<<
>>

КРИТИКА ТЕОРИИ «СТАБИЛИЗАТОРОВ КОНЪЮНКТУРЫ»

Буржуазные экономисты ищут выход из обострившихся каші талистических противоречий в усилении государственного вмешательства в экономику.

Отражая широко распространенную в буржуазных кругах точку зрения, А.

Бэрнс писал: «Ввиду наших возросших знаний относительно промышленных циклов и всеобщего согласия по вопросу о том, что правительство обязано помогать в достижении устойчивого процветания, вполне обоснованно ожидать, что мы окажемся в состоянии избежать глубоких и продолжительных кризисов в будущем» 239. Бэрнс характеризует известный «Акт о занятости» 1946 г., который возлагает на президента США обязанность следить за конъюнктурой и намечать мероприятия по борьбе с кризисами и инфляцией, как закон, отражающий «революционное изменение нашего отношения к циклу» 240.

Буржуазные экономисты утверждают, что в современных уело виях в разных капиталистических странах, в частности в США* действует целая система мероприятий, позволяющих предупреждать или во всяком случае смягчать экономические кризисы. В буржуазной литературе под влиянием распространения кейнсианских идей возникло учение о так называемых стабилизаторах конъюнктуры — автоматических, кредитных, бюджетных, внешнеторговых и т. д. Под «стабилизаторами» понимаются мероприятия экономической политики, позволяющие компенсировать сокраще ние личных доходов населения и снижение производства. Большие надежды буржуазные деятели возлагают на так называемые автоматические стабилизаторы, которые не требуют новых правитель ствеиных актов и обеспечиваются существующим законодательством. Напомним, что к ним буржуазные экономисты относят: про грессивный подоходный налог, при котором налоговые доступлс ния снижаются в большей мере, нежели снижаются размеры дохо да, что дает известный выигрыш налогоплательщикам; выплату пособий по социальному страхованию и безработице; выплату пособий фермерам и т.

д. Эти мероприятия в некоторой мере компенсируют сокращение личных доходов населения. В одном из экономических докладов президента США конгрессу говорится: «В нашей стране налоговая система имеет тенденцию смягчать или возмещать сокращение доходов частных лиц. Когда занятость

и доходы снижаются, сокращаются и налоговые поступления, а такие расходы, как выплата пособий по безработице, автоматически возрастают». Компенсирующий характер пособий по безработице и личного подоходного налога, отмечается в докладе, усиливается действием системы поддержания цен на фермерские продукты 241.

Следует, однако, отметить, что все эти «автоматические стабилизаторы» оказывают весьма ограниченное влияние на ход воспроизводства. Так, снижение налоговых ставок в результате сокращения личных доходов лишь в весьма незначительной степени компенсирует снижение доходов для налогоплательщиков.

Не случайно многие буржуазные экономисты предлагают не ограничиваться действием «автоматического стабилизатора», а проводить во время кризисов снижение налоговых ставок. Но и подобное мероприятие может играть лишь роль паллиатива. Оно может лишь несколько смягчить падение платежеспособного спроса населения, но ни в коей мере не приостановить это падение.

К тому же следует учесть, что возможности снижения налогов весьма ограничены в условиях милитаризованной экономики, опирающейся на громадные раздутые военные бюджеты, и при наличии громадного государственного долга. В этих условиях налоги являются решающим источником покрытия огромных непроизводительных государственных расходов.

Наша общая характеристика крайне ограниченного действия «автоматических стабилизаторов» применима и к такому фактору, как пособия по безработице. В некоторых капиталистических странах, например в Англии, такие пособия существовали в 20-х и 30-х годах, но они не только не смогли предупредить наступления кризисов 1929—1933 и 1937—1938 гг., но вообще не оказали сколько-нибудь существенного влияния иа ход этих кризисов.

Это и понятно. Пособия по безработице несколько смягчают снижение потребительского спроса трудящихся масс, но не в состоянии приостановить падение этого спроса. Следует также учесть, что пособие по безработице составляет только часть заработной платы, прежде получаемой рабочим, и выдается на ограниченный срок; к тому же далеко не все безработные получают это пособие.

В США нет общегосударственной помощи безработным, там пособия по безработице выдаются отдельными штатами. Максимальные сроки, на которые предоставляются эти пособия, варьируют для отдельных категорий рабочих в зависимости от их стажа работы; они ограничиваются для некоторых рабочих пятью неделями. В 1948 г. 1 мли. безработных лишился пособий еще до того, как они получили работу, в 1949 г. число таких безработных составило 1,9 млн.> в 1950 г.— 1,8 млн.242 Как видим, весьма значительное число безработных не обеспечивается пособием на весь период своего пребывания в качестве безработных.

Кроме того, не все полностью безработные имеют право на получение пособий по безработице. Прежде всего существует так называемая система дисквалификации, т. е. лишение права на пособие. Почти во всех штатах рабочие, уволенные за «плохое поведение» (этой квалификации придается очень широкое толкование), не могут получать пособий по безработице. Далее, системой страхования по безработице охвачено далеко не все самодеятельное население страны. Во всех штатах для получепия права на пособие рабочий должен отвечать ряду требований. Так, чтобы получить право на минимальное пособие но безработице, рабочий прежде должен заработать определенную сумму денег, как правило, в течение одного года до подачи заявления о получении пособия. Во всех штатах требуется, чтобы получающий пособие безработный был в состоянии работать.

Само пособие по безработице не превышает трети заработной платы, которую раньше получал рабочий. Это лишний раз показывает всю ограниченность данного фактора в качестве средства воздействия на ход экономического кризиса.

Что касается помощи, оказываемой фермерам, то нужно отметить следующее. Эта помощь выражается в виде доплаты правительством США фермерам разности между ценой, по которой они продают свои товары, и гарантированной ценой. Для того чтобы избежать роста запасов сельскохозяйственной продукции, правительство потребовало от фермеров сокращения посевных площадей. Эта система высоких сельскохозяйственных цеп при уменьшении посевных площадей выгодна только крупным капиталистическим фермерам. Компенсируя уменьшение посевных площадей увеличением урожайности, они получают большие суммы от правительства в форме доплаты к цене. Н'о мелкие фермеры не в состоянии повысить урожайность, они не могут обеспечить себя всеми продовольственными продуктами и вынуждены покупать их но искусственно повышенным ценам.

Политика, проводимая правительством США, усиливает процесс социальной дифференциации в сельском хозяйстве и перехода все большей доли посевных площадей в руки крупнейших фер- меров-капиталистов. Очевидно, что этот процесс усиленной концентрации в сельском хозяйстве должен способствовать обострению противоречий капиталистического производства и уже во всяком случае но может рассматриваться как фактор, который в какой-то мере может приостановить или смягчить действие сил, вызывающих капиталистический цикл.

Слабая эффективность «автоматических стабилизаторов» настолько очевидна, что эти факты вынуждены отметить многие буржуазные авторы. Так, эксперты Организации Объединенных Наций в цитированном выше документе признают: «Необходимо

помітять, однако, что такие (автоматические.— И. Б.) стабилизаторы по самой своей природе могут только смягчать степень око номических колебаний. Они могут умепынить падение потребительского спроса, которое произошло в ответ на падение инвестиционного спроса; но они не могут вызвать действительного роста потребительского спроса, который необходим для возмещения упавшего инвестиционного спроса» 243.

Конференция Национальной плановой ассоциации США в 1949 г., давая высокую оценку «автоматическим стабилизаторам», все же должна была признать, что для серьезной борьбы с кризисами они совершенно недостаточны и что требуется нечто большее.

«Мы решительно признаем,— читаем мы в материалах этой конференции,— что существующее автоматическое приспособление делает значительный вклад в экономическую стабильность... Но мы не верим, что эта политика может рассматриваться как нечто большее, чем первая линия обороны. Должно быть сделано больше, чтобы справиться с серьезными экономическими колебаниями» 244.

Буржуазные экономисты возлагают большие надежды на так называемый кредитный стабилизатор. Они подчеркивают, что в результате правительственных мероприятий якобы удалось добиться большей устойчивости кредитно-денежной системы. При этом они ссылаются на страхование депозитов, регулирование нормы процента и операции на рынке государственных ценных бумаг.

В отношении страхования депозитов следует отметить, что оно переносит потери отдельных банков па государственную казну. Эта мера проходит относительно безболезненно, когда кризис охватывает только небольшую часть банков. Тогда она ио вызывает большого напряжения в государственных финансах и сглаживает резкие колебания, обычно вызываемые банкротствами отдельных крупных банков. Но положение существенно меняется, когда банкротство охватывает большое число банков. В результате сокращения производства, закрытия предприятий, банкротства многих корпораций, падения курсов ценных бумаг значительная часть капитала, поглотившая средства из кредитной системы, обесценивается. В этих условиях сумма потерь может значительно превысить ресурсы государственной казны, и массовое банкротство банков станет неизбежным.

По аналогичным причинам дают осечку регулирование нормы процепта и операции на рынке государственных ценных бумаг, которые также могут иметь эффект лишь при незначительном сокращении производства. Кризис же может вызвать массовую продажу государственных ценных бумаг промышленными корпорациями, коммерческими банками и другими держателями, и это в огромной мере усилит напряжение финансовой системы.

Главные надежды в борьбе с кризисами буржуазные экономисты возлагают на так называемый бюджетный стабилизатор, т.

е. на значительное увеличение правительственных расходов при первых сигналах о начавшемся экономическом кризисе. Оно должно, по их мнению, осуществляться в таких масштабах, чтобы компенсировать недостаток частного спроса. Государственный бюджет трактуется в буржуазной экономической литературе как важнейший регулятор конъюнктуры и основной фактор ее стабилизации. Эта идея, известная обычно под именем «компенсационной» бюджетной и фискальной политики, получила признание не только в академических изданиях, но и в официальных документах. В одном из экономических отчетов президента США признается, что «федеральный бюджет... является ключом к правительственному планированию экономического развития» 40.

В главе четвертой была дана критика этой точки зрения. Государство путем увеличения своих расходов может искусственно расширять рынок, но только в известной мере — в той мере, в какой ему удается мобилизовать бездействовавший раньше капитал, привлекаемый путем обложения прибыли капиталистов. Но этот источник весьма ограниченный, поскольку налоговое обложение прибыли встречает сильное сопротивление буржуазии. Рост налогового обложения ухудшает положение мелкой и средней буржуазии. Буржуазия старается переложить налоговое бремя на трудящихся, но это ведет к снижению их потребления и к сокращению их платежеспособного спроса, что сводит на нет значение роста ііравитсльствениого спроса. Правительство может финансировать свои расходы и за счет займов, которые также являются средством искусственного расширения спроса. Но и этот источник имеет ограниченный и временный характер. Займы увеличивают текущий спрос за счет будущего спроса. Всякому понятно, что невозможно бесконечно переносить спрос из будущего в настоящее. Рост займов сопровождается ростом государственного долга со всеми его последствиями, в частности инфляционного характера.

Наиболее «радикальное» предложение по борьбе с кризисами, выдвинутое буржуазными экономистами, состоит в организации государством оптовой закупки товаров и продажи их по устойчивым ценам. Суть этого предложения сводится к тому, что государство во время кризисов должно покупать в больших количествах избыточные товары по устойчивым ценам, с тем чтобы реализовать эти запасы в фазе подъема по таким же устойчивым ценам (с учетом изменения издержек производства). Иными словами, на государство- возлагается задача стабилизации конъюнктуры и цен путем восполнения недостатка опроса (во время кризиса) или предложения (во время подъема).

Р. Харрод, давший наиболее детальное обоснование этого проекта, в качестве важнейшего момента последнего выдвигает требование, чтобы соответствующие государственные органы, ведающие образованием и реализацией товарных фондов, покупали товары в неограниченном количестве. «Чтобы выполнить свою задачу поддержания устойчивых цен, не прибегая к рестрикционным мероприятиям, ...эти органы должны быть готовы покупать в неограниченном количестве. В этом отношении они должны быть в таком же положении, как центральный банк, действующий при системе золотого стандарта» 245. «Неограниченная покупка по установленной цене,— подчеркивает он,— существенна для эффективного антициклического действия» 246.

Сравнение Харродом государственных товарных фондов с центральным банком выявляет ахиллесову пяту всего этого проекта. Центральный банк покупает золото и валюты, свободно разменивающиеся на золото, в любом количестве по определенной цене потому, что на золото существует неограниченный спрос. А это связано с тем, что золото является всеобщим эквивалентом и обладает способностью непосредственно обмениваться на все остальные товары. «Так как деньги есть образ всех других товаров, отделившийся от них, или продукт их всеобщего отчуждения, то они представляют собой абсолютно отчуждаемый товар. Они читают все цены в обратном направлении и отражаются таким образом во всех товарных телах как в покорном материале для своего собственного превращения в товар» 247. Харрод лелеет мечту о превращении всех товаров в абсолютно отчуждаемые товары. Это — воспроизведение на новый лад старой мелкобуржуазной утопии об уравнении обыденных товаров, которые Маркс образно называл «товарной чернью», с деньгами. Своеобразие проекта Харрода состоит в том, что осуществление чуда превращения всех товаров в абсолютно отчуждаемые товары он возлагает на государство.

Не приходится спорить с тем, что если бы государство смогло осуществить такое чудо, то экономические кризисы можно было бы ликвидировать. Но остается непонятной одна «мелочь»: откуда государство возьмет средства для закупки такой гигантской массы товаров? Если государство будет черпать средства за счет налогов, то это вызовет такое давление налогового пресса, которое приведет к еще большему обострению экономического кризиса. Если государство прибегнет к печатному станку, то это ввергнет народное хозяйство в разрушительную инфляцию. Если даже допустить, что государство, закупив огромную массу товаров, справилось бы с этими функциями в фазе кризиса, то при массовой продаже накопленных товарных масс в фазе оживления и подъема возник бы новый экономический кризис. Иными словами, этот рецепт даже в лучшем случае привел бы лишь к отсрочке экономического кризиса.

Практика США и других стран показывает, что распродажа государственных товарных запасов создает большие трудности на соответствующих товарных рынках. Так, в последнее время во* многих капиталистических странах наблюдается падение цен па разные виды сырья, особенно на цветные металлы. В период подъема цены на эти товары росли под влиянием усиленных закупок со стороны не только промышленников и торговцев, по и правительств. Теперь, когда закупки сократились, а запасы выросли, продажи со стороны правительств способствуют дальнейшему падению цеп и сокращению производства. В таком же направлении влияет распродажа правительством США запасов сельскохозяйственных продуктов.

Буржуазные деятели надеются при помощи государственных закупок товаров задержать падение цен. Но при этом следует учесть, что приостановка или замедленное падение товарных цен затрудняет выход из кризиса, ибо снижение цен дает возможность расширить реализацию соответствующих товаров. Богатый материал в отношении влияния на ход кризиса искусственной задерж ки падения цен дает практика монополий, пытающихся решить эту задачу путем ограничения производства. Искусственно сохраняя цены на высоком уровне, монополии затягивают ликвидацию- перепроизводства товаров и тем самым — выход из кризиса.

Все расчеты прожектеров подобного рода строятся на том, что в самом начале кризиса при помощи сравнительно небольших покупок удается якобы преодолеть панику и создать уверенное, бодрое настроение у предпринимателей. Все расчеты, таким образом, строятся на том, что, если вовремя преодолеть волну пессимисти ческих настроений, то все остальное приложится. Такой рецепт может иметь какое-то значение для преодоления небольших заминок на рынке или случайных кризисов, но он оказывается совер шенно песостоятельным при наступлении циклического кризиса перепроизводства.

В последнее время в буржуазной литературе стали появляться (пока отрывочные) высказывания о том, что автоматизация производства, являющаяся важнейшим моментом современной технической революции, выступает в качестве фактора стабилизации конъюнктуры. Так, американский экономист П. Друкер выступил со статьей 44, в которой развивается мысль о том, что автоматизация вызывает серьезные изменения в самом механизме выравнивания спроса и предложения. Обычно это выравнивание осуществляется путем изменения как товарных цен, так и объема продукции. Так, в случае понижения спроса происходит, с одной стороны, падение цен, стимулирующее рост спроса, а с другой стороны, имеет место сокращение выпуска продукции; благодаря этому двойному воздействию устанавливается через некоторое время соответствие между совокупным спросом и предложением товаров. Друкер подчеркивает, что для автоматизированного производства крайне важно сохранение непрерывности производственного процесса и что при этих условиях частичное сокращение выпуска продукции сопряжено со значительным повышением издержек производства. Поэтому при автоматическом производстве, заключает Друкер, сохраняется лишь один метод уравновешивания спроса и предложения — путем соответствующего изменения цен. Друкер отсюда делает вывод, что при автоматическом производстве не будет происходить сокращение производства в случае понижения спроса. Это, по его мнению, обеспечит устойчивую занятость, что в свою очередь окажет стабилизирующее влияние на уровень дохода и на объем совокупного спроса.

Из подобного рода рассуждений Друкер делает вывод, что в ближайшие двадцать лет США не будут знать ни безработицы, ни инфляции и что там будет даже ощущаться недостаток в рабочей силе248.

В таком же духе высказался один из главных американских специалистов по вопросам автоматизации Дибольд.

Эта точка зрения по вопросу о влиянии автоматизации иа процесс воспроизводства совершенно несостоятельна. Друкер отмечает более слабую маневренность автоматизированного производства — последнее не может так быстро приспособиться к изменившейся конъюнктуре, как неавтоматизированное производство. Но из этого правильно копстатированпого факта вытекают совершенно другие выводы, нежели те, которые делает Друкер. Более слабая маневренность автоматизированного производства должна обострить экономический кризис перепроизводства, поскольку в фазе кризиса будет продолжаться усиленный выпуск продукции. Тем самым будет возрастать напряженность на товарном рынке.

Дибольд, Друкер и другие апологеты капиталистической автоматизации ссылаются на стабилизирующее влияние последней на объем запятости. Но с такой оценкой никак нельзя согласиться. Ведь автоматизация — крупнейший фактор, способствующий вытеснению живого труда из производства. При всех условиях (с учетом дополнительной рабочей силы в отраслях, производящих оборудование для автоматизированных отраслей) автоматизация сокращает потребность в рабочей силе. Это влияние автоматизации может не сразу сказаться. В частности, оно может не сказаться при слабых темпах ее осуществления и при наличии общего промышленного подъема. Но это влияние неизбежно должно сказаться и в весьма чувствительной форме при назревании экономического кризиса. Некоторые буржуазные авторы не без оснований предсказывают, что безработица, вызванная автоматизацией, превзойдет по своим масштабам безработицу, имевшую место в США в 30-х годах. Опасения профсоюзных деятелей на этот счет весьма серьезны и обоснованы. Апологеты капиталистической автоматизации исходят из такой ситуации, когда автоматизация охватывает лишь небольшую часть производства и когда ее воздействие в сторону сокращения рабочей силы перекрывается ростом применяемой рабочей силы в других отраслях. Но дальнейший рост автоматизации неизбежно выявит заложенные в ней тенденции к вытеснению рабочей силы из производства.

Заслуживает внимания то обстоятельство, что с подтверждением этих опасений выступил Норман Винер, один из основателей кибернетики, который первый выдвинул версию о «второй промышленной революции». В своей известной книге «Человеческое использование человеческих существ. I. Кибернетика и общество» (1-е изд.— 19,50 г.; 2-е изд.— 1954 г.) он не отрицает, что автоматизация может вызвать массовую безработицу и отмирание ряда квалифицированных профессий. Он писал, что при победе автоматизации «у рядового человека со средними способностями или со способностями ниже средних не будет ничего, что он мог бы продавать и за что ему стоило бы что-либо платить» 249. Он открыто выражает свое неверие в то, что можно парализовать вредные последствия автоматизации (имеется в виду в рамках капиталистического строя).

Апологеты капиталистической автоматизации используют затасканный аргумент в духе «теории компенсации», с которой выступали буржуазные экономисты в первой половине XIX в. Так, К. Дибольд в докладе, представленном конгрессу США, утверждал, что «добавочный спрос тех фирм, которые создают автоматическую аппаратуру, до сих пор давал занятие тем, чьи прежние работы были переняты машинами, и нет оснований считать, что процесс компенсации прекратился» 250'. Вся аргументация в защиту «принципа компенсации» строится на том, что автоматизация пока охватывает лишь незначительную часть производственных процессов, при этом количество безработных является весьма ограниченным. Так, по подсчетам того же Дибольда, в отраслях, охваченных автоматизацией, занято не более V12 всех трудоспособных. Число безработных в результате автоматизации на ближайшие 20 лет, по его подсчетам, не превысит 125 000 ежегодно48.

Буржуазные экономисты применяют двойную бухгалтерию: когда им нужно расписать положительные последствия автоматизации, они всячески преувеличивают масштабы последней; когда же речь заходит об отрицательных результатах автоматизации, они стараются ограничить эти масштабы. При помощи такого приема снимается проблема массовой безработицы. Но всякому добросовестному исследователю очевидно, что при помощи такого приема можно обойти проблему безработицы, но отнюдь не решить ее и тем паче не ликвидировать. По мере распространения автоматизации на все большее число предприятий и отраслей будет ослабевать значение «принципа компенсации» и возрастать мае штаб безработицы.

Неверно решает вопрос о влиянии автоматизации на занятость и Эйнциг, утверждающий, что необходимо различать два периода в развертывании автоматизации — переходный период, когда она постепенно вводится на разных предприятиях и в разных отраслях, и период полного ее господства. Эйнциг соглашается с тем, что в переходный период происходит вытеснение рабочей силы из производства и рост безработицы. Но вместе с тем он полагает, что после полного внедрения автоматизации она сможет оказать то стабилизирующее влияние на общий объем занятости, которое ей приписывает Друкер49. Эйнциг исходит из предположения, что. когда автоматизация полностью установится, прекратится дальнейшее вытеснение рабочей силы из производственного процесса. Но это предположение основано па игнорировании дальнейшего технического прогресса и углубления процесса автоматизации, которые будут продолжаться и после того, как она охватит большинство отраслей производства. С углублением автоматизации будет происходить дальнейшее вытеснение рабочей силы из производства, хотя, возможно, и не в таких масштабах, как на начальных стадиях этого процесса. Автоматизация па любой стадии своего осуществления lie может выступать в роли фактора, стабилизирующего конъюнктуру.

Выводы современных апологетов капиталистической автоматизации о ее стабилизирующем воздействии на конъюнктуру противоречат общим законам капиталистической экономики. Любое осуществление технического прогресса в капиталистических условиях углубляет противоречие между производственными возможностями и узким потребительским базисом, ограниченным в силу антагонистических условий распределения и пролетарского состояния масс. Автоматизация не может составлять исключения в этой области. Напротив, она должна обострить это противоречие, поскольку ее реализация сопровождается значительным вытеснением рабочей силы из производственного процесса. Вместе с тем капиталистическая автоматизация означает ускорение процесса поглощения мелких фирм крупными. Автоматизация не разрешает ни одной из проблем капитализма, а лишь усугубляет их.

Буржуазные деятели не изобрели и не смогут изобрести средства спасения от кризисов, порожденных основным противоречием капитализма.

Неустойчивость, присущую капиталистической экономике, особенно ярко продемонстрировали США после второй мировой войны. В этот период в США имели место циклический кризис 1948— 1949 гг., частичный кризис в текстильной, кожевенной, швейной промышленности в 1951—1952 гг., кризис 1953—1954 гг., резкое падение в 1956 г. автомобильного производства (на 27%) и жилищного строительства (иа 16%). Наконец, в августе 1957 г. в США начался новый кризис, в результате которого индекс промышленного производства снизился с 147 (1947—1949 гг.= 100) в декабре 1956 г. до 126 в апреле 1958 г. (или на 14,3%). Если даже предположить, что апрель 1958 г. означал низшую точку последнего экономического кризиса, то максимальный размер падения производства оказался большим, чем в 1948—1949 гг., когда между высшей и низшей точками снижение производства составляло 10,5%, и чем в 1953—1954 гг., когда оно составляло 10,2% 50.

Экономический кризис, начавшийся в США в 1957 г., распространился и на другие капиталистические страны. Глубокие потрясения испытывала в 1958 г. экономика Канады, Англии, Японии, Бельгии, Голландии, Норвегии. Кризис в угольной промышленно сти, черной металлургии и текстильной промышленности охватил в той или иной мере все капиталистические страны. Серьезный кризис разразился в области морского судоходства и в производстве ряда сырьевых материалов. Особенно значительно упали мировые цены на медь, свинец, цинк, олово, вольфрам, каучук, шерсть, кофе, сахар и др. Кризис весьма болезненно отразился на экономике слаборазвитых стран. Сокращение физического объема экспорта вместе со снижением цен на сырье и продовольствие привело к резкому снижению валютной выручки этих стран, к росту пассивного внешнеторгового сальдо, к нснрёрывной утечке валюты. Промышленное производство почти всех слаборазвитых стран сократилось в 1958 г. Кризис 1957—1958 гг. развеял утверждения буржуазных теоретиков о «бескризисном развитии» современного капитализма.

Как было отмечено в докладе Н. С. Хрущева на XXI съезде КПСС, «постоянное чередование кризисных падений и лихорадочных подъемов свидетельствует о неустойчивости экономики капитализма. Ни гопка вооружений, ни прочие меры не смогут избавить экономику США и других капиталистических государств от кризисов перепроизводства. Что бы пи делали капиталистические государства, они не могут уничтожить причину кризисов. Капитализм не в силах избавиться от мертвой хватки собственных противоречий, они продолжают накапливаться и углубляться, грозя новыми экономическими потрясениями» 251.

<< | >>
Источник: И. Г. БЛЮМИН. КРИТИКА БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ / КРИЗИС СОВРЕМЕННОЙ БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ. Том 3.. 1962

Еще по теме КРИТИКА ТЕОРИИ «СТАБИЛИЗАТОРОВ КОНЪЮНКТУРЫ»:

  1. Критика теории Кнаппа
  2. 7 Критика кейнсианской теории потребления (гипотезы Артура Смита и Д. Дьюзенбери).
  3. 2. Теория предельной полезности и субъективная ценность блага. Основные направления критики трудовой теории стоимости
  4. критика критической критики
  5. Конъюнктура мирового рынка
  6. Конъюнктура финансового рынка
  7. Оценка конъюнктуры рынка
  8. Конъюнктура инвестиционного рынка
  9. Мировой рынок и его конъюнктура.
  10. Мировой рынок и его конъюнктура.
  11. Информация о конъюнктуре рынка
  12. Конъюнктура рынка
  13. 4.Условия торговли и конъюнктура мирового рынка
  14. Конъюнктура мировых товарных рынков
- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -