<<
>>

Финансовые посредники и их роль в концентрации денежного капитала и его рациональном использовании

Представление о том, что финансовые рынки позволяют распределению осуществляться эффективно без посредников, и

что посредники не играют никакой роли, явно противоречит тому, что происходило и происходит на практике во всех эконо­мических системах, может, только за исключением развиваю­щихся экономических систем и то на очень ранней стадии их развития.

Однако даже в странах с развивающейся экономикой, развитие посредников имеет тенденцию быть связанным с раз­витием финансовых рынков1.

С середины 1970-х гг. активизировались теоретические по­иски ответов на вопросы: почему существуют финансовые по­средники и в чем заключается специфика их деятельности? Эволюция микроэкономического анализа фирмы открыла пер­спективы для формирования свода теоретических положений финансового посредничества. Два основных направления, кото­рые повлияли на микроэкономику в последние двадцать лет, - это теория трансакционных издержек и теория агентских отно­шений. Оба подхода дают представление о фирме и формах ее организации, но теория трансакционных издержек акцентирует внимание на сделке, а теория агентских отношений больше внимания уделяет конфликтам интересов и способу их разре­шения с помощью методов стимулирования.

Трансакционный подход связан с изучением явления тран­сакционных издержек в экономике и его воздействия на орга­низацию и проведение экономической и финансовой деятельно­сти. В реальной экономике чтобы сделка могла состояться, необходимо собрать информацию о ценах и качестве товаров и услуг, договориться об ее условиях, проконтролировать добросо­вестность ее выполнения партнером, а если она все-таки рас­строилась по его вине, чтобы добиться компенсации, бывает необходимо приложить немало усилий. Поэтому совершение сделок может требовать значительных затрат и сопровождаться серьезными потерями. Эти издержки получили название «трансакционных».

Трансакционные издержки представляют собой издержки, возникающие при использовании рынка для покупки и продажи товаров и услуг. Они включают в себя из­держки, связанные с получением информации о ценах и каче­стве товаров, поиском потенциальных контрагентов по сделкам, заключением контрактов и контролем за их соблюдением, юри­дической защитой контрактов и др.

Данное понятие было введено Р. Коузом в процессе анализа происхождения и существования фирмы. Трансакционные из­держки определялись Р. Коузом как издержки пользования рыночным механизмом. Экономическая категория «трансак­ция» происходит от латинского слова «transactio», означающего взаимодействие. Трансакционные издержки оказывают боль­шое влияние на эффективность размещения ресурсов и эконо­мическое развитие. «Чтобы осуществить рыночную трансакцию, необходимо определить, с кем желательно заключить сделку, оповестить тех, с кем желают заключить сделку и на каких условиях, провести предварительные договоры, подготовить контракт, собрать сведения, чтобы убедиться в том, что условия контракта выполняются»2. Цель теории Коуза заключается в том, чтобы доказать от противного определяющее значение трансакционных издержек. Если эти издержки положительны, то институциональная система начинает оказывать влияние на эффективность функционирования экономики. А в реальном мире трансакционные издержки всегда больше нуля. «Теория трансакционных издержек является частью неоинституцио­нальной исследовательской традиции, и в основном применима к изучению экономической организации любого вида»3.

Считается, что трансакционные издержки выступают в каче­стве своеобразной меры несовершенства экономики4. Исходя из этого, многие экономисты трактуют трансакционные издержки как «издержки, связанные с созданием, изменением, закрепле­нием и использованием институтов экономическими субъекта- ми»5. К. Эрроу определил трансакционные издержки как «за­траты на управление экономической системой»6.

Их необходимо отличать от производственных издержек, составляющих суть расходного компонента хозяйственной деятельности в неокла- сической теории. Д. Норт определял трансакционные издержки в экономике как «издержки измерения, т. е. оценки полезных свойств объекта обмена, и принуждения к выполнению согла- шения»7.

Наиболее радикальное определение трансакционных из­держек принадлежит С. Чену: «В самом широком смысле слова "трансакционные издержки" состоят из тех издержек, существо­вание которых невозможно себе представить в экономике Ро­

бинзона Крузо»8. Поскольку процесс производства и от Робин­зона Крузо требует известных затрат, то, значит, в экономике с двумя и более участниками трансакционными издержками следует считать все затраты сверх и помимо собственно издер­жек производства9.

В отечественной литературе также присутствует определе­ния трансакции и трансакционных издержек. Трансакция - деятельность человека в форме отчуждения и присвоения прав собственности, принятых в обществе, которые осуществляются в процессе планирования, контроля за выполнением обещаний, а также адаптации к непредвиденным последствиям10. Трансак­ционные издержки - это ценность ресурсов (денег, времени, труда и т. п.), затрачиваемых на планирование, адаптацию и обеспечения контроля выполнения взятых индивидами обяза­тельств в процессе отчуждения и присвоения прав собственно­сти и свобод, принятых в обществе11. А.Е. Шаститко12 и А. Олей- ник13 дают определение трансакционным издержкам в рамках неоинституционализма. С. Малахов 14 пытается ввести понятие трансакционных издержек в неоклассическую теорию, а Р.И. Ка- пелюшников рассматривает их с точки зрения экономической теории прав собственности15. В. Кокорев в 1996 г. в своей статье «Институциональные преобразования в современной экономике России: анализ динамики трансакционных издержек» провел анализ динамики трансакционных издержек в трансфомаци- онном и трансакционном секторах экономики России за 1991­1993 гг.

Автором работы была применена методология измере­ния трансакционных издержек в макроэкономике Д.С. Норта и Дж.Д. Уоллиса.

Трансакционные издержки можно было бы определить как издержки экономического взаимодействия, в каких бы формах оно ни протекало: «трансакционные издержки охватывают из­держки принятия решений, выработки планов и организации предстоящей деятельности, ведения переговоров о ее содержа­нии и условиях, когда в деловые отношения вступают двое или более участников; издержки по изменению планов, пересмотру условий сделки и разрешению спорных вопросов, когда это дик­туется изменившимися обстоятельствами; издержки обеспече­ния того, чтобы участники соблюдали достигнутые договоренно­

сти. Трансакционные издержки включают также любые потери, возникающие вследствие неэффективности совместных реше­ний, планов, заключаемых договоров и созданных структур; не­эффективных реакций на изменившиеся условия; неэффектив­ной защиты соглашений. Одним словом, они включают все, что так или иначе отражается на сравнительной работоспособности различных способов распределения ресурсов и организации производственной деятельности»16.

Институциональная теория рассматривает вопрос, касаю­щийся взаимосвязи трансакционных издержек и издержек ин­ститутов и организаций. Как отмечал О. Уильямсон, «экономи­ческая теория трансакционных издержек прежде всего изучает возможность достижения экономии посредством закрепления сделок за определенными властными структурами»17. Особое место в его теории занимает понятие специфики активов, име­ющее пять форм - по месторасположению, физическому носи­телю, человеческому капиталу, в форме дискретных инвести­ций и в форме торговой марки18.

Для осуществления сделки от агента может требоваться со­вершение множества различных операций. Каждая из них мо­жет обходиться ему весьма недешево и сопровождаться ошиб­ками и потерями. Отсюда многообразие видов трансакционных издержек. Нужно отметить, что общепринятой классификации трансакционных издержек нет, каждый из исследователей об­ращал внимание на наиболее интересные, с его точки зрения, элементы.

Дж. Стиглер19 выделил среди них «информационные издержки», О. Уильямсон20 - «издержки оппортунистического поведения», М. Дженсен и У. Меклинг21 - «издержки монито­ринга за поведением агента и издержки его самоограничения», Й. Барцель22 - «издержки измерения», П. Милгром и Дж. Ро- бертс23 - «издержки влияния». Р. Коуз24 включил в их состав «издержки сбора и переработки информации, издержки прове­дения переговоров и принятия решений, издержки контроля и юридической защиты выполнения контракта». Дж. Джоунс и С. Хилл25 определяют трансакционные издержки как затраты на переговоры, мониторинг и проведение сделки, которые поз­воляют сторонам придти к соглашению. Автор одного из самых известных учебников по микроэкономике У. Николсон рассмат­

ривает эксплицитные трансакционные издержки в форме платы за услуги посредников и имплицитные трансакционные издерж­ки в форме издержек поиска и сбора информации26. Существует и понимание трансакционных издержек как психологических из­держек принятия решения и заключения самой сделки27.

Особое место в развитии представлений об трансакционных издержках занимают взгляды Эггертсона, который рассматри­вает трансакционные издержки как ресурсы, затрачиваемые компанией на: поиск информации; ведение переговоров; со­ставление контракта; мониторинг; принуждение к исполнению контракта; защиту от третьих лиц. Первые три вида издержек Эггертссон классифицировал как издержки на стадии, предше­ствующей заключению контракта (ex ante), а последующие три - как издержки экономических агентов в процессе реализации контракта (ex post)28.

К трансакционным издержкам ex ante относят: 1) издержки поиска информации о потенциальных покупателях и продав­цах, о сложившейся ситуации на рынке и т. д.; 2) издержки из­мерения качества товаров и услуг; 3) издержки ведения перего­воров и заключения контрактов и т. п. Трансакционные из­держки ex post включают: 1) издержки мониторинга и преду­преждения оппортунистического поведения; 2) издержки спе­цификации и защиты прав собственности; 3) издержки защиты от третьих лиц и т.

д.29 Мы не согласны с мнением, что множе- ственость видов трансакционных издержек обусловлена множе­ственностью подходов к их изучению30. Значительная часть трансакционных издержек неосязаема, невидима, поэтому она остается невидимой для неоклассического анализа31. Трансак­ционные издержки оказываются категорией, не имеющей одно­значной интерпретации, что создает трудности для ее исполь­зования в практике корпоративного управления. Трудности из­мерения данного вида издержек являются одним из препят­ствий для применения трансакционной теории в конкретном экономическом анализе.

В настоящее время существует очень много «школ трансак­ционных издержек», которые слишком вольно обращаются с единым термином. В результате очень многие экономисты все недостатки рынка называют трансакционными издержками32.

Нередко вместе с трансакционными упоминают трансфор­мационные издержки Согласно подходу Норта и Уолса, тран­сакционные издержки - это издержки, которые ассоциируются с совершением обмена. Когда мы говорим о трансакционных из­держках, мы подразумеваем стоимость вложений, использован­ных на осуществление трансакционной функции33. В то время как трансформационные издержки - это издержки, которые ас­социируются с трансформацией ресурсов в продукт, издержки, связанные с превращением затрат в готовую продукцию, из­держки по осуществлению трансформационной функции. Трансформационные и трансакционные издержки признаются производственными. Их функции требуют реальных затрат: «трансакционные издержки зависят от затрат труда, земли, ка­питала и предпринимательского таланта, которые используют­ся в процессе рыночного объема»34.

Мы полностью согласны с мнением, что если трансформаци­онные издержки почти всегда можно точно измерить, то тран­сакционные издержки, по общему признанию, не поддаются прямому измерению35. А мнение о том, что в определенных пределах эти две категории взаимозаменяемы36, мы считаем ошибочным. Так, у финансовых посредников трансакционные издержки возникают и тогда, когда они выступают в качестве посредника и передают денежные средства от кредиторов к за­емщикам, при выпуске ценных бумаг, осуществлении лизинго­вых услуг. В то же время трансформацию денежных средств они осуществляют только во втором случае.

Банковская деятельность относится как раз к так называе­мому трансакционному сектору. «Согласно подходу Уоллиса- Норта... трансакционный сектор составляют все отрасли, об­служивающие процесс перераспределения ресурсов и продук­ции, т. е. имеющие трансакционное назначение: оптовая и роз­ничная торговля, связь, финансовые и банковские услуги, стра­хование и т. п.»37.

В 1976 г. вышла статья, посвященная изучению связи между функциями финансового посредничества в экономике и суще­ствованием трансакционных издержек38. В ней авторы четко обозначили свою позицию относительно причин существования феномена финансового посредничества, его разумного обосно­

вания (raison d'etre — франц.). Оно заключается в наличии вы­званных несовершенствами рынка (market imperfections) ры­ночных трений (frictions) в виде информационных и трансакци­онных издержек. Дж. Бенстон и К. Смит подробно и аргументи­рованно доказывают положение о том, что финансовые посред­ники появляются в рыночной экономике именно для того, что­бы удовлетворять финансовые потребности своих клиентов (сберегателей и инвесторов) с относительно низкими для них трансакционными издержками путем производства и реализа­ции особых финансовых продуктов (specific financial commodi­ties) и услуг.

В результате в рамках теории финансового посредничества был разработан трансакционный и информационный подход к финансовому посредничеству (transaction cost and information- based approaches). Основные причины существования финансо­вого посредничества, согласно данной теории, заключаются в наличии обусловленных несовершенствами рынка (market im­perfections) рыночных трений (frictions) в виде информацион­ных и трансакционных издержек. Трансакционные издержки - это разница между данной ценой предложения и возможной более низкой ценой, уплачиваемая покупателем в качестве альтернативы более высоким издержкам поиска, информации, ожидания или производства.

Изучение трансакционных издержек и трансакционного сектора не только национальной, но мировой экономики приоб­ретает особенную теоретическую и практическую значимость в условиях глобального финансового кризиса. Современная эко­номическая ситуация объективно заставляет производить ко­личественные и качественные измерения этого важнейшего сектора мировой и национальной экономики. Это обусловлено тем, что трансакционный сектор в чистой (в узкой трактовке) форме представляет собой сектор институциональных единиц, оказывающих трансакционные услуги на финансовых рынках, включает, прежде всего, участников денежно-кредитного рын­ка, рынка ценных бумаг и страховых услуг. Динамика трансак­ционных издержек в экономике может быть оценена путем со­поставления темпов роста (спада) производства в соответствую­щих секторах, а также долей этих секторов в ВВП.

Информационный подход в теории финансового посредниче­ства начал развиваться также в 1970-е гг. под значительным влиянием работ ведущих теоретиков информационной эконо­мики, лауреатов Нобелевской премии по экономике 2001 г. Дж.А. Акерлофа, М.А. Спенса и Дж.Е. Стиглица39. Однако впервые ученые заговорили об информационной асимметрии на потребительском рынке в конце 1960-х гг., когда Дж. Акер- лоф40 предположил, что на некоторых рынках качество товара известно только продавцу. Для таких товаров нельзя понять, насколько они качественны, не попробовав их. Позже была по­казана универсальность феномена асимметричности рыночной информации, ее присутствие на многих рынках. Асимметрия информации характеризует ситуацию, когда одни участники рынка информированы больше, чем другие.

Первыми учеными, которые применили идеи современной информационной экономической теории к теории финансового посредничества, были Х.Е. Лилэнд и Д.Х. Пайл41. В основу ана­лиза деятельности финансовых посредников и структуры их капитала Лилэнд и Пайл положили изучение ситуации небла­гоприятного отбора (adverse selection)42 при финансировании инвестиционных проектов. Данный отбор означает возникнове­ние ситуации, при которой одна сторона по договору (например, кредитор или инвестор) знает о финансовом положении про­давца финансовых активов (заемщика или реципиента инве­стиций) или о качестве его проекта меньше, чем продавец. В результате этого возникает типичная ситуация рынка «лимо­нов», когда предприниматели начинают предлагать кредито­рам все большее количество низкокачественных проектов, что неизбежно должно привести к деградации рынка прямого фи­нансирования. Эта проблема может быть разрешена, по мне­нию авторов, за счет появления неких «сигналов» от предпри­нимателей о качестве их проектов. Таким сигналом выступает желание предпринимателей инвестировать в проект собствен­ные средства, что для кредиторов является убедительным сви­детельством серьезности их намерений и уверенности в каче­стве проекта. Эти исходные положения позволили раскрыть специфику деятельности финансовых посредников. Последние могли бы действовать как информационные посредники, чтобы

собирать и продавать точную информацию об определенных классах активов потенциальным кредиторам (инвесторам). Та­кая деятельность существенно расширила бы рамки финанси­рования и способствовала бы развитию финансового рынка, а за счет экономии от масштаба вполне могла бы быть рентабель­ной. Однако, как убедительно показали Лилэнд и Пайл, для надежной и рентабельной работы таких посредников необходи­мо, чтобы они не ограничивались информационной деятельно­стью, а становились полноценными финансовыми посредника­ми, которые используют свою специализированную информа­цию для самостоятельного приобретения активов. Такие по­средники стремятся активно привлекать заемные средства и для того, чтобы убедить кредиторов (инвесторов) в надежности и доходности их инвестиций, подают последним «сигналы» в виде вложений в проект собственного капитала. Тем самым формирование собственного капитала посредника и высокое качество приобретаемых им активов (активов с низким риском) являются необходимыми условиями для его нормальной по­среднической деятельности - поддержания высокой доли заем­ных средств (high degree of leverage) в структуре капитала.

Разработанный Лилэндом и Пайлом информационный под­ход получил дальнейшее развитие в работе Т.С. Кемпбелла и В.А. Крэкоу, посвященной анализу деятельности финансовых посредников в качестве производителей информации (infor­mation producers)43. Согласно аргументам, приведенным Кемп­беллом и Крэкоу, ни экономия трансакционных издержек, ни информационное производство, взятые отдельно, не могут дать убедительного объяснения существованию феномена фи­нансового посредничества. По их мнению, оба подхода скорее являются взаимодополняющими, или комплементарными объ­яснениями (complimentary explanations of intermediation). По­средники возникают как производители информации именно потому, что производство информации и обеспечение трансак­ционных, а также других посреднических услуг являются есте­ственными комплементарными видами их активности (natural­ly complimentary activities). Поэтому посредники возникают там, где они рентабельно могут совместно производить инфор­мацию и другие ценные для инвесторов продукты и услуги.

В качестве примера таких услуг Кемпбелл и Крэкоу называют трансакционные услуги и продажу страховых полисов. Послед­нее означает, что страховые компании становятся важными производителями информации и активно вовлекаются в фи­нансирование инвестиционных процессов.

Важный вклад в развитие информационного подхода внесли работы Д.В. Даймонда 44. В начале 1980-х гг. он разработал концепцию финансового посредничества как делегированного мониторинга, в основе которой лежит минимизация издержек производства информации (издержек на мониторинг заемщи­ка), необходимой для решения проблемы стимулирования (incentive problem) поведения заемщика (посредника) в интере­сах кредитора. Эта концепция объясняет деятельность кредито­ров и заемщиков в ситуации морального риска (moral hazard) и хорошо дополняет рассмотренный ранее подход Лилэнда и Пайла, связанный с анализом негативного отбора.

Даймонд рассмотрел деятельность финансовых посредников в качестве агентов многих инвесторов (вкладчиков), которые передают посредникам свои средства для кредитования пред­принимателей и делегируют им полномочия по дорогостоящему мониторингу кредитных контрактов. Такая деятельность по­средников по делегированному мониторингу имеет существен­ные преимущества для кредиторов, поскольку в противном слу­чае они были бы вынуждены дублировать свои усилия и затра­ты на мониторинг или же столкнуться с проблемой «безбилет­ника» (free-rider problem), когда каждый кредитор стремится сэкономить ресурсы и переложить ответственность за контроль на другого. Последнее ведет к тому, что ни один из кредиторов не будет заниматься мониторингом. Поэтому кредиторам вы­годно обратиться к помощи посредников, которые достигают значительного преимущества в издержках на мониторинг по сравнению с прямым финансированием. Однако деятельность посредника по мониторингу и кредитованию также порождает проблему стимулирования, но уже касающуюся надежной дея­тельности самого посредника. Данная проблема является ти­пичной агентской проблемой (agent problem), связанной с ситу­ацией морального риска. Эта ситуация означает невозможность для вкладчика наблюдения реальных усилий агента по мони­

торингу и доступу к получаемой им информации, а главное — наличие угрозы скрытого действия агента-посредника по искус­ственному занижению выплат от проектов, получаемых вклад­чиками. Агентская проблема означает необходимость «монито­ринга монитора» и вызывает появление у вкладчиков- принципалов особых агентских издержек, или, точнее, издер­жек делегирования (delegation costs).

Вместе с тем, согласно концепции Даймонда, деятельность посредников может быть построена так, чтобы решительно со­кратить издержки делегирования и достичь чистого преимуще­ства по издержкам (net cost advantage) для их вкладчиков. Ре­шающую роль в этом играют долговые контракты (debts contracts) посредников и диверсификация их портфелей. Суть состоит в том, что выпуск финансовыми посредниками долго­вых (депозитных) контрактов с фиксированной ставкой процен­та не требует мониторинга со стороны многочисленных креди­торов (вкладчиков). Это связано с банковской практикой широ­кой диверсификации кредитного портфеля. Действительно, в случае диверсификации вероятность получения банком плате­жей по выданным кредитам в объеме, достаточном для погаше­ния его фиксированных долговых обязательств перед вкладчи­ками, значительно увеличивается и, соответственно, возрастает надежность таких вкладов. Поэтому диверсификация является именно такой финансовой технологией (financial technology), которая позволяет отказаться от дорогостоящего мониторинга депозитных контрактов в ситуации, когда мониторинг кредит­ных контрактов остается необходимым условием деятельности банков. В итоге «долговые контракты, мониторинг и диверси­фикация являются ключевыми моментами для понимания свя­зи между финансовым посредничеством и делегированным мо- ниторингом»45.

Интересную интерпретацию информационного подхода предложили в 1985 г. американские ученые Дж.Х. Бойд и Э.К. Прескотт (J.H. Boyd, E.C. Prescott)46. Вслед за Даймондом они разработали модель финансового посредника, который вза­имодействует с множеством заемщиков и вкладчиков. Главным отличием этой модели является то, что посредник сталкивается с информационной асимметрией до заключения контракта (си­

туация негативного отбора) и, одновременно, с необходимостью производства дополнительной информации (проведение оценки инвестиционных проектов) после его заключения. Эффективное использование обоих «источников» информации, по мнению Бойда и Прескотта, делает необходимым образование опреде­ленной посреднической коалиции (intermediary-coalition).

Коалиция представляет собой объединение агентов, которые совместно оценивают проекты фирм, не являющихся членами коалиции, инвестируют средства в те из них, которые получают хорошую оценку, и делят между собой получаемые от этого до­ходы. Членами коалиции становятся экономические единицы, которые не имеют собственных хороших проектов. К последним относятся и вкладчики коалиции. Более того, вкладчики сами могут создавать коалиции и нанимать агентов для осуществле­ния оценки проектов. Коалиции затрачивают средства для оценки качества проектов и отбирают для инвестирования соб­ственных и заемных средств только хорошие инвестиционные проекты. Их владельцы также обязаны участвовать в инвести­циях. Таким образом, согласно концепции Бойда и Прескотта, первоначально происходит самооценка проектов всеми эконо­мическими единицами, а затем те из них, чьи проекты оказа­лись плохого качества, образуют посредническую коалицию или становятся ее вкладчиками, с тем чтобы получать доход за счет инвестирования средств в хорошие проекты. Так посредством создания посреднических коалиций одновременно разрешается проблема первоначального негативного отбора проектов и осу­ществляется производство полезной информации о заемщиках и их проектах, отбираемых для инвестирования.

Особенностью всех рассмотренных выше теорий финансового посредничества является то, что при объяснении необходимости существования банков и других посредников делается упор на их активные операции. Такое положение не могло не вызвать определенную реакцию в среде исследователей, что привело к созданию концепций, в которых подчеркивались роль и значе­ние пассивных операций47.

Наибольшее внимание исследователей привлекла созданная

в 1983 г. модель Даймонда-Дибвига (Diamond-Dybvig model), в

которой банки обеспечивают страхование ликвидности для

клиентов, предлагая им бессрочные вклады. Модель описывает поведение двух категорий экономических единиц (инвесторов и предпринимателей). Первые вкладывают средства в проекты предпринимателей, которые гарантированно приносят высокий доход лишь по окончании всего инвестиционного периода. По­этому досрочное изъятие средств может губительно сказаться на судьбе всего проекта и не позволит увеличить будущий доход инвестора. Однако инвесторы в ряде случаев могут быть вы­нуждены пойти на это для увеличения своего текущего потреб­ления. В результате возникает ситуация информационной асимметрии, когда только инвестор может знать о судьбе проек­та. Очевидная невыгодность такого функционирования эконо­мики заставляет искать выход, который в модели Даймонда- Дибвига предстает в виде появления финансовых посредников. Их роль состоит в том, что они предлагают вкладчикам депози­ты до востребования и финансируют из полученных средств ин­вестиционные проекты, т. е. трансформируют неликвидные ак­тивы в ликвидные обязательства. В этой роли посредники (бан­ки) выступают как экономические агенты, обеспечивающие или страхующие ликвидность (liqudity insurance), что позволяет ин­весторам (вкладчикам) получать средства именно тогда, когда у них возникает такая необходимость. Теперь инвесторы не «за­перты» в неликвидных долгосрочных проектах, которые обеспе­чивают высокий доход только для тех, кто сможет отложить свое потребление до конца реализации проектов. В основе спроса на ликвидность лежит ситуация, которая выступает еще одной из форм проявления феномена информационной асимметрии.

Однако обеспечение ликвидности делает банки уязвимыми в отношении возможной банковской паники и возникновения си­туации, получившей название «набеги на банки». Тем самым неликвидность банковских активов выступает в качестве ра­зумного основания как существования банков, так и их подвер­женности набегам. Последняя может губительно сказаться на развитии экономики, поскольку потребует досрочной ликвида­ции активов банков со всеми вытекающими отсюда негативны­ми последствиями для инвестиционных проектов и совокупного потребления. Ситуация банковских набегов разрешается за счет разработки банками специальных депозитных контрактов,

содержащих ограничения на изъятие средств в условиях боль­шого наплыва вкладов, деятельности государственной системы страхования вкладов и доступа банков к кредитам Резервной системы через так называемое дисконтное окно (Federal Reserve discount window).

Таким образом, на рубеже 1970-1980-х гг. на базе рассмот­ренных теорий в рамках трансакционного и информационного подходов и трансформационной концепции возникала некая обобщенная теория, получившая в работах ведущих специали­стов название традиционной теории финансового посредниче­ства. В рамках этой теории был получен ответ на вопрос о при­чинах существования финансовых посредников и выявлена их экономическая роль - снижая трансакционные издержки и осуществляя мониторинг кредитных контрактов, посредники осуществляют трансформацию неликвидных активов в ликвид­ные обязательства. Последняя позже получила более завер­шенный вид «тройственной» трансформации - трансформации капитала, сроков и риска (capital, maturty and risk transfor­mation), и в таком виде попала во многие учебники и пособия48.

Таким образом, мы видим, что финансовые посредники яв­ляются необходимыми субъектами финансового рынка, их дея­тельность способствует повышению эффективности функциони­рования различных сегментов рынка. Финансовые посредники - это организации, принимающие за определенный процент на хранение деньги, главным образом от населения, или собира­ющие их по другим поводам и предоставляющие их взаймы за более высокий процент тем юридическим и физическим лицам, которые нуждаются в инвестиционных ресурсах, а также опла­чивающие страховые полисы и пенсии. В настоящее время в странах с развитой экономикой сформировались надежное за­конодательство, системы страхования вкладов населения, опре­деленные традиции взаимоотношений между финансовыми по­средниками и громадными контингентами вкладчиков и полу­чателями.

Причины существования финансовых посредников заклю­чаются в том, что: 1) трансакционные издержки при соверше­нии сделок непосредственно между заемщиками и кредиторами слишком велики; 2) наличие информационной асимметрии,

т. е. несовершенства и неполноты информации, доступной всем участниками рынка.

Эффективное исполнение задач финансовым посредником в конечном счете снижает затраты, непосредственно связанные с заключением сделок, что приводит к экономии ресурсов для всех субъектов финансовых отношений.

Значение системы финансовых посредников очень велико. Она обеспечивает стабильное финансирование важнейших об­щественных нужд, экономит существенные средства и тем са­мым ускоряет развитие производства. Она обеспечивает допол­нительный доход значительной массы людей, избавляя их при этом от непосредственных рисков производства, организации нового дела и т. д. Финансовое посредничество показывает, что экономические отношения необязательно связаны с конфлик­тами и борьбой. Деятельность финансовых посредников ведет к получению выгоды всеми участвующими в данном процессе сторонами.

Роль финансовых посредников не ограничивается только концентрацией денежного капитала и его рациональным ис­пользованием. Они согласовывают и увязывают интересы гро­мадного числа экономических субъектов на конкретном уровне. Финансовое посредничество превратилось в постоянный фактор развитой рыночной экономики, особенно учитывая разнообра­зие нынешних финансовых активов, включая ценные бумаги и валюту.

Характерная черта нынешнего финансового посредничества в том, что деньги, предоставленные или собираемые в порядке каких-либо обязательных отчислений используются в подавля­ющем большинстве случаев в прибыльных операциях. Финан­совые посредники своей деятельностью увеличивают объем до­ходов, создаваемый в обществе. В этом их принципиальное от­личие от ростовщичества, которое не улучшало, а ухудшало финансовое положение заемщика.

В финансовых посредниках заинтересованы как экономиче­ские субъекты, имеющие временно свободные средства (креди­торы), так и субъекты, нуждающиеся в финансовых ресурсах (заемщики), т. к. все они получают определенные преимуще­ства и выгоды.

Можно выделить следующие выгоды с позиции кредиторов:

- посредники осуществляют диверсификацию риска путем распределения вложений по видам финансовых инструментов между кредиторами при выдаче синдицированных (совмест­ных) кредитов, что ведет к снижению уровня кредитного риска (т. е. риска невозврата основной суммы долга и процентов);

- посредник разрабатывает систему проверки платежеспо­собности заемщиков и организует систему распространения своих услуг, что также снижает кредитный риск и издержки по кредитованию;

- финансовые институты позволяют обеспечить постоянный уровень ликвидности для своих клиентов, т. е. возможность по­лучения наличных денег. С одной стороны, сами финансовые институты имеют возможность держать в наличной форме определенную долю своих активов. С другой стороны, для неко­торых видов финансовых институтов государство устанавливает законодательные нормы, регулирующие ликвидность (напри­мер, для коммерческих банков законодательно обеспечивается поддержание минимальных остатков денежных средств на сче­тах в центральном банке и в кассе).

Заемщики, в свою очередь, также получают свои выгоды в ре­зультате реализации схемы опосредованного финансирования.

Во-первых, финансовые посредники упрощают проблему по­иска кредиторов, готовых предоставить займы на приемлемых условиях.

Во-вторых, при наличии финансового посредника ставка за кредит для заемщика при нормальных экономических условиях оказывается чаще всего ниже, чем при его отсутствии. Объясня­ется этот парадокс тем, что финансовые посредники снижают кредитный риск для первичных кредиторов (вкладчиков) и мо­гут устанавливать более низкие ставки привлечения средств. Эти суммы ставок вместе с издержками посредника оказывают­ся не настолько велики, чтобы возникала необходимость увели­чивать ставку размещения выше уровня ставки при прямом кредитовании.

В-третьих, финансовые посредники осуществляют трансфор­мацию сроков, восполняя разрыв между предпочтением долго­срочных ссуд заемщика и предпочтением ликвидности кредито­

ра. Это становится возможным благодаря тому, что не все кли­енты требуют свои деньги одновременно, а поступление средств финансовому посреднику также распределено во времени.

В-четвертых, финансовые институты удовлетворяют спрос заемщиков на крупные кредиты за счет агрегирования боль­ших сумм от множества клиентов.

6.

<< | >>
Источник: Финансовые рынки : учеб. пособие для студентов, обучающихся по направлению подготовки 38.03.01 «Экономи­ка» профиль «Финансы и кредит» / [авт-сост. С.В. Якунин]. — Саратов : Саратовский социально-экономический институт (филиал) РЭУ им. Г.В. Плеханова, 2016.- 124 с.. 2016

Еще по теме Финансовые посредники и их роль в концентрации денежного капитала и его рациональном использовании:

  1. Органическое строение капита­ла и его рост с развитием капи­тализма. Концентрация и центра­лизация капитала
  2. Концентрация производства и капитала и его влияние иа рынок
  3. Понятие и роль финансовых посредников
  4. 8.2. Приемы рационального формирования и использования финансовых ресурсов предприятия
  5. Понятие, виды и роль финансовых посредников в инвестиционном процессе
  6. 2. Приемы рационального формирования и использования финансовых ресурсов предприятия
  7. Тема №8 Финансовые посредники денежного рынка
  8. Вопрос 1 Собственный капитал и его роль в формировании капитала предприятия
  9. Капитал организации, его формирование и использование
  10. Заемный капитал и эффективность его использования
  11. Заемный капитал и эффективность его использования
  12. 2.5. Финансовый рынок и использование коммерческой организацией денежных средств финансового рынка
  13. 2.2.3.Основной капитал и показатели его использования
  14. Основной капитал и его роль в производстве
  15. Вопрос 4.10. Оборотный капитал и его роль в хозяйственном обороте фирмы.
  16. 11.1. Баланс денежных доходов и расходов населения, его роль
  17. 35. Экспортный потенциал России и его использование. Основные экспортеры капитала.
  18. Производственный капитал, его характеристика и роль в микроэкономической деятельности
  19. 3.4.2.Механизм действия банковского мультипликатора, его роль в формировании денежной массы
  20. Тема 1. СУЩНОСТЬ ФИКТИВНОГО КАПИТАЛА Понятие фиктивного капитала и его роль в создании рынка ценных бумаг