<<
>>

в) Эволюция буржуазной политической экономии США после второй мировой войны

В послевоенный период значительно усилились позиции сторон- пиков «регулируемой экономики».

Известный американский буржуазный экономист Д. Саул в своей книге «Идеи великих экономистов», изданной в 1953 г., отмечает, что «приверженность системе «laissez faire» в классическом стиле сейчас редко встречается».

А один из последних могикан доктрины «laissez faire» — JI. Мизес в своей книге «Планирование для свободы и другие очерки», изданной в 1952 г., жалуется на то, что экономические кафедры захватили в свои руки кейнсианцы и последователи Веблена, и призывает к тому, чтобы допускать к университетскому преподаванию и представителей «старой» экономической науки.

Усиление позиций сторонников «регулируемой экономики» нашло свое отражение в широком распространении кейнсианства, в усиленной пропаганде всякого рода программ, возлагающих на буржуазное государство основную ответственность за борьбу с экономическими кризисами. В частности, эти идеи заметно сказались в «Акте о занятости» (Employment Act, 1946 г.). По этому закону президент должен ежегодно представлять конгрессу доклад с обзором существующего экономического положения и с /рекомендацией практических мер, рассчитанных на то, чтобы выправить конъюнктуру. Так, в случае бума президент может рекомендовать сокращение государственных расходов и увеличение налогов в целях понижения покупательной способности населения. В случае кризиса рекомендуются мероприятия, рассчитанные на увеличение государственных расходов в целях повышения спроса. Иными словами, «Акт о занятости» возлагает на государство задачу установления соответствия между совокупным спросом и предложением путем мероприятий налоговой и бюджетной политики.

В Экономическом отчете президента США за 1954 г. подчеркивается, что борьба с кризисами составляет одну из важнейших задач правительства. «Мы,— говорится в этом отчете,— должны координировать все правительственные программы, особенно валютную и фискальную политику, с тем чтобы ограничить и преодолеть тенденции, которые могут развиться в депрессию или инфляцию»46.

«Американский народ,— заявлял Эйзенхауэр,— твердо верит в экономическую свободу, но не будет пассивно принимать депрессию или инфляцию» 47.

К кейнсианской аргументации часто прибегали в своих докладах окономические советники президента Трумэна. К ней прибегали и экономические советники президента Эйзенхауэра. У. Фостер отмечает, что «республиканцы, придя к власти, применяют родственные (related) кейнсианские схемы в значительно больших масштабах, чем это когда-либо применялось при Рузвельте»318.

После второй мировой войны многие американские буржуазные экономисты, ранее критиковавшие теорию Кейнса, также перешли на позиции кейнсианства. В частности, такую эволюцию претерпел А. Хансен, который в 1933 г. критиковал предложения Кейнса о стимулировании инвестиций путем расширения государственных расходов и еще в 1936 г. выражал свои сомнения в целесообразности такого излюбленного кейнсианского мероприятия, как «общественные работы» в качестве метода стимулирования инвестиций 319.

Тот же Хансен в статье, специально посвященной вопросу о влиянии кейнсианства в США, констатирует 320, что большинство американских экономистов, независимо от того, принимают ли они полностью или частично теоретические положения Кейнса или отвергают их, благоприятно относятся к кейнсианской «компенсированной циклической политике», т. е. к предложениям о регулировании экономической конъюнктуры путем расширения государственных расходов во время кризиса и сокращения их в период бума. Хансен подразделяет в этой статье американских буржуазных экономистов по их отношению к Кейнсу на четыре группы. Первая группа — это явные антикейнсианцы. Наиболее известные из них — Найт, Мизес, Лютц. Это сравнительно небольшая группа. Другая группа состоит из экономистов, которые находятся под значительным влиянием Кейнса, но предпочитают не пользоваться его терминологией. К этой группе можно отнести, например, Моултона, Шумпетера. Третья группа частично применяет методы Кейнса, хотя и не разделяет полностью его положений.

Типичным для этой группы Хансен считает Хаберлера. Наконец, четвертая группа состоит из открытых сторонников кейнсианства. Наиболее видные представители этой группы в США — Хансен, Харрис, Клейн и др. Эта группа пользуется особенно большим влиянием среди буржуазной молодежи США.

Следует учесть, что разногласия между этими четырьмя группами буржуазных экономистов сводятся преимущественно к тактическим разногласиям. Классовая суть их теорий едина.

Этим объясняется то, что многие буржуазные авторы, критикующие аргументацию Кейнса, принимают его практические предложения.

Кейнсианские идеи получили отражение и в ряде коллективных работ американских буржуазных экономистов, папрямер в опубликованных за последние годы докладах Комитета экономического развития, организованного монополиями, в докладе комитета Американской экономической ассоциации о мерах борьбы с кризисами, изданном в 1950 г.51

Влияние кейнсианства заметно сказалось в докладе, подготовленном экспертами Социального и Экономического Совета Организации Объединенных Наций, под названием «Национальные и интернациональные средства полной занятости» (1949 г.). В подготовке этого доклада большое участие принимали американские экономисты кейнсианец Артур Смятие и Д. М. Кларк. Д. М. Кларк никогда не объявлял себя сторонником Кейнса, однако в своих практических выводах он весьма значительно приближается к кейнсианству.

51 «The Problem of Economic Instability. A Commitee Report».—«American Economic Review», September 1950.

Особенностью буржуазной экономической литературы в послевоенный период является то, что она в значительно большей степени, чем раньше, поставлена на службу пропаганде милитаризма. Вопросы военной экономики заняли одно нз главных мест в экономической литературе. Буржуазные экономисты США усиленно распространяют идею о том, что гонка вооружений и милитаризация народного хозяйства представляют собой якобы иавлучшее противоядие от экономических кризисов перепроизводства. Буржуазные экономисты занимаются восхвалением «преимуществ» военной экономики, якобы свободной от безработицы, кризисов, анархии производства и других противоречии капиталистической системы.

Апология милитаризма нашла отражение в особом истолковании теорий, возникших на предшествовавших этапах капитализма.

Характерно, что кейнсианская теория получила в США в послевоенный период особенно ярко выраженное милитаристское истолкование. Сам Кейнс рядился в тогу пацифиста и по тактическим мотивам не считал целесообразным распространяться о благотворной роли военных расходов. Кейнсианцы 30-х годов и в Англии и в США преимущественно рекламировали «общественные работы» как наиболее желательную форму «антикризисных» мероприятий. В послевоенный период кейнсианство по инициативе американских буржуазных экономистов было поставлено преждо всего на службу оправдания гонки вооружений. Кейнсианская теория о необходимости искусственного фоірсирования общественного спроса путем увеличения государственных расходов оказалась сущей находкой для агрессивных кругов американского капитализма, сделавших как раз главное ударепие на «народнохозяйственном» значении военных расходов и завоевании внешних рынков в качестве средства преодоления внутренних противоречий американской экономики.

Кейнсианская теория, восхваляющая рост государственных расходов, стала основным методом оправдания милитаризации и войн как противоядия от экономических кризисов. В статье Роберта Брэйди «Расходы на оборону и национальная экономика», опубликованной в Анналах Американской академии политических и социальных паук» за сентябрь — октябрь 1952 г., отмечается, что боязнь наступления экономического кризиса усиливает позиции сторонников гонки вооружений. «С момента появления доктрины Кейнса,— пишет Брэйди,— подобная идея (предупреждение экономического кризиса при помощи гонки вооружений.— И. Б.) хотя и в измененной и вульгаризированной различными экономистами и представителями правительства форме получила поддержку экснертов-экономистов» (речь в первую очередь идет об экономических советниках президента США). Американская газета «Нью-Йорк геральд трибюн» (от 15 апреля 1952 г.) восхваляет Кейнса как главного пропагандиста «благотворного» влияния роста государственных расходов.

«Американцы всех толков,— заявляет газета,— уверовали в него (в Кейнса.— И. Б.). Они признают концепцию «эффективного спроса» и не могут допустить, чтобы государственные расходы не составляли значительную часть этого спроса».

Но было бы неправильным считать, что монополистический капитал США и его идеологи использовали кейнсианскую программу только для оправдания гонки вооружений и развития военного производства. У. Фостер в одной из своих статей, посвященных кейнсианству, указывает, что монополии, когда они особенно остро почувствуют угрозу тяжелого экономического кризиса, могут прибегнуть к обширной программе мероприятий по расширению не только военных производств с целью ослабления кризиса 321.

Лжетеория Мальтуса в послевоенный период стала идеологическим средством оправдания методов массового истребления населения — атомной, бактериологической войны и т. д.

В современной буржуазной литературе участились утверждения о «перенаселении», о мнимой угрозе продовольственной катастрофы и т. д. Проблема быстрого роста населения, пишет американский мальтузианец Кук, «является самой грозной проблемой нашего времени, безусловно более серьезной с точки зрения отдаленных перспектив, чем война или мир». «После атомной бомбы»,— заявляет он,— неконтролируемое размножение людей в сегодняшнем мире — это самая зловещая сила». Американский журнал «Ньюс уик» опубликовал 13 сентября 1954 г. статью иод характерным заглавием «Рост населения: слишком много новых ртов». Слишком быстрый рост населения,— пишет журнал,— «создает более серьезную опасность, чем водородная бомба».

Мальтузианские взгляды не только широко пропагандируются в современной буржуазной литературе,— они получили новое использование по сравнен ню с XIX в. Мальтус предназначал свою «теорию» преимущественно для «внутренних» целей —для того, чтобы обмануть массы баснями об абсолютном перенаселении, чтобы оправдать безработицу и лишения трудящихся выдуманными им «естественными» причинами. Милитаристские мотивы в мальтузианской проповеди XIX в.

играли неан&чительпую роль. Мальтус только жаловался на то, что «война, главная причина обезлюдения между дикими народами, в настоящее время сделалась менее опустогаительпой» 322.

В эпоху империализма использование мальтузианства буржуазией для «внутренних» целей не потеряло, конечно, своего значения. Ссылкой на чрезмерное размножение рабочих современные мальтузианцы, как и Мальтус полтораста лет назад, стараются уверить читателей, что в безработице виноваты-де сами рабочие, а не капиталистическая система. С этой целью измышляются легенды о наличии избыточного населения во всех странах, в том числе в главных капиталистических державах.

Современные мальтузианцы пытаются «обосновать» жестокие меры преследования трудящихся и в особенности наиболее революционных и прогрессивных элементов современного общества. Опираясь на лженаучную «теорию наследственности»,

мальтузианцы пророчат «качественную деградацию» человечества, или «генетическую врозию», как угодно выражаться Куку, на том основании, что «низшие классы» размножаются интенсивнее, нежели «высшие классы». Если Мальтус в свое время рекомендовал рабочим «моральное воздержание», то современные мальтузианцы идут гораздо дальше своего учителя, требуя, во-первых, принудительной стерилизации целых групп населения (в первую очередь наиболее -революционных), а во-вторых, такого регулирования браков, при котором наименее обеспеченным членам общества была бы закрыта возможность вступать в брак.

Американец Пенделл рекомендует провести закон, предусматривающий отказ в выдаче разрешений на заключение брака, если будущие супруги не представят доказательств того, что их доход достаточен для содержания семьи. Проектируемый Пенделлом закон устанавливает имущественный и образовательный ценз для людей, желающих иметь детей. Пенделл предлагает ввести лицензии на право иметь детей и даже на количество детей, которое он ставит в прямую зависимость от имущественного положения и образования. В отношении же трудящихся, не удовлетворяющих этим условиям, а также в отношении лиц, число детей у которых уже достигло установленной нормы, Пенделл считает необходимым применять принудительную стерилизацию.

Однако важнейшие назначение современного мальтузианства состоит в оправдании самой войны как способа массового истребления населения.

Современные мальтузианцы делают основное ударение на «угрозе» Западу, которую якобы представляет быстрый рост населения в странах демократического лагеря. Мальтузианство непосредственно связано с идеологической подготовкой третьей мировой войны.

Мальтузианство используется ныне также для оправдания войн империалистических государств против народов колониальных и зависимых стран. Оно нужно империалистам для оправдания политики порабощения, расовой дискриминации и массового истребления коренного населения в якобы перенаселенных колониальных и зависимых странах.

Империалисты всячески стремятся ослабить сопротивление колониальных народов, подавить их борьбу за освобождение от колониального рабства путем истребления миллионов людей. Они стараются ограничить численность населения в колониальных и зависимых странах, чтобы сократить боевые силы угнетенных народов.

Не удивительно, что сфабрикованный мальтузианцами миф об абсолютном перенаселении в колониях так охотно подхвачен колонизаторами всех мастей. Они пытаются свалить на это вымышленное абсолютное перенаселение ответственность за бедствия колониальных народов (безработицу, широкое распространение болезней, высокую смертность), действительная причина которых — бесчеловечная эксплуатация империалистами населения колоний.

Мальтузианские измышления о наличии якобы абсолютного пе»ренаселения в колониях не имеют под собой никакой почвы. Они преследуют своей целью оправдание обнищания колониальных народов, идеологическую подготовку истребительных войн, «обоснование» предпринимаемых империалистами мер к сокращению колониального населения.

Учитывая огромную непопулярность империалистических войн среди трудящихся, многие мальтузианцы напяливают на себя тогу миротворцев н пацифистов. Они, мол, против, войны, но для этого нужно сократить рождаемость. Пока не будет сокращена рождаемость, война является железной необходимостью. Основное, что стремятся «доказать» мальтузианцы, сводится к следующему положению: пока не осуществятся эффективные методы контроля над /рождаемостью, война остается важнейшим средством разрешения «проблемы перенаселения». Война неизбежна и оправдана — вот краткий смысл «ученых» изысканий мальтузианцев.

Классики марксизма дали исчерпывающую и уничтожающую критику мальтузианской «теории народонаселения» 323, не оставив от нее камня на камне. Они раскрыли полную несостоятельность этой «теории», объявляющей коренные пороки капиталистического строя вечным законом человеческого общества. Маркс показал, что каждому способу производства свойственны свои законы народонаселения, имеющие исторически преходящий характер, что избыточное население при капитализме представляет собой форму относительного перенаселения, порожденного законами капиталистического накопления, а отнюдь не мнимым недостатком средств существования. Капиталистическое общество располагает огромными возможностями в области производства средств существования, но оно отстраняет трудящихся, т. е. подавляющее большинство населения, от пользования ими. Совершенно очевидно, что не может быть речи о недостатке средств существования там, где во время кризисов уничтожается огромное количество предметов потребления.

Классики марксизма-ленинизма вскрыли суть апологетического маневра, предпринятого Мальтусом, которая сводится к тому, чтобы отвлечь внимание трудящихся от противоречий, заложенных в самом капиталистическом способе производства, подменить их противоречием между природой и обществом и свалить тем самым ответственность на природу за все бедствия буржуазного общества. Все эти попытки выгородить капитализм и снять с него ответственность за нищету масс, безработицу, войны и т. п. совершенно несостоятельны.

Вое последующее экономическое развитие полностью подтвердило правильность критики мальтузианства, данной Марксом и Лениным. Как экономика современного капитализма, так и в особенности развитие социалистической экономики дают неопровержимые свидетельства лживости вымыслов об абсолютном перенаселении, об угрозе «МИрОЕОГО голода».

В социалистическом обществе в силу действия основного экономического закона социализма и закона планомерного развития народного хозяйства, в силу ликвидации анархии производства, конкуренции и экономических кризисов навсегда ликвидпровапа безработица. При социализме развитие производительных сил направлено на удовлетворение потребностей всего общества, поэтому оно не ведет и не может вести к выталкиванию трудящихся из процесса производства, к появлению относительного перенаселения. Ликвидация нищеты и безработицы — постоянных спутников капитализма,— непрерывный подъем материального благосостояния и культурного уровня народных масс в свою очередь обеспечивают быстрые темпы роста населения. Громадное значение в этой области имеют мероприятия по охране материнства и младенчества, организация широкой сети лечебных и санаторно- курортных учреждений, улучшение санитарных условий в городах и селах, массовое развитие физической культуры и спорта, строгое соблюдение правил безопасности и охраны труда на промышленных предприятиях и т. д.

С 1926 по 1939 г. население СССР возросло на 24 439 тыс. человек, или на 15,9%. За этот период население капиталистической Европы увеличилось на 8,7%. Чистый прирост населения в СССР за эти годы почти вдвое превышал прирост населения к капиталистических странах Европы.

После второй мировой войны прирост населения СССР осуществляется еще более быстрыми темпами. К октябрю 1952 г. чистый прирост населения СССР за предшествующие три года составил 9500 тыс. человек.

Непрерывный быстрый рост народонаселения при сокращении смертности, особенно смертности детей, является законом развития социалистического общества.

Ликвидация безработицы в социалистическом обществе при исключительно высоких темпах прироста населения служит ярким наглядным опровержением мальтузиапекпх утверждений о том, что перенаселение якобы обусловлено законами природы и имеет вечный характер.

Современные мальтузианцы пытаются уверить читателей, что основой бедствий в капиталистических странах является так называемый кризис населепия и мировых ресурсов. Они пытаются доказать, будто количество целинных земель, пригодных для обработки, уже сократилось до минимума, в результате чего земля-де может прокормить все меньшее и меньшее количество людей.

Факты опровергают эти утверждения. Под зерновыми, техническими, овощными и другими культурами, а также под садами и лесопосадками занято менее 1 млрд. га, или от 7 до 7,5% поверхности земной суши. Между тем, по данным академика JI. И. Прасолова, около 10,5 млрд. га суши являются вполне пригодными для земледелия. Даже самые плодородные почвы — черноземные — освоены всего на 30—35%. В 1940 г. в США под сельскохозяйственными фермами было занято всего 55,7% земельной площадп, а обрабатывалось немного более lU всей земельной площади страны. В этой стране около половины земли, признанной пригодной для обработки, не используется для сельскохозяйственного производства.

Мальтузианцы ссылаются еще на эрозию почвы, как на фактор, вызывающий упадок сельскохозяйственного производства. Эрозия почвы действительно имеет место, но ее причиной является не выдуманный мальтузианцами «закон убывающего плодородия почвы», а хищническая практика капиталистов.

«...Всякий прогресс капиталистического земледелия,— писал Маркс,— есть не только прогресс в искусстве грабить рабочего, но и в искусстве грабить ночву, всякий прогресс в повышении ое плодородия на данный срок есть в то же время прогресс в разрушении постоянных источников этого плодородия»55. Маркс иллюстрировал это положение на приме/ре Соединенных Штатов Америки. Эрозия почвы в США обусловлена отсутствием рациональной системы земледелия, господством системы монокультуры, хищническим истреблением лесов.

По официальным американским дапным, в США на 1950 г. из общего количества около 460 млн. акров пригодной для обработки земли около 365 млн. в той или иной степени подверглось эрозии. Ежегодно в стране эрозия разрушает сотни тысяч акров плодородной земли.

Капитализм тормозит развитие производительных сил в сельском хозяйстве, но в еще большей мере задерживает рост платежеспособного спроса трудящихся. Яркой иллюстрацией того факта, что современное капиталистическое земледелие переросло границы платежеспособного спроса, являются проводимые в США мероприятия по принудительному сокращению посевных площадей и по уничтожению сельскохозяйственной продукции.

65 К. М п ц к с. Капитал.!т. I, стр. 509.

і

Вопреки заявлениям мальтузианцев о недостатке сельскохозяйственных продуктов, в США, как и в других капиталистических странах, в период общего кризиса капитализма имеют место длительные аграрные кризисы, одним из показателей чего является громадный рост запасов сельскохозяйственной продукции.

Экономическое развитие человеческого общества более чем за пол утора вековой срок, отделяющий нас от опубликования геростратовски знаменитой книги Мальтуса, полностью опровергло мальтузианскую теорию народонаселения,

В послевоенпый период резко усилилось иротиворечие между возросшими производственными возможностями США и ограниченным внутренним рынком. Американские монополии пытаются разрешить это противоречие за счет увеличения экспорта товаров и капитала. Эти вопросы привлекли к себе усиленное внимание американских буржуазных экономистов,

В десятках книг, во множестве статей, вышедших в послевоенный период, американские буржуазные экономисты призывают к форсированному росту экспорта товаров и капитала, расписывая на все лады мнимые выгоды, которые несет эта экономическая экспансия не только США, по и всему капиталистическому миру.

Для характеристики позиции американских буржуазных авторов в этом вопросе характерна эволюция Хаисена, В своей статье «Прогресс и убывающее население», опубликованной в 1939 г,, Хапсеп очень пессимистически оценивал возможности роста иностранных инвестиций. Он писал, что «иностранные инвестиции в течение ближайших 50 лет будут играть несравненно меньшую роль, чем это имело место в XIX в.324 Между тем в книге «Роль Америки в мировой экономике», изданной в 1945 г., Хансен всячески подчеркивает огромное значение экспорта капитала, выступая с откровенной пропагандой экономический экспансии США, Он предлагает широко развивать американский экспорт с помощью займов, предоставляемых странам-импортерам. Он ссылается на огромные суммы сбережений, ежегодно образующихся в США, «Нелегко будет найти применение этим крупным сбережениям в США» 325,— заявляет он. Суть предложений Хансена сводится к тому, что США должны стать мировым кредитором,

В наиболее откровенной и закопченной форме пропаганда экономической экспансии США выражена в книге американского буржуазного экономиста Б, Джевитса «Мир посредством инвестиций», Джевнтс предлагает, чтобы США ежегодио, в течение 50 лет, помещали за границей капитал примерно в сумме 20 млрд, долл, Страпы, в которые будет инвестироваться американский капитал, должны, по замыслу Джевитса, специализироваться на производстве разных видов сырья, в которых нуждается американская промышленность, и поставлять это сырье в счет выплаты прибылей и погашения американских капиталовложений,

Джевнтс заявляет, что экспорт капитала нужно прежде всего расценивать как хороший бизнес, сулящий солидные прибыли,

«Прибыли в денежном выражении,— восклицает он,— могут быть такие, что от них захватывает дыхание» 326.

Для оправдания экономической экспансии американские буржуазные авторы прежде всего мобилизуют ходячий в буржуазной литературе аргумент о том, что усиленный экспорт товаров и капиталов якобы может разрешить внутренние экопомичеекпе трудпости в США, в частности ослабить или предупредить экономические кризисы перепроизводства и рост массовой безработицы. Тот же Джевлтс утверждает, что только значительный рост экспорта может «заставить» вертеться «колеса нашей машины» и обеспечить работой населепис. В сборнике статей под характерным заглавием «Как исправить капитализм» подчеркивается, что «экспорт чрезвычайно важен для хорошей конъюнктуры в США», и настойчиво выдвигается требование «расширить мировую торговлю, в которой Соединенные Штаты смогут играть роль ведущего кредитора в размерах, необходимых для полпого использования производственных мощностей» 327.

Тот же аргумент играет главенствующую роль в обосновании американской экономической экспансии в цитированной выше книге Хансена «Роль Америки в мировой экономике», в сборнике «Спадая американский капитализм» и др.

Под видом борьбы за «полпую занятость» н «бескризисный капитализм» американские буржуазные авторы пытаются приукрасить экономическую экспансию в глазах трудящихся США. Современная буржуазная экополптческая литература США проникнута в своей значительной части идеями «амерігкаиского образа жизни». Это новый вариант старой «теории американской исключительности», которая усиленно проповедовалась в 20-х годах

В основе этой теории лежит глубоко порочный тезис о том, что американская экономическая система отлична от европейского капитализма, что она якобы свободна от классовых противоречий и демонстрирует классовую гармонию. Э. Джонстон, воспевая на все лады превосходство американского капитализма, характеризуемого им как «система свободного предпринимательства», пад капитализмом «британского типа», объявляет, что только Америка может указать путь к настоящему капитализму 328.

С. Слпчтер в том же духе воспевает американский капитализм, как «капитализм особого рода», «проникнутый духом конкуренции» (high competitive), «высоко динамичный» и даже представляющий собой «трудовую экономику» (laborist. economy), где главную роль играет-де наемная администрация 329 (критика последнего положения дана во второй главе).

Такие попытки представить капитализм одной страны в качестве экономической системы, принципиально отличной от мирового капитализма, не новы. С такими претензиями в свое время выступали носители «национальной системы политической экономии» в лице Ф. Листа и немецкой исторической школы. К. Маркс давно показал полную несостоятельность таких попыток. Он критиковал немецких буржуазных идеологов, утверждавших, что обнищание рабочего класса в Англии представляет собой чисто «английское» явление и что Германия не пойдет по тому же пути капиталистического развития, по которому шла Англия. В предисловии к I тому «Капитала» Маркс писал: «Существенна здесь, сама по себе, не более илп менее высокая ступень развития тех общественных антагонизмов, которые вытекают из естественных законов капиталистического производства. Существенны сами эти законы, сами эти тенденции, действующие и осуществляющиеся с железной необходимостью. Страна, промышленно более развитая, показывает менее развитой стране лишь картину ее собственного будущего» 330.

Ф. Энгельс конкретизировал марксистское положение об обязательном действии общих законов капиталистического развития для любой буржуазной страны как раз на примере США. В приложении к американскому изданию «Положения рабочего класса в Англии» он писал: «Конечно, внешние условия жизни американского рабочего класса весьма отличны от условий английских рабочих, но и тут и там действуют одни и те же экономические законы, так что результаты, хотя и не вполне тожественные, должны все же быть одного и того же порядка» 331.

Буржуазные экономисты в качестве специфической черты американского капитализма выдвигают то, что последний якобы не знал пережитков феодализма. В. И. Ленин в своей работе «Новые данные о законах развития капитализма в земледелии» показал, что в США были и имеются пережитки рабства, которые решительно ничем не отличаются от пережитков феодализма. Достаточно упомянуть об издольщине, широко распространенной в южных штатах. Пережитки рабства проявляются также в дискриминации негритянского населения.

Апологеты американского империализма объявляют более быстрый, чем во многих капиталистических странах, рост производительных сил в США в прошлом характерной и неотъемлемой чертой американской экономики. Они выдвигают тезис о «высокой динамичности» американского капитализма по сравнению с западноевропейским.

Исторические условия в прошлом действительно благоприятствовали развитию производительных сил в США. Крупнейшим благоприятным фактором была хроническая нехватка рабочей силы.

В течение многих десятилетий в США направлялся большой поток эмигрантов из разных стран. В. И. Ленин еще в начале XX в. писал, что «Америка все быстрее идет вперед, беря со всего мира наиболее энергичное, способное к труду рабочее население»332.

В связи с нехваткой рабочей силы уровень заработной платы в США был тогда выше, чем во многих капиталистических странах. Это создавало благоприятные предпосылки для внедрения машин, для быстрого технического прогресса.

Указанный фактор, в сочетании с рядом других благоприятных условий, в частности — с невысоким уровнем военных расходов в прошлом, с исключительно богатыми природными ресурсами, обусловили быстрый рост производительных сил, позволивший США с 90-х годов прошлого столетия занять первое место в мире по объему промышленного производства.

Однако, несмотря на важное значение этих благоприятных условий (развития американского капитализма, они могли оказать и оказали лишь временное и ограниченное влияние на экономическую систему США. Они нисколько не изменили природы американского капитализма, который, как и во всех других буржуазных странах, основан на частной собственности на средства производства и на эксплуатации наемных рабочих.

Кроме того, очень важно учесть, что эти специфические благоприятные условия, способствовавшие в прошлом развитию производительных сил, стали сейчас достоянием истории (за исключением, конечно, природного фактора). Давно ушли те времена, когда в США ощущалась хроническая нужда в рабочей силе и когда они были центром притяжения для эмигрантов всех стран. В современных условиях США идут впереди всего капиталистического мира не только по объему промышленной продукции, но и по количеству безработных. Этот факт очевиден даже при тех заниженных оценках числа безработных, которые дает официальная статистика США.

О резко изменившемся положении в отношении спроса на рабочую силу свидетельствует и тот факт, что в настоящее время в США действуют жесткие законы относительно иммиграции. По закону Маккарэна (1952 г.) американская администрация получила почти неограниченное право запретить любому иностранцу — даже имеющему американскую визу — въезд в США. Более того, после второй мировой войны имело место массовое изгнание иностранных рабочих из страны. По официальным данным, в 1950 г. были высланы из США 580 тыс. иностранцев333.

Достоянием истории стал и такой акт, благоприятствовавший в прошлом развитию производительных сил в США, как слабый уровень военных расходов. Сейчас США далеко обогнали все капиталистические страны по уровню военных расходов, которые

охватывают примерно 3/4 всего государственного бюджета США и доля которых в национальном доходе растет. Если в 1937/38 г. военные расходы составили 1,5% национального дохода, то в 1949/50 г. они достигли 8,2%, в 1950/51 г. — И, в 1951/52 г.— 16,7, в 1952/53 г.- 21% 334.

Прежде для США был характерен так называемый американский путь развития капитализма в сельском хозяйстве. В настоящее время фермерские массы, составляющие базу американского пути развития капитализма в сельском хозяйстве, влачат жалкое существование.

Непрерывно /растет задолженность фермеров, а их земельные участки все больше становятся собственностью банков. Среди фермеров происходит усиленный процесс пролетаризации. Число фермеров, работающих на стороне 100 и более дней в году, непрерывно растет. Так, в 1929 г. оно составило 723,3 тыс., в 1939 г.— 943,6 тыс., в 1949 г.— 1 265 тыс.335.

О загнивании аме/рикалской экономики свидетельствует снижение удельного веса самодеятельного населения, занятого в производительных отраслях. Он выражался в 1910 г. в 75,1%, в 1920 г.— 72,1, в 1930 г.—65,6, в 1940 г.-62,6, в 1950 г.- в 58% 336.

Недогрузка промышленных предприятий в США в конце 40-х годов составляла в угольной (битуминозной) промышленности 43,4% (1948 г.), сталелитейной — 19 (1949 г.), чугунолитейной — 21,7 (1949 г.), в автомобильной — 50% (1951 г.) 337.

Загнивание американского капитализма полностью опровергает измышления буржуазных апологетов о наличии какого-то особого, «высокодпнамического» капитализма в США.

Тот факт, что американская экономика вынуждена все в большей мере прибегать к помощи такого искусственного «стимулятора», как военные заказы, не говорит о процветании этой экономики, напротив, он служит ярчайшим свидетельством ее внутренней слабости и неустойчивости.

Стремясь всячески приукрасить американский капитализм, проповедники «теории американского образа жизни» изощряются в том, как освободить (конечно, на бумаге) американскую экономику от всех капиталистических противоречий и представить капитализм США как «капитализм без классов». При помощи фальсифицированной статистики американские буржуазные экономисты стараются -показать, будто рабочий класс получает все большую долю национального дохода. Особенно старается в этом направлении «главный специалист» в США по вопросам национального дохода С. Кузнец.

Американские буржуазные идеологи с торжествующим видом делают вывод об «исчезновении» в США классов. Так, в цитированной выше работе Э. Джонстон заявляет: «Скромнейший рабочий на одном из моих электрозаводов, к-терк в банке, в управлении которого я принимаю участие, продавец в моей кирпичной или известковой фирме — не меньшие капиталисты, чем я сам» 338.

Такая явно апологетическая версия пропагандируется не только откровенно буржуазными деятелями, но и правыми лидерами профсоюзного движения. Например, бывший председатель Конгресса производственных профсоюзов Филипп Мэррей писал в 1948 г.: «На деле в Америке нет классов... Мы все здесь рабочие. И в конечном счете интересы фермеров, промышленных (рабочих* бизнесменов, служащих и интеллигенции совпадают. Даже разделение работников промышленности на «администрацию» и «рабочих» носит несколько искусственный характер. Как мы обнаружили, администрирование требует большого труда, а от рабочих требуется изрядное умение администрировать» 339.

В действительности в США существует глубокая пропасть между буржуазией и трудящимися.

Об этой глубокой пропасти свидетельствует распределение национального дохода в США. По данным переписи 1950 г., на долю Is населения приходилось 47 % всех денежных доходов, а на долго 60% -—только 29%. В этой богатой капиталистической стране мира почти половина всех семей получала меньше чем по 3 тыс. долл. дохода в год п пе могла обеспечить себе прожиточный минимум. Зато 3% семей получали свыше 10 тыс. долл. каждая. Около 150 человек имели доходы, превышающие миллион долларов.

Основные средства производства в США сконцентрированы в руках горстки монополистов. Монополии крепко держат в своих руках всю экономику США. По данным 1950 г., активы 48 крупнейших компаний превышают в совокупности 120 млрд. долл., т. е. составляют свыше Че национального богатства США, исчисляемого в 685 млрд. долл.* 66 акционерных компаний являются миллиардерами.

Даже Трумэн в своем послании конгрессу по экономическим вопросам от 15 января 1953 г. вынужден был признать, что Vs населения США «плохо питается, плохо одевается и живет в плохих жилищных условиях... Многие семьи все еще страдают от недоедания. Средства, израсходованные в последние годы на школы и больницы, в процентном отношении к стоимости нашей национальной продукции были значительно меньше средств, израсходованных в 1939 г. Жилищные условия в значительной части наших городов весьма плохие... Примерно половине наших семей трудно оплачивать необходимую медицинскую помощь».

Комиссия Геллера подсчитала, что для семьи рабочего, пытающегося удержаться на скромном уровне жизни, требуется еженедельный доход в 102,6 долл. Между тем, согласно данным Бюро трудовой статистики, средний еженедельный заработок в обрабатывающей промышленности составлял 70—74 долл. в неделю 340.

Таким образом, факты опровергают выдумки буржуазных апологетов о наличии высокого уровня жизни населения как якобы непременном атрибуте «американского образа жизни».

Стремясь во что бы то ни стало обосновать версию о том, что современный американский капитализм якобы лишен пороков, присущих европейскому капитализму, американские буржуазные идеологи заявляют, что у США нет колоний, кроме Пуэрто-Рико. Американские буржуазные экономисты всеми силами стараются скрыть то, что монополии США опутали сетью экономической зависимости ряд капиталистических стран.

В. И. Ленин указывал в отношении империалистической эпохи, что «типичны для этой эпохи не только две основные группы стран: владеющие колониями и колопии, но п разнообразные формы зависимых стран, политически, формально самостоятельных, на деле же опутанных сетями финансовой и дипломатической зависимости» 341. Тот факт, что монополии США предпочитают эту форму подчинения другах стран, объясняется некоторыми специфическими условиями, в которых приходится выступать американскому империализму. Во-первых, он вступил на путь колониальной экспансии тогда, когда большинство слаборазвитых стран мира было уже захвачено другими империалистическими державами. Во-вторых, в современных условиях стало значительно труднее, чем раньше, превращать еще свободные, слаборазвитые страны в страны, имеющие статус колоний. Соединенным Штатам пришлось прибегнуть к методам экономического и политического контроля, который не менее успешно подчиняет зависимые страны, чем старые методы установления открытого колониального господства.

Жизнь показывает, что американский капитализм не свободен ни от одного из противоречий, характерных для современного капитализма.

Как правильно резюмирует У. Фостер, «американский капитализм — это не «новый» капитализм, как его назвал проф. Томас Н. Карвер в период «бума» двадцатых годов; это не «народный» или «основанный на всеобщем участии» капитализм, как характеризует его сегодня Эрик Джонстон; это не «прогрессивный» капитализм, как хотят нас уверить многие социал-демократы и либералы; его нельзя использовать для индустриализации и демократизации всего мира, как проповедует Эрл Браудер» 342.

22 и. Г. Блюмин. т. ІЦ

і

<< | >>
Источник: И. Г БЛЮМИН. КРИТИКА БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ экономии. ТОМ II. КРИТИКА СОВРЕМЕННОЙ АНГЛИЙСКОЙ И АМЕРИКАНСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ. 1961

Еще по теме в) Эволюция буржуазной политической экономии США после второй мировой войны:

  1. Конкуренция экономических стратегии США и СССР после второй мировой войны
  2. Тема 6. Страны с развитой рыночной экономикой после второй мировой войны.
  3. 3. Роль монополистического капитала США в подготовке второй мировой войны, возрождении германского милитаризма
  4. Второй этап эволюции классической политической экономии. Учение Адама Смита
  5. Усиление американского экспансионизма после второй мировой войны. Попытки с помощью вывоза капитала повернуть в свою пользу тенденции общественного развития
  6. 2. ОСОБЕННОСТИ ««АНТИКРИЗИСНЫХ» ПРОГРАММ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  7. Тема 6. ЭКОНОМИКА СТРАН С РАЗВИТОЙ РЫНОЧНОЙ СИСТЕМОЙ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  8. ТЕМА 6. ЭКОНОМИКА СТРАН С РАЗВИТОЙ РЫНОЧНОЙ СИСТЕМОЙ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  9. ЛЕКЦИЯ 18. ЭКОНОМИКА  ЯПОНИИ после второй мировой  войны
  10. Общая характеристика буржуазной политической экономии в первой половине ХIХ века.
  11. Глава 11. ОСНОВНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ И МОДЕЛИ ТРАНСФОРМАЦИИ МИРА ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  12. Американская политическая экономия после Франклина
  13. З. Особенности политической экономии в США.
  14. Последняя кредиторская инстанция после Первой мировой войны
- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -