<<
>>

Преимущества и пределы механизмов саморегулирования. Конфликт интересов

Основное преимущество саморегулирования заключается в дополнительной экспертной информации, которой обладают профучастники в отношении специфики работы финансового рынка, по сравнению с информацией, доступной суверенному регулятору.

Находясь объективно ближе к объекту регулирования, профучастникам в силу собственного положения лучше осведомлены о текущем состоянии и проблемах отрасли.

В таких условиях при коллективном принятии решений уровень неопределенности ситуации для СРО значительно ниже, чем у суверенного регулятора [7, 10, 75, 76, 78].

В [66] авторы исследуют, как данное преимущество СРО влияет на распределение полномочий между суверенным регулятором и СРО, решение о котором принимается на более высоком властном уровне государства. Авторы моделируют ситуации, в которых государство выбирает различные равновесные варианты, исходя из собственных стимулов и возможностей повысить общественное благосостояние (рис.1.1).

Выбор режима или регулирования (саморегулирование SRили суверенный регулятор R) осуществляется на основе сравнения ожидаемого благосостояния общества Wпри одном или другом режиме (фактически выбор осуществляется между государственным типом систем и типом сотрудничества (табл. 1.1)) и выигрыша V высших органов власти страны. Результаты, полученные авторами, представлены формулами (1.1) и (1.2).

В качестве факторов, влияющих на решение о выборе режима выступают степень готовности государства защищать интересы инвесторов а, степень поляризации интересов профучастников и
интересов инвесторов (р — с)2 и степень неопределенности ситуации σ2. Области различных равновесных решений представлены на рис.1.1.

Рис. 1.1. СРО и регулятор: общественное благосостояние и стимулы государства. Источник:[66].

На представленном рисунке ситуации, когда оптимален выбор варианта перераспределения полномочий в пользу СРО с точки зрения как общественного благосостояния, так и выигрыша правительства, ограничены областью I. Это область высокой неопределенности текущей ситуации (велика σ2), низкой поляризации интересов инвесторов и профучастников рынка и неготовности государства защищать интересы инвесторов. Из рисунка следует, что такое «идеальное» совпадение происходит не всегда.

Данная модель говорит о том, что механизмы саморегулирования будут использоваться государством в качестве институционального решения, когда слишком высока неопределенность ситуации и это решение повысит как общественное благосостояние, так и (политический) выигрыш правительства страны. Это дополнительно объясняет, почему страны с прецедентной системой права (где неопределенность ситуации несколько выше, чем в странах с континентальной системой права за счет того, что в последних в законе заведомо определены возможные ситуации) чаще выбирают саморегулирование в качестве институционального решения по регулированию финансового рынка.

Другое преимущество механизмов саморегулирования заключается в его институциональной гибкости [48, 65, 103, 127].

СРО не подвержены тем системным (политическим) ограничениям, которые испытывают на себе суверенный регулятор [64]. С точки зрения политического процесса, деятельность суверенного регулятора жестко регламентирована, и он не вправе выходить за рамки собственной компетенции без предварительного согласования с вышестоящими инстанциями.

В формуле (1.2) это отражено как коэффициент институциональной несвободы («негибкости») двух типов регуляторов: СРО γи суверенного регулятора yR,при этом Yr > Ysr. Фактор гибкости также влияет на принятие решений о распределении полномочий между суверенным регулятором и СРО, при этом чем больше гибкость СРО, тем больше выигрывает от этого правительство, заинтересованное в защите интересов инвесторов.

Саморегулирование, таким образом, может сбалансировать режим регулирования по мягкости, не позволяя ему быть ни чрезмерно жестким, когда регулятор контролирует все стороны

работы рынка, ни чрезмерно мягким, когда контроль практически отсутствует.

Гибкость СРО проявляется в относительной свободе принимаемых регулятивных решений в условиях быстро меняющейся среды финансовых рынков. «Гибкость, скорость реагирования и чувство пульса рынка СРО - один из ключевых аргументов в пользу саморегулирования» [62, 111].

Гибкость дает СРО возможность применять меры регулирования - «тонкой настройки» - путем разработки стандартов профессиональной этики и адаптации стандартов «наилучшей практики» регулирования [62, 75, 118, 155], которые могут содержать более строгие нормы и требования по сравнению с нормами суверенного регулятора. С этой точки зрения у саморегулируемых организаций есть возможность регулирования финансового рынка на уровне личности, представляющий «фундамент» (см. рис. 1.3) национальной системы регулирования финансового рынка [60, 90].

Приведем еще некоторые преимущества СРО, которые представляются более спорными.

1. Представительность СРО.

СРО является обобщенным представителем финансовой отрасли. СРО отстаивает интересы коллектива своих профучастников- членов в ходе политической дискуссии, выполняя роль «представительного» профучастника. Это повышает эффективность переговоров с госрегулятором по вопросам регулирования рынка [92, 118, 134, 171].

2. Независимость финансирования регулятивной деятельности со стороны отрасли.

Независимое финансирование снижает нагрузку на бюджет страны, когда отрасль самостоятельно финансирует деятельность
своей СРО. Сэкономленные средства могли бы быть перераспределены на финансирование контрольно-надзорной деятельности, на борьбу с кризисами и их предупреждением [35, 36, 121, 172].

Итак, в литературе выделяются следующие ключевые преимущества СРО: информационное, «политическая» гибкость и «системная» свобода, представительность, независимое финансирование.

Рассмотрим пределы саморегулируемых организаций. Основным пределом механизмов саморегулирования, является конфликт между регулятивной функцией СРО и коммерческими интересами ее профучастников-членов [33, 34, 35, 62, 110]. Конфликт интересов - это естественный предел саморегулирования, связанный с необходимостью коллективного принятия регулятивных решений профучастниками в отношении себя самих, то есть фактическим совпадением субъекта и объекта регулирования.

Конфликт интересов является пределом саморегулирования по причине того, что нарушает систему естественных стимулов в СРО к общественно ориентированному выполнению регулятивных функций. СРО неизбежно находится под влиянием своих профучастников- членов, для которых соблюдение своих личных бизнес-интересов имеет на сегодняшний день по определению имеет более высокий приоритет по отношению к выработке справедливой политики регулирования [89, 90, 112]. В этом проявляется обратная сторона представительности СРО.

Одна из причин конфликта интересов заключается в том, что СРО наделена властными полномочиями, причем не только как рыночная монополия [159]. В некоторых странах властные полномочия СРО закреплены законодательно [126]. Власть вместо
оптимизации правил регулирования и повышения общественного благосостояния [112, 115, 125] может быть использована СРО в целях максимизации монопольной ренты.

Снижение стимулов СРО происходит также по той причине, что хорошо организованный национальный финансовый рынок [55] является общественным благом, которым с выгодой пользуются не только его непосредственные участники, но и третьи лица (проявляется внешний эффект). Поскольку СРО при принятии решений будет обязательно учитывать от факт, что у нее нет возможности устанавливать контрактные отношения с третьими лицами и восстанавливать посредством этого свои потери потенциального дохода, то локально-оптимальное регулятивное решение СРО и оптимальное решение с точки зрения общественного благосостояния скорее всего не совпадут [67].

На протяжении истории конфликт интересов только усиливался, поскольку некогда сильная взаимосвязанность коммерческих стимулов и стимулов по регулированию профучастников стала ослабевать [34]. Регулирование рынка для профучастников превратилось из жизненной необходимости в обязанность. На определенном этапе развития естественный стимул по регулированию оказался исчерпан [24, 62, 108].

В особенности пределы саморегулирования проявляются в области правоприменительной практики [23, 47, 58, 102]. В отличие от суверенного регулятора, СРО не обладают широкими правоприменительными возможностями. Высшее мера, к которой может прибегнуть СРО, это прекратить контрактные отношения с нарушителем [112].

Еще одним пределом саморегулирования, снижающим эффективность регулирования, является неоптимальное
финансирование [62]. В условиях возросшей конкуренции на финансовых рынках между торговыми площадками, затраты на регулирование становятся дополнительной неконкурентной нагрузкой для биржевых СРО. СРО может потенциально направлять больше средств на обслуживание интересов, связанных с конкурентной борьбой, а не на регулятивную деятельность [109, 126, 166].

В качестве одного из недостатков системы регулирования финансового рынка с саморегулированием часто упоминается множественность регуляторов, приводящая к дублированию функций СРО и суверенного регулятора [5, 160, 162], пересечению их компетенций и слабой координации регулирующих органов. В результате это может приводить к увеличению общих затрат на регулирование финансового рынка.

Таким образом, в литературе в основном выделяются следующие пределы саморегулирования: конфликт интересов, возникающий в самых разных областях регулирования, монопольная власть СРО, слабость правоприменения, неоптимальное финансирование, дублирование функций регулирования.

Определив основные преимущества и недостатки саморегулирования, можно сделать вывод о том, что саморегулирование представляет собой такую институциональную возможность, которая весьма существенно отличается от суверенного регулирования и может оказаться незаменимой в тех ситуациях, когда государственные органы в силу собственных ограничений не смогут прийти к оптимальным решениям (рис. 1.1). С другой стороны, существующая институциональная среда (высокая конкуренция, организационная структура СРО) может существенно повлиять на глубину конфликта интересов в СРО. В таком случае преимущества СРО могут оказаться размытыми в результате нарастания ее пределов.

Задача национальной системы регулирования и правительства страны состоит в том, чтобы в существующих институциональных условиях сформировать сбалансированную систему регулирования финансового рынка, которая минимизирует пределы саморегулирования и максимально выявит его преимущества.

1.5.

<< | >>
Источник: Ильин Евгений Викторович. Механизмы и пределы саморегулирования на финансовых РЫНКАХ В РАЗВИТЫХ СТРАНАХ МИРА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Москва - 2012. 2012

Еще по теме Преимущества и пределы механизмов саморегулирования. Конфликт интересов:

  1. Ильин Евгений Викторович. Механизмы и пределы саморегулирования на финансовых РЫНКАХ В РАЗВИТЫХ СТРАНАХ МИРА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Москва - 2012, 2012
  2. Показатели глубины конфликта интересов СРО
  3. Коллективные предпочтения СРО и глубина конфликта интересов
  4. ГЛАВА 3. ПРЕДПОЧТЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ НЕЭФФЕКТИВНОСТИ РЫНКА СРО, ГЛУБИНА КОНФЛИКТА ИНТЕРЕСОВ И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА КАЧЕСТВО ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОГО УСТРОЙСТВА ЭКОНОМИКИ
  5. ГЛАВА 2. МЕТОД ИССЛЕДОВАНИЯ МЕХАНИЗМОВ САМОРЕГУЛИРОВАНИЯ
  6. Преимущества секьюритизации для инвесторов
  7. Преимущества секьюритизации для факторинговой компании.
  8. Эволюция саморегулирования финансовых рынков
  9. Необходимость сочетания интересов субъектов банковской деятельности
  10. ГЛАВА 1. САМОРЕГУЛИРОВАНИЕ В НАЦИОНАЛЬНЫХ СИСТЕМАХ РЕГУЛИРОВАНИЯ ФИНАНСОВЫХ РЫНКОВ
  11. § 5. Страхование как способ защиты интересов клиента кредитной организации по договору сейфового депозита
  12. Сравнительный анализ механизмов агрегирования предпочтений в СРО
  13. Механизм принятия регулятивных решений СРО
  14. 3.1. Механизм стимулирования импортозамещения в нефтяной промышленности
  15. 2.4. Коллективная функция полезности СРО и механизмы агрегирования предпочтений профучастников
  16. Методика определения коллективных предпочтений СРО на основе механизма голосования
  17. Определение и механизм секьюритизации.