<<
>>

Заключение

По результатам проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

1. Цели регулирования финансового рынка были сформулированы на этапе зарождения организованных финансовых рынков его профучастниками, т.е.

в результате саморегулирования. Роль саморегулирования на финансовых рынках развитых стран на современном этапе практически повсеместно сведена к выполнению дополнительных функций по отношению к регулятивным функциям государства. В странах с прецедентной системой права (Австралия, Канада, США, Гонконг, кроме Великобритании, имеющей существенную специфику), тем не менее, механизмы саморегулирования по-прежнему находят применение гораздо чаще, чем в странах с континентальной (гражданской) системой права (Германия, Италия, Франция, Япония).

2. Изучение литературы также показало, что основное преимущество саморегулирования рынка заключается в обладании большей по сравнению с государством регулятивной информацией, а также в его институциональной гибкости. Основным пределом саморегулирования является конфликт интересов между регулятивными задачами СРО и коммерческими интересами ее профучастников-членов. Этот предел встречается практически в каждой области регулирования финансового рынка, за исключением регулирования торговых правил бирж, и отрицательно сказывается на защите инвесторов и эффективности рынка.

3. Изучение стимулов, содействующих должной реализации регулятивных полномочий СРО, показало, что на современном этапе после коммерциализации бирж система стимулов претерпела

существенную трансформацию, в том числе и в результате изменения структуры доходов профучастников членов СРО. Выполнение регулятивных задач СРО по повышению эффективности финансового рынка и защите инвесторов стало крайне противоречить коммерческим интересам ее профучастников-членов.

4. В диссертации разработан метод выявления индивидуальных и коллективных предпочтений профучастников-членов СРО в отношении неэффективности рынка с помощью специально построенных функций полезности.

На основе базы опционов на национальный индекс непараметрически восстановлены вмененные функции несклонности к риску репрезентативного инвестора, по которым откалиброваны показатели неприятия риска профучастников- членов СРО.

5. Предложена методика квантификации уровней неэффективности рынка на основе информационного расстояния Кульбака - Лейблера между эмпирическим распределением и соответствующим идеалу информационной эффективности нормальным распределением вероятности доходности национального индекса. С помощью данного метода проведена оценка уровней текущей неэффективности финансового рынка США по индексу S&P500, что позволило представить пространство последствий принимаемых СРО решений на шкале неэффективности рынка.

6. Сравнение стратегий профучастников на условно контрастных по неэффективности типах показало, что в среднем за 20 лет премии профучастников к неэффективному рынку выше, чем премии к эффективному, что свидетельствует о смещенности индивидуальных предпочтений большинства профучастников в сторону эффективности рынка (меньших отклонений распределений рынка от нормальности).

7. Вычисление индивидуальных интервалов предпочтений профучастников-членов СРО на шкале неэффективности рынка и их изучение показало, что все профучастники выборки за весь исследуемый период предпочитали систематические отклонения рынка от нормальности, т.е. распределенный по шкале неэффективности рынок, избегая при этом его контрастных состояний (предельной эффективности и предельной неэффективности). Также было установлено, что структура индивидуальных предпочтений многих профучастников-членов СРО имеет несколько вершин, что на основании теоремы о невозможности Эрроу не позволяет построить в СРО Парето-оптимальный механизм агрегирования коллективных предпочтений в рамках заданной структуры.

8. Выявлена существенная неоднородность предпочтений профучастников в отношении неэффективности рынка. В разные годы число групп с идентичными предпочтениями достигало 30 при общем количестве профучастников 109, при этом относительное большинство профучастников включало около 15% выборки.

Согласованность предпочтений абсолютного большинства профучастников встречалось относительно редко.

9. Изучение механизмов агрегирования индивидуальных предпочтений в коллективные, а именно механизма «демократического» выбора (голосование относительным большинством голосов) и механизма максимизации коллективной функции полезности, а также проведение их сравнительного анализа показали, что выбор доминирующего механизма агрегирования предпочтений внутри СРО сопряжен в среднем с ростом склонности СРО к ограничению эффективности рынка, характеризующего конфликт интересов СРО в нормотворческой области, и с одновременным снижением склонности к ограничению

интенсивности правоприменения. Варианты институционального устройства СРО связаны с разным уровнем глубины конфликта интересов как в нормотворческой, так и в правоприменительной области.

С этой точки зрения образование национальной СРО США FINRA не привело к снижению глубины конфликта интересов внутри СРО при выполнении нормотворческой функции, однако весьма существенно ограничило склонность СРО к ограничению интенсивности правоприменения на рынке. Возможно, сказался этот положительный эффект, когда в результате принятия антикризисного закона Додда - Франка в 2010 году СРО сохранили свои полномочия по регулированию финансового рынка США.

10. Анализ существенных событий регулятивной практики финансового рынка США, динамики показателей глубины конфликта интересов СРО, характеризующих ее склонность к должному выполнению ее регулятивных функций, и функций полезности СРО за последние 20 лет показал, что рост предпочтений СРО в нормотворческой области в сторону повышения эффективности рынка приводит к росту совместного благосостояния профучастников СРО, т.е. с нормотворческой точки зрения СРО может быть эффективней, чем государственные ведомства.

В то же время рост коллективных предпочтений в сторону увеличения интенсивности правоприменения приводит к снижению благосостояния ее членов. Так, модель показала рост полезности СРО в годы, когда на рынке ее профучастниками-членами совершались массовые правонарушения, а СРО при этом принимала решение о невмешательстве и не пресекала противоправную практику.

Регулятивная позиция СРО в области правоприменения, таким образом, не соответствует требованиям суверенного регулятора и

международных организаций по повышению эффективности рынка, однако ориентир СРО может сдвигаться в сторону общества в результате жестких мер правоприменительного характера со стороны государственных ведомств: полезность СРО резко снижалась после того, как государством накладывались санкции и особые обязательства на СРО по восстановлению нормальной рыночной практики. По этой причине распределение полномочий в пользу СРО должно быть крайне осторожным в области правоприменения, с обязательным приоритетом государственного регулирования.

Проблемы СРО с обеспечением должного правоприменения косвенно свидетельствуют об неспособности саморегулирования к пруденциальному регулированию и надзору.

11. Изучение вмененных рыночных функций неприятия риска, косвенно характеризующих коллективные риск-предпочтения профучастников, показало, что введенные параметры деятельности СРО, склонность к ограничению эффективности рынка нормотворческим путем и склонность к ограничению интенсивности правоприменения, могут свидетельствовать о степени целостности финансового рынка в целом. Таким образом, предложенные показатели вполне могут выполнять самостоятельную роль индикаторов целостности финансового рынка.

12. Изучение взаимозависимости параметров предпочтений СРО и индексов системы регулирования экономики страны, разработанных Всемирным банком, показало, что предпочтения СРО в отношении неэффективности рынка, как в нормотворческой области, так и в правоприменительной отражаются на качестве институционального устройства системы регулирования экономики. Это доказывает, что предпочтения СРО в отношении неэффективности рынка являются

предпосылками ее регулятивных решений и отражаются в восприятии общества, а также в последствиях этих решений.

Разработанный метод и полученные результаты могут быть использованы при формировании архитектуры национальной системы регулирования финансового рынка и принятии решений о распределении полномочий регулирования финансового рынка между СРО и государственными ведомствами.

<< | >>
Источник: Ильин Евгений Викторович. Механизмы и пределы саморегулирования на финансовых РЫНКАХ В РАЗВИТЫХ СТРАНАХ МИРА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Москва - 2012. 2012

Еще по теме Заключение:

  1. Заключение
  2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
  3. Заключение
  4. Заключение
  5. Заключение
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  7. Заключение
  8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  12. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  13. ЗАКЛЮЧЕНИЕ