<<
>>

3.1 Формирование риск-ориентированной системы диагностических показателей деятельности предприятий кластерной структуры

Проведем анализ научных публикаций (их количество, к сожалению, на сегодняшний день, является весьма незначительным), которые посвящены риск-менеджменту и включают в себя разделы, которые непосредственно касаются процесса риск-диагностики.

Следует отметить, что большинство методов (по крайней мере так их называют авторы) идентификации рисков, представленных в современных научных трудах, представляют собой обоснование способа получения информации, необходимой для процесса их диагностики. Причем систематизированы данные способы только по сбору информации, касающейся рисков потери имущественных объектов. Это наталкивает на мысль, что данные методы были «привнесены» в сферу риск- менеджмента предприятия по страховому делу, история развития которой насчитывает не одно столетие.

Например, Н. Хохлов предлагает проводить процедуру выявления риска в два этапа[76]. Первый из них предусматривает «сбор информации о структуре объекта», второй - «выявление на базе этой информации опасностей и инцидентов». В качестве методов сбора информации предлагаются:

- стандартный опросный лист;

- изучение и анализ первичных документов и финансовой отчетности;

- анализ организационной структуры предприятия;

- анализ (в случае отсутствия - разработка и анализ) карт технологических потоков производственных процессов;

- контролирующие посещения производственных подразделений;

- получения консультаций специалистов соответствующей сферы;

- экспертиза документации специализированными консалтинговыми фирмами.

К сожалению, автор не дает определения и не раскрывает сущность структуры объекта риска (опасности и инцидента). Отсутствует также обоснование того, информация какого содержания, о котором объект, с которой «локальной» целью, из каких источников, в какой последовательности и по каким принципам должна быть получена. Кроме того, не представлены ни направления, ни правила, ни примеры анализа.

Томас Л. Бартон, Уильям Г. Шенкир и Пол Уокер предлагают еще более ограниченный набор методов выявления риска1:

1) «при выявлении риска следует акцентировать внимание на показателях вероятности и потенциальных последствиях, которые следует учитывать при принятии деловых решений»;

2) «необходимо разрабатывать различные сценарии риска, основываясь на событиях, имевших место на других предприятиях»;

3) «следует постоянно восполнять оценочные сведения для выявления рисков своего подразделения»;

4) «для выявления рисков компании полезно устраивать «мозговой штурм».

Очевидно, что первые два «методы» является лишь рекомендациями по проведению процесса диагностики рисков, два последующих - методами получения информации, необходимой для диагностики рисков.

Достаточно широкий перечень инструментов диагностики рисков приводит российский ученый В. Вяткин[77][78]. Однако, очевидно, что применение данных инструментов вне какого-то конкретного из приведенных методов диагностики не может обеспечить получение комплексного перечня рисков.

Подытоживая отметим, что в большинстве научных работ, освещающих рисковую тематику в контексте диагностики рисков приводятся или общие рекомендации относительно подходов к этой процедуре ( «использовать приведенные классификации рисков», «сконцентрировать внимание на тех событиях, от которых зависит прибыль предприятия» и т.п.) или описание методики сбора риск-ориентированной информации об исследуемом объекте (опросные листы, собеседования, анализ первичных документов, финансовой и статистической отчетности и т.п.).

Как следствие, при использовании такого теоретико-методического обеспечение у менеджеров возникают трудности с процессом диагностики рисков деятельности предприятия.

На наш взгляд, внимание большее внимание следует уделять диагностике деятельности предприятий с учетом рисков на микро-, и макроуровнях, освещать не только теоретико-методические, но и практические аспекты применения модели риск-диагностики на предприятии. Вместе с тем, исследуемые нами предприятия-участники кластерного формирования имеют существенную специфику с точки зрения их вклада в результаты функционирования кластера, а сама кластерная структура обладает синергетическим эффектом (положительным или отрицательным), что безусловно требует учета при разработке методики оценки рисков.

Осознание важности процесса эффективной риск-диагностики обусловило формирование одной из главных задач диссертационного исследования: разработать методику комплексной оценки рисков

предприятий кластера. Объектом управления в процессе риск-менеджмента, на наш взгляд, рисковые проекции и / или источники рисков.

Рисковая проекция - это термин, предложенный нами для характеристики ресурсов и компетенций предприятия (материальных и нематериальных активов, кадрового потенциала и т.д.), полная или частичная потеря которых способна негативно повлиять на достижение установленных
целей как деятельности предприятий кластерного объединения. Выбор проекций зависит от того, какова политика риск-менеджмента на предприятии кластера, цели и задачи закреплены за группой риск- менеджмента кластерного образования. Так, если главной целью является сохранение материально-технической базы производственного процесса, то в качестве рисковых проекций следует выбрать здания и сооружения, основное и вспомогательное оборудование, материалы на складе и т.д. Однако, как правило, предприятия пытаются защитить от угроз все свои ценности.

Соответственно, для этого следует сформировать полный и непротиворечивый перечень рисковых проекций, учитывающий интересы как предприятия в отдельности, так и всей кластерной структуры. А с учетом того, что проекции достаточно разнородными по своей природе, структуре, местом и ролью в деятельности предприятия и еще и определенными образом взаимодействуют между собой, формирования данного перечня является весьма непростой задачей.

Под источником риска следует понимать субъект, генерирующий наступления рискового события, то есть ее первопричиной. Традиционно выделяют два источника рисков предприятий: внутренняя и внешняя среда. Собственное видение перечня источников рисков предприятий участников кластера было приведено выше.

Диагностику рисков деятельности предприятия-участника кластера будем осуществлять путем сопоставления рисковых проекций с источниками генерации рисков. Для удобства проведения данного процесса воспользуемся матричной диагностической форме, предложенной А. Медведевой[79]. Графическое отображение сущности данного подхода представлено на рисунке 3.1.

Rii R12 R13 R14 R15 R16 РИСКОВЫЕ ПРОЕКЦИИ РП управлен ческой системы Объем реализованной продукции
R21 R22 R23 R24 R25 R26 Объем расходов УС
R31 R32 R33 R34 R35 R36 Уровень выполнения показателей ПС
R41 R42 R43 R44 R45 R46 Уровень выполнения показателей ФЭС
R51 R52 R53 R54 R55 R56 РП производствен ной системы Выполнение

производственного плана

Rδi R62 R63 R64 R65 R66 Качество услуг ресурсной инфраструктуры кластера
R71 R72 R73 R74 R75 R76 Объем расходов ПС
Rsi R82 Rs3 R84 R85 Rs6 РП финансово- экономическ ой системы Эффективность управления финансовыми потоками
R91 R92 R93 R94 R95 R96 Объем расходов ПС
R101 R102 R103 R104 R105 R106 Объем расходов ФЭС
ИНДИКАТОРЫ ИСТОЧНИКОВ РИСКОВ
Внешняя среда Внутренняя среда
Состояние политической

среды

Состояние социально­экономической

среды

Состояние природной среды Состояние управленческой системы Состояние производственной системы Состояние финансово­экономической системы

Рисунок 3.1 - Матрица комплексной диагностики рисков предприятий кластера

^Источник: разработано Измалковой И.В. с использованием результатов Медведевой А.М.

В столбцах матрицы диагностики рисков предприятий кластерной структуры размещены рисковые проекции, а в строках - источники генерации рисков, потенциально способные негативно повлиять на данные проекции. Соответственно в каждой клетке матрицы будут отображаться риски, реализация которых негативно повлияет на проекцию, размещенную в соответствующей данной ячейке строке, и которые генерируются источником, расположенным в соответствующей данной ячейке столбце. Обоснование процесса формирования перечня рисковых проекций и индикаторов источников рисков для конкретного предприятия кластера приведем далее. На данном этапе исследования приводим данную матрицу только для того, чтобы продемонстрировать как на основе зависимости между источниками рисков и рисковыми проекциями можно проводить идентификацию рисков предприятий-участников кластера.

Очевидно, что подход, основанный на соотношении рисковых проекций с источниками генерации рисков, лишь «задает логику» проведение процесса диагностики. А полнота перечня рисков, выявляемых с помощью данного подхода, может обеспечить полный перечень рисковых проекций и источников генерации рисков.

Акцентируя внимание на необходимости формирования полного перечня внутренних рисков предприятий кластера, имеем в виду не их строго фиксированное количество, а применение определенного системного подхода к формированию такого перечня. Так, по нашему мнению, диагностическая система должна включать в себя перечень базовых проекций и источников рисков, присущих всем основным сферам деятельности предприятий-участников кластерного образования, наличие которых обеспечивает возможность их функционирования и достижения целей деятельности (как предприятий в отдельности, так и кластера), а также принципы детализации данных перечней в зависимости от конкретных целей диагностики.

Обобщая результаты проведенного анализа перечня рисковых проекций, отметим, что направления возможной реализации рисков были указаны в стратегической, производственной, финансовой, экономической, юридической и экологической сферах деятельности. Имущество (в том числе здания, сооружения, машины, оборудование) и персонал мы идентифицировали как объекты потенциального влияния рисков. К источникам внутренних рисков отнесем технологии процессов, осуществляемых предприятиями кластера, организации этих процессов, информационное обеспечение, необходимые для их проведения, а также квалификацию и взаимоотношения персонала.

Таким образом, сферы реализации рисков, с одной стороны, являются рисковыми проекциями, поскольку сбои в работе любой из них отобразятся на результатах деятельности предприятий и кластере в целом. С другой стороны, в рамках этих сфер генерируются риски, обусловленные их деятельностью.

Итак, риски, присущие определенной сфере, могут генерироваться элементами, которые обеспечивают возможность функционирования данной сферы. Соответственно именно эти элементы и будут источниками внутренних рисков предприятий кластерной структуры. Таким образом, источниками внутренних рисков являются не сами сферы деятельности, а элементы, которые обеспечивают их функционирование. Данные элементы представляют собой совокупность процессов, осуществляемых в соответствующих сферах (ячейках кластерной структуры) и ресурсов, необходимых для реализации этих процессов.

Элементы, которые обеспечивают возможность функционирования каждой из сфер предприятий кластера (ресурсы и процессы) и которые мы отнесли к категории источников рисков, как правило также являются объектами воздействия этих рисков. Например, риск сбоя в работе оборудования генерируется источником «имущество предприятия». При этом имущество предприятия будет и объектом воздействия данного риска.
Однако, понятно, что соотношение имущества предприятия (источники риска) с имуществом предприятия (непосредственным объектом воздействия риска, т.е. рисковой экспозицией) не будет смысла. Таким образом, объект непосредственного воздействия риска на «роль» рисковой проекции «претендовать» не может.

Логика наших рассуждений базируется на идее о том, что функционирование каждой из ячеек кластерной структуры или подразделений предприятия обеспечивается взаимодействием соответствующих процессов и ресурсов (которые, собственно, и являются источниками риска). Деятельность кластерной структуры в целом представляет собой совокупность различных направлений, каждое из которых реализуется в пределах определенной сферы. Сбои (обусловленные взаимодействием процессов и ресурсов) в любой из сфер повлияют на результаты работы этой сферы, а также на результаты деятельности кластера в целом. Отталкиваясь от этих утверждений, мы пришли к выводу о том, что в качестве рисковых проекций следует рассматривать результаты деятельности различных сфер деятельности предприятий кластера, которые, в свою очередь, будут определять и результаты деятельности кластера в целом (положительный или отрицательный синергетический эффект).

Отметим, что наличие информации не только об источниках возможных рисков (процессы и ресурсы), но и о последствиях их возможной реализации как для конкретного предприятия, так и для кластера в целом, значительно сужает перечень актуальных рисков, а также способствует упорядочению диагностической процедуры.

Структуру базовых рисковых экспозиций предприятий кластера можно представить в виде иерархической системы, составляющими которой будут:

1) показатели результатов деятельности предприятий кластера;

2) показатели результатов различных сфер деятельности (подразделений) предприятий (в наиболее общем виде, как мы уже отмечали, они представляют собой результаты взаимодействия процессов,
осуществляемых в рамках соответствующих сфер, и ресурсов, необходимых для реализации этих процессов).

Риски определенной сферы деятельности предприятия диагностируются с помощью элементов, которые обеспечивают возможность функционирования данной сферы (процессами и ресурсами). Данное утверждение, а также идея о том, что в качестве рисковых проекций следует рассматривать результаты деятельности соответствующей сферы, в определенной степени трансформировали задачу, решаемую нами на данном этапе исследования: сформировать полный перечень рисковых проекций и источников рисков предприятия кластера.

Так, если формирование полного перечня источников внутренних рисков все еще остается актуальным, то требования к перечню рисковых проекций несколько изменились. Вполне понятно, что сформировать полный перечень результатов деятельности как кластера и его предприятий в целом, так и сфер деятельности невозможно в принципе, поскольку неограниченность множества аспектов детализации этих результатов обусловлена конкретными ситуационными потребностями.

С учетом вышесказанного, задача построения полного перечня рисковых проекций сводится к выполнению двух следующих задач:

1) выделить базовые сферы деятельности кластера в целом и по предприятиям-участникам, совокупность которых будет необходимым и достаточным для осуществления производственно-хозяйственной деятельности, а также разработать основные принципы детализации данных сфер;

2) сформировать перечень наиболее весомых результирующих показателей деятельности предприятий-участников кластера; разработать основные принципы детализации выбранной системы показателей.

Наиболее подходящей для процесса риск-диагностики предприятий кластерной структуры является, на наш взгляд, классификация сфер деятельности, предложенная Ю. Екатеринославского и А. Медведевой,

которая базируется на идее об инвариантной структуре субъекта хозяйствования. Ее суть заключается в том, что функционирование любого предприятия обеспечивается совокупным взаимодействием производственно-технологической, финансово-экономической,

управленческой, экологической и социальной системами[LXXX].

Целевой функцией производственно-технологической системы предприятия является преобразование исходного сырья в готовую продукцию с заданными параметрами; финансово-экономической системы - превышение доходов над расходами при изготовлении продукции и обеспечение бесперебойного движения денежных потоков; социальной системы - обеспечение развития профессионального и личностного потенциала работников и их эффективное использование во всех сферах деятельности предприятия; экологической системы - сохранение качества окружающей природной среды, исключение негативного воздействия на него; управленческой системы - обеспечение скоординированного эффективного (не только в экономическом, но и в социальном, экологическом и других аспектах) функционирование предприятия в целом, а также всех его подсистем.

При этом система управления координирует работу всех других систем, а также взаимосвязями между ними. Данный факт отражает важнейшую, на наш взгляд, специфическую особенность управления: достижения желаемых результатов деятельности предприятий кластерного объединения предприятий возможно лишь в случае реализации взаимодействия всех его систем.

Отметим, что понятие «система», использованное Ю. Екатеринославским, не было им четко определено. Вспоминая основные функциональные зоны предприятия, автор параллельно использует термины «система» и «сфера». В дальнейшем мы будем пользоваться понятием
«система», в связи с чем приведем его собственную трактовку. Так, под системой будем понимать группу подразделений предприятия кластера, объединенных по принципу «общности» главной целевой функции, которую они выполняют.

Перечень систем, предложенных выше, нами был использован в качестве основы для построения функционально-целевой модели предприятия кластера. Графическое изображение базовых систем предприятий кластера согласно функционально-целевому подходу отражено на рисунке 3.2.

Рисунок 3.2 - Базовые системы предприятия кластера согласно функционально-целевому подходу

^Источник: предложено Измалковой И.В.

Совокупность приведенных систем является, на наш взгляд, необходимой и достаточной для функционирования любого предприятия кластера, независимо от его масштаба, сферы деятельности и других индивидуальных особенностей. Таким образом, данные системы являются базовыми (минимально достаточными) для функционирования предприятия кластера.

На рисунке 3.2 не была выделена социальная система, поскольку мы считаем, что ее целевую функцию можно отнести к системе управления. Также нами была исключена из состава экологическая система, поскольку на данном этапе исследования, в контексте формирования перечня базовых рисковых экспозиций предприятий кластера, выделение данной системы считаем нецелесообразным. Вместе с тем, отметим, что функционирование производственных предприятий кластера должно осуществляться с обязательным соблюдением экологических нормативов (табл. 3.1). Кроме того, учитывая специфику деятельности предприятий кластера, далее в диссертации будут исследованы природные риски его деятельности (климатические, инженерные и т.п.).

Таблица 3.1 - Целевые функции систем предприятия кластера

Система предприятия кластера Целевая функция системы
Производственная Производство промышленной продукции в запланированных объемах, в соответствии с графиками и с соблюдением экологических нормативов
Финансово-экономическая 1. Превышение доходов от реализации продукции над расходами

2. Обеспечение бесперебойного движения денежных потоков

Управленческая 1. Разработка оптимальной стратегии

развития кластера

2. Обеспечение достижения стратегических целей путем организации скоординированного, эффективного функционирования всех систем кластера (в т.ч. обеспечение развития профессионального и личностного потенциала работников и их эффективного использования во всех сферах деятельности предприятий кластера)

^Источник: предложено Измалковой И.В.

Таким образом, мы выяснили, что функционирование производственной, финансово-экономической и управленческой систем и связей между ними обеспечивает возможность осуществления деятельности предприятия кластера и получения необходимых результатов.

Далее определим основные результирующие показатели (РП) деятельности предприятия кластера и его систем (рис. 3.3).

Рисунок 3.3 - Результирующие показатели базовых систем предприятия кластера

^Источник: разработано Измалковой И.В.

Очевидно, что результирующие показатели влияют друг на друга. При этом желаемые значения РП ПС или ФЭС не могут быть получены без получения надлежащего уровня значений РП УС «Уровень обеспечения выполнения РП ПС» и «Уровень обеспечения выполнения РП ФЭС». Отметим, что влияние РП ПС и РП ФЭС друг на друга незначительно. Именно поэтому взаимовлияние трех систем фактически сводится к взаимовлиянию РП ПС и РП УС, а также между РП ФЭС и РП УС. Результаты оценки степени взаимовлияния, полученные путем анкетирования (Приложение А), представлены в табл. 3.2.

Приведенный нами перечень результирующих показателей деятельности предприятия является базовым, то есть минимально достаточным. Безусловно, в разные периоды деятельности кластера будет возникать потребность в корректировке данного перечня, введении
дополнительных показателей, отражении достижения новых целей, обусловленных конкретными проблемами.

Таблица 3.2 - Оценка степени взаимовлияния РП ПС, РП ФЭС и РП УС

РП УС
Объем реализованной продукции Объем расходов УС Уровень обеспечения выполнения

РП ПС

Уровень обеспечения выполнения

РП ФЭС

РП ПС Выполнение производственного плана В С В В
Эффективность ресурсной инфраструктуры кластера В С В Н
Объем расходов ПС С Н В В
РП ФЭС Объем расходов ПС С Н В В
Эффективность управления финансовыми потоками С С С В
Объем расходов

ФЭС

Н С Н В

В - высокая степень взаимовлияния; С - средняя степень взаимовлияния; Н -

низкая степень взаимовлияния.

^Источник: сформировано Измалковой И.В. по результатам исследования

Таким образом, мы получили перечень наиболее априорно важных показателей результатов деятельности предприятия кластера и его систем. Следующим этапом исследования является формирование перечня источников рисков.

Как уже было отмечено выше, риски, присущи определенной сфере деятельности предприятия кластера, генерируемые элементами, обеспечивающими возможность функционирования данной сферы. Элементы, в свою очередь, представляют собой совокупность процессов, осуществляемых в рамках соответствующих систем, и ресурсов, необходимых для реализации этих процессов. Кроме того, данные элементы являются источниками внутренних рисков предприятий кластера.

Итак, для того чтобы любая из рассматриваемых нами систем могла выполнять свои целевые функции необходимы: 1) входные ресурсы; 2) средства труда; 3) персонал 4) технологии / методики процесса; 5) оптимальная организация труда и производства. Совокупность этих элементов, на наш взгляд, представляет собой модель системы предприятия кластера, которую мы назвали процессно-ресурсной (рис. 3.4).

Рисунок 3.4 - Процессно-ресурсная модель предприятия кластера как системы

^Источник: разработано Измалковой И.В.

Используя предложенную нами структуру систем предприятия кластера, а также с учетом содержания конкретной целевой функции каждой из систем, конкретизируем «профильный состав» элементов каждой из них. Эти элементы и будут источниками внутренних рисков предприятия кластера.

К элементам производственной системы предприятия кластера отнесем:

1) входные ресурсы: материальные (вспомогательные и

обслуживающие материалы, полуфабрикаты, топливо, реагенты и т.д.) и нематериальные (информация);

2) производственное оборудование (машины, агрегаты), инструменты и т.д;

3) производственный персонал

4) обслуживающая инфраструктура;

5) адекватное понимание участниками производственного процесса своих обязанностей и ответственности; четко выраженная мотивация выполнения этих обязанностей; наличие у руководителей низших звеньев (начальников цехов, производственных участков предприятий) достаточных полномочий, а также необходимых управленческих навыков и компетенций (отметим, что инструментом в значительной степени способствующим оптимальной организации данного процесса являются должностные инструкции и положения о подразделениях).

Элементы финансово-экономической системы предприятия кластера:

1) специалисты в области финансов, экономики, бухгалтерского и управленческого учета;

2) информационное обеспечение;

3) компьютерная техника, программное обеспечение, учетно­информационные системы;

4) технологии (методики) ведение финансово-экономической деятельности (учетная политика, методики оценки и программы развития кластера, положение о производстве, финансовое, налоговое и др. планирования и бюджетирования, инвестиционные программы и т.д.);

5) адекватное понимание сотрудниками предприятия кластера процессов учета, анализа, планирования, бюджетирования и других своих функций, обязанностей и ответственности; четко выраженная мотивация
выполнения этих обязанностей; наличие у начальников соответствующих структурных подразделений данной системы достаточных полномочий, а также необходимых управленческих и профессиональных компетенций.

Элементами управленческой системы предприятия кластера являются:

1) управленческий персонал предприятий кластера, рабочая группа по кластерному развитию, группа риск-менеджмента, координационный совет по кластерному развитию;

2) управленческие технологии;

3) информационные ресурсы (внутренние и внешние);

4) вычислительная техника, учетно-информационные системы;

5) адекватное понимание участниками процесса управления своих обязанностей и ответственности; четко выраженная мотивация выполнения этих обязанностей; наличие у них соответствующих полномочий, а также необходимых управленческих (предметных) компетенций.

Процессы и ресурсы, выделенные для каждой из систем, являются возможными источниками внутренних рисков предприятия. Построив полный перечень рисковых проекций и источников риска, можно было бы перейти к непосредственному процессу оценки рисков. Однако, на практике, соотношение источников рисков (пяти выделенных нами базовых элементов систем) с рисковыми проекциями (результатами деятельности систем) не дало желаемого результата, поскольку источники и проекции рисков оказались объектами «различной природы» (с одной стороны - показатели, с другой - процессы и ресурсы). Наиболее рациональным путем решения этой проблемы, на наш взгляд, является формирование системы показателей, которые бы отражали состояние элементов систем. В дальнейшем такие показатели называть обеспечивающими (ОП).

В таблицах 3.3 - 3.8 приведены разработанные перечни

обеспечивающих показателей управленческой, производственной и финансово-экономической систем предприятия кластера, а также результаты
оценки воздействия обеспечивающих показателей на результирующие для каждой из указанных систем.

Таблица 3.3 - Система обеспечивающих показателей УС (ОП УС)

предприятия кластера

Элементы УС Обеспечивающие показатели УС
Информация внутреннего характера Уровень достаточности внутренней информации
Информация внешнего

характера

Перспективность рынка
Уровень достаточности и достоверности внешней информации
Персонал УС Профессиональный уровень членов управленческой команды
Уровень согласованности решений членов

управленческой команды

У правленческие технологии Уровень применения современных управленческих технологий
Уровень мотивации руководителей систем
Уровень мотивации членов УС
Организация управленческой деятельности Уровень «вертикальной» слаженности процессов взаимодействия между системами (УС-ПС-УС)
Уровень «вертикальной» слаженности процессов взаимодействия между системами (УС-ФЭС-УС)
Уровень «горизонтальной» слаженности процессов взаимодействия между системами (ПС-ФЭС)

*Источник: предложено Измалковой И.В.

Таблица 3.4 - Оценка степени влияния ОП УС на РП УС

и Результирующие показатели УС
S ς

h CS ео CS а о ее и S 5 S я и S ST

ее W и Iffl о

Объем реализованно й продукции Объем расходов

УС

Уровень обеспечения выполнения

РП ПС

Уровень обеспечения выполнения РП ФЭС
Уровень достаточности внутренней информации С С В Н
Уровень достаточности и достоверности

внешней информации

В В Н Н
Профессиональный уровень членов

управленческой команды

В В ОВ В

Продолжение таблицы 3.4

Обеспечивающие показатели УС Результирующие показатели УС
Объем реализованной продукции Объем расходов

УС

Уровень обеспечения выполнения

РП ПС

Уровень обеспечения выполнения РП ФЭС
Уровень согласованности решений членов

управленческой команды

В В ОВ В
Уровень применения современных управленческих технологий С В В В
Уровень мотивации руководителей систем В С В В
Уровень

«В ертикальной» слаженности процессов взаимодействия между системами

(УС-ПС-УС)

С В В В
Уровень «вертикальной» слаженности процессов взаимодействия между системами

(УС-ФЭС-УС)

Н В Н В
Уровень «горизонтальной» слаженности процессов взаимодействия между системами

(ПС-ФЭС)

Н Н Н В

ОВ - очень высокая степень влияния; В - высокая степень влияния; С - средняя

степень влияния; Н - низкая степень влияния.

^Источник: сформировано Измалковой И.В. по результатам исследования

Таблица 3.5 - Система обеспечивающих показателей ПС (ОП ПС)

предприятия кластера

Элементы ПС Обеспечивающие показатели ПС
Входные ресурсы:

материальные и

нематериальные

Качество материально-технических ресурсов
Своевременность и полнота обеспечения материально­техническими ресурсами
Производственное оборудование Техническое состояние основного и вспомогательного технологического оборудования
Персонал ПС Профессионально-квалификационный уровень

руководителей подразделений ПС

Уровень квалификации производственного персонала
Морально-психологический климат в коллективе (в качестве главного показателя выберем уровень конфликтности)
Обслуживающая инфраструктура кластера Рациональность проектирования бизнес-процессов
Уровень коммуникаций внутри кластера
Эффективность системы контроля
Организация производственного процесса Уровень налаженности производственных процессов
Уровень нормирования труда основных и

вспомогательных рабочих

Уровень мотивации персонала

*Источник: предложено Измалковой И.В.

Таблица 3.6 - Оценка степени влияния ОП ПС на РП ПС

Обеспечивающие показатели ПС Результирующие показатели ПС
Выполнение производственного плана Эффективность ресурсной инфраструктуры кластера Объем расходов ПС
Качество МТР В В С
Своевременность и полнота обеспечения МТР В Н Н
Техническое состояние

основного и

вспомогательного технологического оборудования

ОВ ОВ В
Профессионально­квалификационный уровень руководителей подразделений ПС В В В
Уровень квалификации

производственного персонала

В В В
Уровень конфликтности в коллективе С С С

Продолжение таблицы 3.6

Обеспечивающие показатели ПС Результирующие показатели ПС
Выполнение производственного плана Эффективность ресурсной инфраструктуры кластера Объем расходов ПС
Уровень коммуникаций

внутри кластера

В В В
Эффективность системы

контроля

В С Н
Уровень налаженности

производственных процессов

В В В
Уровень мотивации

персонала

В В В

ОВ - очень высокая степень влияния; В - высокая степень влияния; С - средняя

степень влияния; Н - низкая степень влияния.

*Источник: сформировано Измалковой И.В. по результатам исследования

Таблица 3.7 - Система обеспечивающих показателей ФЭС (ОП ФЭС)

предприятия кластера

Элементы ФЭС Обеспечивающие показатели ФЭС
Информация внутреннего

характера и нематериальные

Уровень достаточности внутренней информации
Учетно-аналитические

системы

Уровень учетно-аналитических систем
Персонал ФЭС Профессиональный уровень руководителей

подразделений ФЭС

Уровень квалификации персонала ФЭС
Уровень конфликтности персонала ФЭС
Методики ФЭС Качество документации, регламентирующей

деятельность ФЭС

Организация учетно­

аналитического процесса

Уровень налаженности учетно-аналитического процесса
Уровень мотивации персонала

*Источник: предложено Измалковой И.В.

Таблица 3.8 - Оценка степени влияния ОП ФЭС на РП ФЭС

Результирующие показатели ФЭС
Объем расходов

ПС

Эффективность управления финансовыми потоками Объем расходов

ФЭС

Уровень достаточности

внутренней информации

В В Н

Продолжение таблицы 3.8

Обеспечивающие показатели ФЭС Результирующие показатели ФЭС
Объем расходов

ПС

Эффективность управления финансовыми потоками Объем расходов

ФЭС

Уровень учетно­

аналитических систем

С С В
Профессионально­квалификационный уровень руководителей подразделений ФЭС В В В
Уровень квалификации

персонала ФЭС

В ОВ В
Уровень конфликтности

персонала в ФЭС

С С С
Качество документации,

регламентирующей деятельность ФЭС

С С С
Уровень налаженности

учетно-аналитического процесса

В В В
Уровень мотивации

персонала

В В Н

ОВ - очень высокая степень влияния; В - высокая степень влияния; С - средняя

степень влияния; Н - низкая степень влияния.

^Источник: сформировано Измалковой И.В. по результатам исследования

Таким образом, нами представлен базовый перечень обеспечивающих показателей систем предприятия кластера, которые отражают состояние его элементов, являющихся источниками его потенциальных внутренних рисков, а также элементов, которые генерируют определенную часть внешних рисков предприятия. Детализация данного перечня может быть проведена путем его дополнения показателями, отражающими конкретные характеристики определенных свойств выделенных нами элементов рыночной среды.

Для удобства использования в процессе диагностики источники внешних рисков предприятия, предварительно охарактеризованных нами в п. 2.3 и приведенных на рисунке 2.12, объединим в три условные группы: источники рисков политической, социально-экономической и кластерной среды.

Исходя из этого, обеспечивающими показателями предприятий кластера мы предлагаем рассматривать: состояние политической среды, состояние социально-экономической среды и состояние кластерной среды. Детализировать данный перечень можно его дополнением показателей, отображающие характеристики тех или иных свойств элементов внешней среды.

Совокупность РП и ОП предприятий кластера, УС, ПС и ФЭС назовем системой риск-ориентированных диагностических показателей деятельности предприятий кластера и его систем (СРДП). Представляется, что СРДП является системой сбалансированных показателей. Прежде всего отметим, что сбалансированность предполагает наличие связей между показателями, а также возможность определения количественных характеристик этих взаимосвязей.

В процессе исследования данных связей мы исходили из того, что результаты деятельности предприятий кластера определяются совокупностью результатов деятельности всех его систем, а также состоянием элементов внешней среды. Результаты деятельности систем зависят от состояния их внутренних элементов, а также от состояния элементов внешней среды. Таким образом, значение РП предприятия кластера будет зависеть от значений РП его систем и ОП предприятия кластера, а значение РП систем - от значений соответствующих им ОП данных систем.

Связи между РП и ОП предприятия и его системами представлены на рисунке 3.5. Оценка степени взаимовлияния РП систем, ОП и РП предприятия приведена в таблице 3.9.

Таким образом, построенную нами СДП вполне обоснованно можно считать системой сбалансированных показателей. Данная система, а также принцип диагностики рисков (в качестве которого нами были выбраны принцип соотношения проекций риска с их источниками) представляет собой базу для формирования методического подхода к диагностике полного
спектра рисков предприятия кластера, суть которого заключается в том, что риски предприятия следует диагностировать как возможные события, генерируемые специфическими внешними и внутренними источниками, и которые в случае их реализации негативно повлияют на состояние рисковых проекций (результаты деятельности предприятия кластера и его систем).

Рисунок 3.5 - Система сбалансированных диагностических показателей

деятельности предприятия кластера и его систем

^Источник: разработано Измалковой И.В.

Таблица 3.9 - Система РП систем, ОП и РП предприятия кластера

РП предприятия
ОП

предприятия

Состояние политической среды В
Состояние социально-экономической среды В
Состояние кластерной среды В
РП систем Объем реализованной товарной продукции В
Объем расходов УС В
Уровень обеспечения выполнения РП ПС В
Уровень обеспечения выполнения РП ФЭС В
Выполнение плана производства В
Эффективность ресурсной инфраструктуры кластера В
Объем расходов ПС В
Объем расходов ФЭС В
Эффективность управления финансовыми потоками В

*Источник: сформировано Измалковой И.В. по результатам исследования

Предложенная нами риск-ориентированная система диагностических показателей включает в себя показатели двух уровней: предприятия кластера в целом и его отдельных систем. Кроме того, по содержанию эти показатели делятся на результирующие и обеспечивающие.

Процедура комплексной диагностики рисков с использованием СДП сводится к поиску ответа на вопрос: событие может изменить значение того или иного ОП (предприятия / системы) таким образом, что это приведет к ухудшению значения соответствующего РП (предприятия / системы)? Совокупность ответов на этот вопрос, полученных по всем ОП, будет представлять собой полный спектр рисков деятельности предприятия кластера. Отметим, что получение данных ответов не составит особого труда, поскольку множество ответов ограничиваться уже известными «координатами» риска, отложенными по «осям»: источник возможного риска (ОП предприятия / системы) и последствия риска (РП предприятия / системы).

Информацию о «координатах» риска можно считать полной (полнота обеспечивается наличием базового перечня рисковых экспозиций и источников риска, отражающие наиболее существенные сферы реализации и генерации рисков, а также разработанными правилами их детализации, что дает возможность варьировать количественный состав диагностируемых рисков в зависимости от конкретных потребностей предприятия кластера) и систематизированной (в разрезе предприятия кластера, его систем и элементов систем). Таким образом, риск-ориентированная СДП позволяет регламентировать, а также максимально упростить процедуру оценки рисков предприятия кластера. При этом следует понимать, что данная процедура не может быть формализована полностью, поскольку в значительной степени она базируется на опыте, профессионализме и, в определенной степени, интуиции эксперта, который будет проводить оценку рисков.

Еще одним существенным преимуществом предлагаемой нами СДП является то, что она позволяет четко определить объект, на который должны
быть направлены усилия с целью снижения возможности реализации того или иного риска. Таким объектом выступает элемент, который генерирует конкретный риск и описывается соответствующим ОП. Данная СДП является исходным этапом для избрания методов риск-менеджмента предприятия кластерной структуры.

Таким образом, предложенная нами риск-ориентированная СДП предлагает базовый (минимально достаточный) перечень показателей предприятия кластера и его систем (как РП, так и ОП), который «открыт» для пополнения согласно разработанных нами правил:

1) результирующие показатели деятельности предприятия кластера должны отражать результат их деятельности. Они избираются как путем детализации тех, которые были предложены нами в качестве базовых, так и в зависимости от конкретных задач, возникающих в процессе деятельности предприятия;

2) обеспечивающие показатели должны отражать конкретную (количественную или качественную) характеристику свойств элементов, обеспечивающих функционирование систем и «формируют» результаты их деятельности (процессы и ресурсы), а также элементов внешней среды.

Руководствуясь данными правилами, СДП можно при необходимости дополнять показателями, которые будут более подробно описывать результаты деятельности предприятия кластера и его систем, а также полнее отражать состояние элементов систем и внешней среды. Подытоживая отметим, что использование СДП в процессе комплексной детальной диагностики рисков предприятия кластера, обусловливает возможность выявления полного рискового спектра и, что не менее важно, обеспечивает четкую идентификацию конкретного объекта риск-менеджмента.

3.2

<< | >>
Источник: ИЗМАЛКОВА ИРИНА ВАЛЕРЬЕВНА. УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ ПРЕДПРИЯТИЙ КЛАСТЕРНЫХ СТРУКТУР. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Курск - 2019. 2019

Еще по теме 3.1 Формирование риск-ориентированной системы диагностических показателей деятельности предприятий кластерной структуры:

  1. Разработка инструментария формирования адаптивной стратегии управления рисками предприятия кластерной структуры на основе теории игр
  2. Методика оценки рисков предприятий кластерной структуры
  3. ИЗМАЛКОВА ИРИНА ВАЛЕРЬЕВНА. УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ ПРЕДПРИЯТИЙ КЛАСТЕРНЫХ СТРУКТУР. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Курск - 2019, 2019
  4. Риски кластерных объединений предприятий
  5. Кластерная модель развития предприятий в контексте управления рисками
  6. Глава 2 КЛАСТЕРНЫЙ ПОДХОД К УПРАВЛЕНИЮ РИСКАМИ ПРЕДПРИЯТИЙ
  7. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АУДИТОРОВ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ ФИНАНСОВО-ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕДПРИЯТИЙ
  8. Формирование мотивационной среды для повышения эффективности инновационной деятельности угольной компании
  9. Фінансова система: сутність, структура та принципи функціонування
  10. Сущность экономической структуры региона как системы и объекта исследования