быть признаны неудачными и основанными па натяжках.

Ряд родственных кейнсианству идей был высказан в 30-х годах известным немецким конъюнктуроведом Вагеманом !. Как и Лаутенбах, Вагеман отрицал автоматическое восстановление равнове-

1 Этот воттрос рассматривается в книге G. Grotkopp. Die grofie Krise, Lehren auf der UberwinduPg der Wirtschaftskrise 1929/32. Dusseldorf, 1954,

S. 22 ff. ? .

сия, поддерживал рост правительственных расходов и кредитную экспансию в качестве антикризисных мероприятий.

Возникновение в разных странах, независимо друг от друга, родственных экономических теорий свидетельствует о том, что эти новые тоории отвечали широко распространенной в капиталистическом мире потребности в оправдании практики государственно- монополистического капитализма в условиях обострения экономи- ческих кризисов перепроизводства.

Хотя эта потребность была широко распространена, но она проявлялась с неодинаковой силой в разных странах.

Но случайно кейнсианство возникло в Англии. Англия была той страной, где загнивание и упадок капитализма на первом этапе общего кризиса капитализма проявлялись в наиболее обнаженной и резко выраженной форме. За весь период, отделяющий окончание первой мировой войны от начала второй, Англия не знала промышленного подъема. За этот период уровень английской промышленности лишь в редкие годы поднимался выше уровня 1913 г., а в большинстве случаев был значительно ниже. Глубокий упадок па протяжении всего этого периода переживали такие важнейшие и старейшие отрасли, как угольная промышленность, текстильная, судостроение. Характерным фактом английской экономики этого периода явилось наличие так называемых «районов депрессии», или «пораженных районов», очагов хронической депрессии. В таком положении оказались старейшие промышленные районы Англии: Южный Уэльс, Мид- ленд, северо-восток Великобритании — важнейшие центры угольной и металлургической промышленности; Западная Шотландия, в особенности Клайд — крупный центр судостроения и металлургии; Ланкашир — родина и основной центр хлопчатобумажной промышленности.

Уже тогда сказалось заметное ослабление британского империализма. Уже в 30-х годах Англия оказалась неспособной покрыть за счет текущих доходов от экспо/рта свой непомерно выросший импорт, связанный с паразитической структурой английского народного хозяйства. Еще до второй мировой войны Англия начала проедать свои заграничные инвестиции.

В связи со всеми этими процессами обострились социальные противоречия внутри страны, обострились центробежные тенденции в Британской империи.

В этих условиях государственная машина все шире используется капиталистическими монополиями для угнетения рабочего класса в самой Англии и подавления освободительного движения в колониях, для борьбы с иностранными конкурентами и проталкяг вания английских товаров па внешние рынки, для финансирования монополистических предприятий и предоставления им государственных заказов. Среди монополистов становятся популярными лозунги «сильного государства» и «вмешательства государства в экономику». Старые фритредерские теории, господствовавшие в английской литературе еще в начале XX в., потеряли под собой почву. На смену им пришли теории «регулируемого капитализма» в лице кейнсианства.

Несколько позже кейнсианство получило распространение в США, где оно быстро упрочилось. В послевоенный период можно с полным основанием утверждать, что США являются не менее важной ареной распространения кейнсианства, нежели родина этого направления — Англия. С. Харрис в специальном, изданном под его редакцией, сборнике о влиянии Кейнса иа экономическую теорию и политику писал, что «медицина», разработанная Кейнсом, лучше всего пригодна для США 297. Такого рода высказывания часто встречаются в литературе США и других стран 298. Широкое распространение кейнсианства в США нашло свое отражение в усиленной пропаганде в послевоенный период всякого ірода программ, возлагающих на буржуазное государство основную ответственность за борьбу с экономическими кризисами. В частности, эти идеи заметно сказались в «Акте о занятости» 1946 г. По этому закону президент должен ежегодно представлять конгрессу доклад с обзором существующего экономического положения и с рекомендацией практических мер, рассчитанных на то, чтобы выправить конъюнктуру. Так, в случае бума президент может рекомендовать сокращение государственных расходов и увеличение налогов в целях понижения покупательной способности населения. В случае кризиса рекомендуются мероприятия, рассчитанные на увеличение государственных расходов в целях повышения спроса. Иными словами, указанный «Акт о занятости» возлагает на государство задачу установления соответствия между совокупным спросом и предложением путем мероприятий налоговой и бюджетной политики.

Широкое распространение кейнсианства в США в послевоенный период объясняется особой чувствительностью чрезмерно раздутого производственного аппарата США к кризисным потрясениям. Американская экономика после войны пережила такие потрясения в 1948-1949, 1953—1954 и в 1957—1958 гг.

Дамоклов меч экономического кризиса перепроизводства всегда угрожает американской экономике, и это вызывает усиленную фабрикацию антикризисных программ.

Специфические условия для распространения идей «регулируемого капитализма» создались в послевоенный период в Западной Германии. Этот вопрос специально рассматривается в последующей главе.

Из крупных европейских стран идеи «регулируемого капитализма» получили более позднее и более слабое распространение во

Франции. До второй мировой войны старые буржуазные теории еще безраздельно господствовали во французской экономической литературе. Более широкое распространение идей «регулируемого капитализма» (во Франции он обычно фигурирует под названием дирижизма) начинается уже после второй мировой войны. Но и в настоящее время в университетском преподавании все еще преобладают старые традиционные буржуазные теории, родившиеся в конце XIX — начале текущего столетия. Профессор Кембриджского университета Ф. Неймарк так характеризовал в 1946 г. французскую буржуазную экономическую мысль: «В то время как политическая экономия и наука государственных финансов претерпели глубокую трансформацию в период между двумя мировыми войнами в англосаксонских, германских и скандинавских странах, большинство французских изданий сохраняло более консервативный характер. Действительно, кроме нескольких исключений, французские экономисты оставались более или менее верными классическим и неоклассическим теориям и доктринам в том виде, в каком они господствовали в экономической мысли до 1914 г. Показательно, паиример, что труды Кейнса и его учеников ни в одной стране не встретили такого слабого приема, как во Франции» 299.

Причины этого явления -следует искать в том, что в период между двумя мировыми войнами французская экономика претерпела менее глубокие потрясения, нежели экономика многих капиталистических стран. Франция, в отличие от США, не получила в наследство от первой мировой войны огромной педогрузки производственного аппарата. Ее промышленность в северных, экономически наиболее развитых районах была сильно разрушепа. В течение ряда лет велись большие восстановительные работы, поглощавшие много рабочей силы, металла, оборудования, строительных материалов, а в дальнейшем важную роль в этом отношении играло строительство укреплений (линия Мажино). Вместе с тем экономика Франции была свободна от тех специфических трудностей ^потрясений, которые были характерны для послеверсальской Германии в связи с ее поражением к первой мировой войне.

Экономические кризисы на нервом этапе общего кризиса капитализма протекали во Франции с меньшей интенсивностью, нежели в других ведущих капиталистических странах. Так, во время кризиса 1921 г. промышленная продукция Франции упала на 11% по сравнению с 1920 г., в то время как в США она упала на 23%, а в Англии — на 28%.

Экономический кризис 1929—1933 гг. начался во Франции с некоторым опозданием (с 1930 г.) и протекал в менее разрушительной форме, что видно из следующих данных о падении производства от высшей точки перед кризисом 1929—1933 гг. до низшей точки кризиса (в %) 5:

Уголь

Чугун

Франция Англия Германия США

36 36 54 65

Сталь

50 64 74 86

48 62 69 84

Правда, кризис 1929—1933 гг. сравнительно слабо задел и Англию, но при этом нужно учесть, что экономика Англии в 20-х годах топталась на месте и в 1929 г. едва достигла уровня 1913 г. Между тем экономика Франции в 20-х годах развивалась довольно быстро и в 1929 г. промышленная продукция ее выросла на 39% по сравнению с уровнем 1913 г.

Кризис 1937—1938 гг. во Франции также был менее острым, нежели в США и Англии.

Особое значение имело то обстоятельство, что безработица во Франции была слабее, чем в других ведущих капиталистических странах. Тут сыграли свою роль большие людские потери, которые она понесла во время первой мировой войны. Население Франции в старых границах (т. е. без учета Эльзас-Лотарингии) сократилось с 39,6 млн. в 1911 г. до 37,1 млн. в 1921 г. В первые годы после окончания первой мировой войны французское народное хозяйство ощущало недостаток в рабочей силе, который покрывался за счет иммиграции преимущественно из стран с очень низкой заработной платой — Польши, Италии и стран Ближнего Востока. С 1922 по 1931 г. в страну прибыло 1750 тыс. иностранных рабочих (не считая нелегальных иммигрантов и сезонных рабочих). После наступления мирового экономического кризиса 1929—1933 гг. многие из них должны были выехать обратно.

В связи со всеми отмеченными обстоятельствами вопросы искусственного форсирования спроса и вообще так называемой антикризисной политики, ограничения безработицы и всех мероприятий, связанных с программами «регулируемого капитализма», «полной занятости» и т. д., не стояли перед французской буржуазией с такой же остротой, как перед английской и американской. Французские буржуазные экономисты считали, что они могут позволить себе роскошь абстрагироваться от острых вопросов кризисов и безработицы. Они предпочитали не упоминать о «недостатках» капиталистического механизма и о мероприятиях, намечаемых кейнсианцами для устранения таких «недостатков».

При объяснении того факта, что традиционные буржуазные теории оказались во Франции более устойчивыми, нежели в других капиталистических странах, следует учесть и относительно более позднее формирование государственно-монополистического капи-

5 «Мировое хозяйство. Ежегодник, 1938. 1939». Соцэкгиз, 1939, стр. XXXIV XXXV, 264.

ш тализма во Франции по -с/равнению с Германией, Англией, США. Это, в частности, объясняется сравнительной отсталостью французской экономики, большой ролью, которую играет в последней мелкобуржуазный уклад.

Большой удельный вес рантье в общественной жизни Франции объясняет особый страх французской буржуазии перед инфляцией. Между тем теории «регулируемого капитализма», как правило, связаны с призывом усиления использования государственного бюджета в интересах укрепления капиталистических монополий, увеличения государственных расходов, не считаясь с требованиями соблюдения бюджетного равновесия. Кейнсианская программа рассчитана на преодоление экономических кризисов путем создания инфляционной конъюнктуры.

Между тем во Франции в 20-х и 30-х годах существовала весьма неблагоприятная обстановка для восприятия программ, связанных прямо или косвенно с развязыванием инфляционных процессов. Франция пережила в 20-х годах весьма значительное обесценение франка, начавшееся еще во время первой мировой войны. Б июле 1920 г. индекс оптовых цен достиг 854 (за 100 принимается уровень цен в июле 1914 г.). Внешний валютный курс франка упал к тому времени в 9,7 раза, т. е. обесценился еще более значительно по сравнению с падением его покупательной силы внутри страны. От инфляции больше всего пострадали рабочие, служащие, пенсионеры, мелкая буржуазия, в особенности рантье. По имеющимся подсчетам, мелкие и средние рантье потеряли в результате инфляции свыше 100 млрд. зол. фр.300. Инфляция тяжело отразилась на французской экономике.

После стабилизации франка в 1926 г. Франция дольше других капиталистических стран сохраняла золотое обращение. В 1931 — 1936 гг., когда Англия, США и другие капиталистические страны отказались от размена на золото, Франция возглавила так называемый золотой блок (в который входили еще Бельгия, Нидерланды и Швейцария). Только с октября 1936 г. во Франции был прекращен размен бумажных денег на золото.

Упорство, с которым французская буржуазия удерживала твердую золотую валюту в годы экономического кризиса 1929—1933 гг., когда большинство капиталистических стран пыталось смягчить кризис путем валютного демпинга, объясняется также большим удельным весом, который имеют во Франции банкиры и капиталисты-рантье. Сохранение во Франции в указанные годы твердой золотой валюты в условиях общего валютного хаоса способствовало повышению роли Парижа в качестве мирового финансового центра. Французские банкиры предоставляли иностранным капиталистам займы на выгодных условиях, обеспечивающих высокие прибыли.

Правда, от высокого курса французской валюты страдал французский экспорт, но здесь проявлялось характерное в прошлом для французской буржуазии преобладание финансовых интересов над промышленными и торговыми.

В силу отмеченных причин идея бюджетного равновесия, про тив которой упорно боролся Кейнс и его последователи, во Франции оказалась весьма живучей и популярной.

Как отмечалось выше, после второй мировой войны во Франции наблюдается распространение идей «регулируемого капитализма», ц частности кейнсианства. Перестройка буржуазной политической экономии переживает там еще начальный этап. Дирижизм не выдвинул во Франции крупных экономистов. Сторонники этого направления — Б. де Жувенель, А. Нуайель и др.— мало известные экономисты и не имеют большого влияния на общественное мнение. Распространение кейнсианства происходит там медленнее, чем в Англии и США. Франция еще не выдвинула своих толкова телей кейнсианства типа, например, А. Хансена, которые попытались бы применить общие принципы кейнсианства к специфическим особенностям своей страны.

Следует отметить, что французские авторы, признающие за слуги Кейнса и опирающиеся на его высказывания, нередко расходятся с пим по ряду вопросов. В этом отношении представляет интерес книга бывшего премьер-министра Франции П. Мендес Франса и Г. Ардана «Экономическая наука и действие», изданная ЮНЕСКО в 1954 г. Признав большое значение для судеб капитализма мер по предупреждению и ослаблению массовой хронической безработицы, авторы возлагают свои надежды иа буржуазное государство. Последнее, по утверждению Мендес-Франса и Ардана, призвано решить две кардинальные проблемы: во-первых, обеспечить равновесие между совокупным спросом и совокупным производством, т. е. предупредить возможность появления общего перепроизводства товаров; во-вторых, обеспечить наилучшее использование производительных сил, наилучшее распределение производственных ресурсов между отдельными отраслями народного хозяйства. Однако взгляды Мендес-Франса и Ардана, высказанные в данной работе, имеют некоторые особенности по сравне нию с положениями, развитыми самим Кейнсом.

Во-первых,, они уделяют значительно больше внимания вопро сам инфляции. Тут сказалось различие обстановки 30-х годов, когда писалась «Общая теория занятости, процента и денег» Д. М. Кейнса, и 50-х годов. Мендес-Франс и Ардан сопровождают свою программу «полной занятости» различными оговорками и контрмерами на тот случай, если так называемая сверхполная занятость вызовет инфляцию. Реакционные круги используют созданную буржуазными экономистами легенду о том, что повышение заработной платы является источником инфляции, чтобы встретить в штыки всякие предложения, направленные к смягчению безработицы и к улучшению экономического положения рабочих. Мендес-Франс и Ардан делают в этом вопросе уступку реакционным элементам.

Во-вторых, Мендес-Франс и Ардан идут дальше Кейнса в отношении масштабов государственного вмешательства в экономику. Оба французских автора возлагают на буржуазное государство задачу обеспечения рациональных пропорций между отдельными отраслями общественного производства. Они выступают за «сознательный механизм» регулирования экономики, за «планирование» капиталистического хозяйства, пытаясь подвести теоретическую базу под французские государственные планы (первый план Монне, план 1953—1957 гг.).

Кейнсианство оказало влияние на некоторых защитников старых экономических теорий, которые нстретили в 30-х годах «Общую теорию занятости, процента и денег» Кейнса развернутой критикой, но затем встали на позиции «регулируемого капитализма», применяя, однако, при этом несколько иную аргументацию, нежели сам автор. К числу такого рода французских буржуазных экономистов можно отнести Франсуа Перру. Он и в своих позднейших работах не приемлет кейнсианства в целом, заявляя, что «она (модель Кейнса.— И. Б.) не может быть применена во всякой экономике, что она оказалась совершенно неприемлемой для экономики послевоенной Франции» 301. Перру в своих работах подвергает критике ряд положений кейнсианской теории, в частности теорию процента и особые надежды, которые Кейнс возлагал на возможности воздействия низкой нормы процента на ход капиталистического воспроизводства. Перру подвергает критике и некоторые положения кейнсианской теории занятости. Но вместе с тем Перру подчеркивает большое значение основного практического вывода кейнсианства — усиленное вмешательство государства в экономику должно восполнить недостаточную эффективность стихий ного механизма регулирования экономики. «Джон Мейнард Кейпе,— писал Перру,— оказал нам большую услугу и открыл путь в будущее. Услугой является его критика рыночного автоматизма и стихийности. Путь, который он открыл,— это политика го ^дарственного вмешательства в экономику» 302.

Характерной особенностью современной французской экономической литературы, свидетельствующей о том, что перестройка буржуазной политической экономии переживает еще свой начальный этап, является то обстоятельство, что теории «регулируемого капитализма» там не столько вытесняют, сколько дополняют теории либерализма. Имея в виду прежде всего Францию, Э. Жамс писал: «!..Развитие кейнсианского мышления придало либерализму нашего времени новый вид» 303. Это — весьма характерная черта французской буржуазной экономической литературы. В ней нет такого четкого разграничения направлений «регулируемого капитализма» и «свободного предпринимательства», как в английской и американской литературе. Как правило, во французской литературе преобладает идеология «свободного предпринимательства», однако защитники этой идеологии вынуждены делать все учащающиеся уступки требованиям уешгния государственного вмешательства в экономику, противоречащие традиционным буржуазным теориям, на которых покоится эта идеология. Кризис буржуазной политической экономии во Франции получает, в частности, специфическое выражение в усиливающемся эклектизме французских буржуазных экономических работ.

Характерный для французских экономистов эклектизм отмечался в литературе неоднократно. Так, Д. М. Кейнс в предисловии к французскому изданию своей книги «Общая теория занятости, процента и денег» писал: «В настоящее время французские экономисты являются эклектиками: их доктрины... недостаточно опираются на систематическую концепцию»304. Андре Маршаль, автор специальной работы о современной французской политической экономии, пытается представить эклектизм как характерную ч рту не только современных буржуазных экономистов Франции, но и как имманентную особенность, которая всегда была присуща французской общественной мысли п. Оц ссылается, в частности, на книгу некоего Бешо «Французская экономическая школа», изданную епщ в 1902 г. В ней устанавливается существование особой французской экономической школы, одной из характерных особенностей которой является эклектическое сочетание конкурирующих между собой теорий.

При рассмотрении данного вопроса нужно разграничить общую тенденцию к эклектизму, характерную для современной буржуазной идеологии в целом, и специфические проявления эклектизма, порожденные особыми условиями, в которых капитализм развивается в отдельных странах в отдельные периоды. Постановка А. Маршаля страдает смешением этих двух сторон данной проблемы. Недостаточно ограничиться констатацией эклектизма вообще, который имел место и в начале XX в. и который не чужд буржуазным писаниям в Англии, США и других капиталистических странах. Необходимо выяснить, в чем своеобразие эклектизма современных французских буржуазных экономистов, отличного от эклектизма, характерного для начала текущего столетия.

Особенность современного эклектизма французских экономистов непосредственно связана с тем, что перестройка буржуазной политической экономии применительно к условиям общего кризиса капитализма происходит во Франции медленнее, чем в других ведущих капиталистических странах. Современный эклектизм, присущий большинству французских экономистов, отражает новые тенденции в буржуазной политической экономии, которые прокладывают себе путь в литературе, где формально еще господствуют традиционные экономические теории в силу указанных выше особенностей экономического развития этой страны. 2.

<< | >>
Источник: И. Г. БЛЮМИН. КРИТИКА БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ / КРИЗИС СОВРЕМЕННОЙ БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ. Том 3.. 1962

Еще по теме ОБЩИЕ ЧЕРТЫ ТЕОРИЙ «РЕГУЛИРУЕМОГО КАПИТАЛИЗМА»:

  1. Общие черты и специфические особенности теорий конку- рении Э.Чемберлина и Дж.Робинсон
  2. 9.2. Тоталитарная модель регулируемого капитализма
  3. Тема 11. Дж.М. Кейнс. Рождение концепции регулируемого капитализма
  4. 9.1. Либерально-реформистская модель регулируемого капитализма. США
  5. Акционерное общество н акцио­нерный капитал. Критика теорий «демократизации капитала», «на­родного капитализма»
  6. 5.1.Общие черты географии хозяйства РФ.
  7. Общие черты регулирования страхования
  8. 6.1 Общие черты несовершенной конкуренции
  9. Общие закономерности и осо­бенности развития капитализма в сельском хозяйстве
  10. Альтернатива неоклассической модели: общие черты
  11. Общие черты экономик развитых стран
  12. Вопрос 2. Содержание и общие черты экономического цикла
  13. ОБЩИЕ ЧЕРТЫ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАН
  14. ОБЩИЕ ЧЕРТЫ ТИПА ТРАНСФОРМАЦИОННЫХ СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ
  15. СПЕЦИФИКА ИССЛЕДОВАНИЯ И НЕКОТОРЫЕ ОБЩИЕ ЧЕРТЫ ТРАНСФОРМАЦИОННЫХ ЭКОНОМИК
  16. Содержание и общие черты экономического цикла. Фазы цикла
  17. Развитие капитализма в России I.Дикий и «цивилизованный» капитализм
  18. Регулируемые кредитные отношения
  19. VI. Материалы, представляемые в регулирующие органы организациями, осуществляющими регулируемые виды деятельности
- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -