<<
>>

Заключение

Завершая анализ проблем правового регулирования общественных отношений, складывающихся по поводу открытия и функционирова­ния банковских счетов, необходимо подытожить полученные резуль­таты и определить возможные общие пути решения рассмотренных проблем.

Сегодня банковское законодательство объективно существует как комплексная отрасль российского законодательства, включающая в свое содержание нормы различных отраслей права, преимущественно, таких как гражданское и административное. Банковское законода­тельство, формируясь, таким образом, на стыке частного и публично­го права, является составной частью предпринимательского законода­тельства. Банковское законодательство, объединяя для банковской сферы разнородные специальные нормы права, формирует отрасль банковского права, которое является результатом систематики право­вых норм, взятых из основных отраслей и поэтому признается ком­плексной отраслью права.

Предмет банковского права складывается из двух различных по направленности правового регулирования сфер общественных отно­шений. Во-первых, к предмету банковского права должны быть отне­сены отношения публичной сферы - деятельность, осуществляемая Банком России на основании Конституции РФ и Закона о ЦБР и ос­новные цели которой относятся к функциям государственной власти. Деятельность Банка России исчерпывается регулированием деятель­ности банковской системы России, обеспечением стабильности на­циональной валюты и обеспечением функционирования системы рас­четов в Российской Федерации. Деятельность по государственному регулированию банковской деятельности не предполагает равенства сторон, отношения строятся по вертикали на основе власти и подчи­нения между Банком России (его территориальными подразделения-

142

ми) и кредитными организациями. Во-вторых, банковское право за­трагивает частноправовую сферу отношений, регулируя осуществле­ние субъектами банковской системы России банковской деятельности.

Под банковской деятельностью понимается совокупность системати­чески осуществляемых банковских операций кредитными организа­циями на основании лицензии. В соответствии со ст.30 Закона о бан­ках отношения между кредитными организациями и их клиентами строятся на договорной основе, то есть данные отношения являются гражданско-правовыми. Коммерческий банк, будучи субъектом част­ного права, является также частью единой банковской системы, то есть субъектом права публичного, и в этом качестве должен способст­вовать решению стоящих перед системой задач. Так, банк, при осуще­ствлении операций по поручениям клиентов на уплату налогов в бюджет является не только стороной по договору банковского счета, но и субъектом, обязанным обеспечить выполнение таких поручений. Таким образом, правоотношения, возникающие при заключении и ис­полнении банковских договоров, являясь по правовой природе част­ными, несут в себе публичный элемент, связанный с правовым стату­сом одной стороны правоотношения — банка. Банковская деятель­ность, таким образом, носит смешанный «частно-публичный» харак­тер, поэтому нельзя утверждать о том, что отношения с участием бан­ков регулируются исключительно методами частного права.

Специфика правового регулирования банковского права обуслов­лена в значительной степени методом правового регулирования. Бан­ковское законодательство сочетает гражданско-правовые формы осу­ществления банковской деятельности с административно-правовыми формами защиты общественных и государственных интересов. Пра­вовое регулирование таких отношений не может быть охарактеризо­вано единством метода правового регулирования. Регулирование от­ношений, складывающихся по поводу деятельности Банка России,

143

оформляется с преобладанием метода субординации, общественные отношения с участием кредитных организаций и их клиентуры регу­лируются преимущественно с помощью метода координации.

Банковское право, осуществляя правовое воздействие, затрагива­ет как публичные отношения, так и частноправовую деятельность, поэтому для определения оптимального соотношения подлежащих применению методов, а, следовательно, и подлежащих применению в каждом конкретном случае правовых норм, следует разграничивать сущность правоотношений, возникающих в процессе осуществления банковского регулирования и надзора или банковской деятельности.

В самом общем виде в качестве критериев разделения права на ча­стное и публичное рассматриваются преимущественно метод право­вого регулирования и интерес. Следует присоединиться к тем авто­рам, которые в качестве критерия разграничения частного и публич­ного права называют интерес, поскольку исследование метода всегда предполагает предварительное исследование характера объективного интереса, являющегося объектом правовой охраны. Интересы подраз­деляются на объективные и субъективные интересы субъектов право­вых отношений. Субъективный интерес — элемент сознания субъек­та, характеризующий его отношение к способам удовлетворения субъективных потребностей. Субъективный интерес не полежит пра­вовой защите, поскольку его реализация не связана с интересами об­щества, а в ряде случаев противоречит общественным интересам. Ч.З ст.5 5 Конституции РФ оперирует термином «законный интерес». Данный термин характеризует объективную категорию, существую­щую независимо от сознания людей - элемент бытия. Объективный интерес признается и защищается государством. Государство, форми­руя и защищая объективные интересы, призвано создавать условия для сближения субъективных интересов с интересами объективными.

144

Частными интересами обычно именуют индивидуальные закон­ные интересы. Публичными интересами признают интересы общества и государства. Государство призвано выступать от его имени и в ин­тересах общества. Государство обязано полностью обеспечивать по­требности общества, постольку у государства не должно существовать иных интересов, чем интересы общества. Только общество, а не госу­дарство должно обладать всей полнотой публичной власти. Правовое регулирование общественных отношений является обязанностью го­сударства и одним из средств воздействия на общественные отноше­ния. Ст. 8 Конституции РФ закрепляет важнейший принцип организа­ции общественных отношений, имеющий приоритетное значение в сфере экономики, - принцип свободы экономической деятельности. Проявлением данного конституционного принципа является, в част­ности, гражданско-правовой принцип свободы договора. Свобода экономической деятельности, как основной конституционный частно­правовой принцип, так и соответствующая ей свобода договора, как гражданско-правовой принцип, не может быть абсолютной и ничем не ограниченной. Любая свобода определяется через определяемые зако­ном пределы, с одной стороны, государственного вмешательства в ча­стные дела, с другой - дозволенного поведения субъектов частного права.

Регулирование экономики преимущественно средствами частного права ведет к минимизации использования публично-правовых средств и создает предпосылки для злоупотреблений в банковской сфере. C другой стороны, огосударствление всей общественной жизни ведет к произволу власти, застою в экономике и, как следствие, к со­циально-экономическому кризису. Поэтому предпринимательскому, в том числе и банковскому праву, надлежит изучать возможность ус­тановления не приоритета частных или публичных интересов, а их

145

паритета, их оптимального соотношения, баланса в целях обеспече­ния конституционных гарантий прав и свобод граждан.

Для определения оптимального соотношения интересов необхо­димо, с одной стороны, определить правовые рамки реализации част­но-правовых интересов, а, с другой, установить пределы государст­венно-правового вмешательства в частные дела. Допустимые ограни­чения прав и свобод строго очерчены частью 3 ст. 17, частью 2 ст. 29, частью 3 ст. 55 Конституции РФ. Ограничения свободы договора в гражданско-правовом обороте должны отвечать требованиям спра­ведливости, быть соразмерны конституционно-значимым целям и ос­новываться на законе.

В отличие от основных конституционных прав, гражданские права могут быть ограничены не только федеральным законом, но и на ос­новании федерального закона. Этот баланс интересов должен уста­навливаться федеральными органами государственной власти в соот­ветствии с их конституционно-правовым статусом. Банк России, на основании Закона о ЦБР, издает собственные подзаконные акты регу­лятивного характера по вопросам, отнесенным к его компетенции, тем самым, ограничивая гражданские права.

Поддержание - в целях обеспечения конституционных гарантий прав и свобод граждан - баланса публичных интересов государства и частных интересов субъектов, участвующих в банковских отношени­ях, диктует необходимость установления ограничений прав всех субъ­ектов банковских правоотношений - Банка России, банков, юридиче­ских и физических лиц - банковских клиентов. К основным правовым принципам публичного вмешательства в частноправовые отношения относятся: во-первых, законные основания ограничений; во-вторых, введение ограничений должно сопровождаться предоставлением до­полнительных гарантий защиты ограничиваемых прав; в-третьих, ог­раничения не должны быть произвольными. Поиск оптимального со-

146

отношения интересов субъектов банковской деятельности должен стать для законодателя приоритетной задачей при модернизации правового регулирования банковской деятельности.

Анализ проблем правового регулирования договора банковского счета необходимо производить посредством соотнесения этого дого­вора с такими разновидностями договорных конструкций, предусмот­ренных гражданским законодательством, как публичный договор и договор присоединения.

Отвечая на вопрос о публичном характере договора банковского счета, следует отметить, что порядок установления условий для от­крытия отдельных видов счетов не соответствует правилу п.2 ст.426 ГК РФ. Закон устанавливает право, а не обязанность банка самостоя­тельно разрабатывать и объявлять в виде вызова на оферту условия открытия отдельных видов счетов. При несогласии клиента с предло­женными условиями открытия банковского счета, банк вправе уста­новить по согласованию с этим клиентом иные условия открытия сче­та, что недопустимо при заключении публичных договоров. Следова­тельно, договор банковского счета не является публичным договором.

Не относится договор банковского счета и к договорам присоеди­нения. При заключении договора присоединения исключена возмож­ность заявлять о разногласиях по его отдельным пунктам. Однако, банк вправе согласовать условия договора банковского счета с обра­тившимся клиентом, при этом не существует нормативных предписа­ний, обязывающих банк и его клиента вступать в договорные отноше­ния друг с другом. Следовательно, присоединение к предложенным условиям в данном случае означает и согласование его условий. Банк, реализуя право, предоставленное ему абз.1 п.2 ст.846 ГК РФ, устанав­ливает лишь примерные условия договора банковского счета, что со­ответствует пп.1, 3 ст.427 ГК РФ. Для сторон эти условия приобрета­ют обязательную силу с момента получения банком оферты клиента.

147

Итак, конституционная свобода договора не ограничивается пре­дусмотренными ГК РФ договорными конструкциями — договор бан­ковского счета не является ни публичным договором, ни договором присоединения.

Ряд традиционных для договора банковского счета и расчетных правоотношений проблем связан с определением правовой природы как самого банковского счета, так и договора, на основании которого этот счет открывается.

Одной из проблем правовой природы договора банковского счета является сложившаяся неопределенность в легальном определении терминов «расчетная операция» и «расчетная сделка». П.2.1, части I Положения о безналичных расчетах гласит: «Банки осуществляют операции по счетам на основании расчетных документов». По- видимому, речь идет о расчетных банковских операциях, которые мо­гут совершаться кредитными организациями на основании лицензии, выдаваемой Банком России. Совершение именно этих расчетных опе­раций оформляется расчетными документами, предусмотренными в п.2.3, части I Положения о безналичных расчетах.

Процесс исполнения расчетного документа на всех его стадиях, вплоть до зачисления денежных средств на счет получателя, вряд ли подпадает под понятие расчетной операции. Платеж осуществляется должником кредитору с целью погашения имеющегося между ними денежного обязательства, расчетная же операция осуществляется бан­ком по распоряжению клиента с целью предоставления за счет клиен­та определенного имущественного блага контрагенту последнего.

Проблема «безналичных денег» является одной из составных час­тей проблемы правовой природы банковского счета. Денежное обяза­тельство как один из видов гражданских правовых отношений возни­кает по обстоятельствам, предусмотренным ГК РФ в качестве основа­ний возникновения гражданских прав и обязанностей. Объект денеж-

148

ного обязательства составляют действия должника, по уплате креди­тору денежной суммы за переданные товары, выполненные работы или оказанные услуги. Деньги, передаваемые в погашение денежного обязательства, должны использоваться в качестве средства погашения денежного долга или средства платежа, то есть определяющим при­знаком денежного обязательства является понятие денег.

Вопрос о правовой природе денежных средств на банковских сче­тах в настоящее время должен рассматриваться как минимум в трех ракурсах. При анализе поставленной проблемы правоведы, прежде всего, пытаются ответить на вопрос: кто является собственником де­нежных средств на счетах в банках - банк или клиент? Этот вопрос пытаются разрешить, не осветив предваряющую его проблему: явля­ются ли денежные средства, находящиеся на счетах объектом права собственности или объектом обязательственного права? Для ответа на этот вопрос необходимо разрешить еще одну проблему, связанную непосредственно со статусом «безналичных денег»: существуют ли «безналичные деньги» или это только «юридическая фикция»?

Деньги как товар, являющийся всеобщим эквивалентом, вопло­щаются в материальных знаках стоимости, обладающими абсолютной ликвидностью, передача которых признается надлежащим исполнени­ем денежных обязательств. Л.А. Лунц особо выделял две функции де­нег: возможность денег служить всеобщим орудием обмена и являться законным платежным средством. В конкретном гражданском право­отношении орудием обмена может выступать любой предмет, переда­ча которого признается субъектами этого правоотношения надлежа­щим исполнением обязанности должника предоставить встречное удовлетворение кредитору, вместе с тем такой предмет может не яв­ляться законным платежным средством, а, соответственно, и деньга­ми, поскольку как отмечал Л.А. Лунц, деньгами признаются те пред­меты, которые законом наделены платежной силой.

149

В соответствии со ст.29 Закона о ЦБР единственным законным средством платежа в Российской Федерации признаются банкноты и монета Банка России, то есть наличные деньги. Однако, учитывая, что денежный оборот складывается из двух составляющих: налично­денежного оборота и безналичного платежного оборота и каждому из них соответствует свой вид денег, ссылка для подтверждения вещно­правового характера денег на ст. 29 Закона о ЦБР несостоятельна, по­скольку действие указанной статьи распространяется исключительно на налично-денежный оборот, о чем свидетельствует название главы закона, в которой данная статья содержится - «Организация налично­го денежного обращения». Кроме того, следует поддержать Д.Г. Лав­рова, процитировавшего справедливое мнение Р. Зома, в соответствие с которым в денежном обязательстве должник обязан предоставить кредитору «известное количество ценностей, а не вещей»285. Поэтому, в конечном итоге, для возможности исполнения денежного обязатель­ства вещная форма денег значения не имеет. Денежное обязательство направлено сегодня не только на предоставление денежных знаков в определенной сумме денежных единиц, а также на предоставление имущественного права требования, выраженного в такой определен­ной сумме денежных единиц. Итак, передача не только наличных де­нег, но и безналичных денежных средств может признаваться надле­жащим исполнением денежного обязательства. Если учесть, что в си­лу денежного обязательства на должника возлагается обязанность уп­латить деньги, то, следовательно, денежные средства необходимо признать полноценными деньгами.

В этимологическом смысле термины «операция» и «сделка» сино­нимичны, поскольку для их определения используется общий термин - «действие». Сделкой признается юридически значимое действие,

283Зои Р. Институции. Учебник истории и системы римского гражданского права. Вып. 1 (пер. с 12-го нем. Изд. Г.А. Барковркого). СПб., 1908. С.243-244. Сн. по Лавров Д.Г. Денежные обязатель­ства в российском гражданском праве. СПб., 2001. С. 16.

150

направленное на возникновение, изменение и прекращение правоот­ношений. Как видно из определения расчетного документа, приведен­ного в п.2.2 части I Положения о безналичных расчетах, расчетная операция не ограничивается совершением одного действия, например, списанием денежных средств со счета, кроме этого должно осущест­виться собственно перечисление денежных средств по назначению, то есть должно быть совершено конечное число действий, подчиненных одной цели - исполнение расчетной операции. Соответственно, рас­четная операция - совокупность последовательно совершаемых дей­ствий, подчиненных единой цели. Среди данной последовательности действий следует выделить одно юридически значимое действие, со­вершаемое клиентом банка (владельцем счета либо его управомочен­ным контрагентом), - одностороннюю расчетную сделку, порождаю­щую расчетную операцию. Все остальные действия, направленные на исполнение расчетной операции, также признаются сделками, но на­правлены на исполнение расчетной операции и рассматриваются в ка­честве содержания сложного расчетного правоотношения.

Итак, расчетная операция порождается совершением управомо­ченным лицом односторонней расчетной сделки с целью погашения денежного обязательства. Свое волеизъявление владелец счета выра­жает посредством направления банку документа, содержащего волю управомоченного лица, в этом случае у банка на основании договора банковского счета возникает обязанность принять от такого лица предъявленный документа, но не обязанность его исполнения. В слу­чае соответствия предъявленного документа требованиям главы 2 час­ти I Положения о безналичных расчетах, банк в лице ответственного работника не вправе оказать в приеме предъявленного расчетного до­кумента, то есть расчетная сделка, считается совершенной, но еще не исполненной. После принятия расчетного документа у банка возника­ет обязанность его исполнения. Это значит, что принятие расчетного

151

документа порождает у банка либо денежное обязательство перед клиентом - владельцем счета (если используемая форма расчетов - платежные поручения или аккредитив либо в случае выдачи наличных денег через кассу), либо обязанность передачи расчетного документа исполняющего банку (при применении инкассовой формы расчетов).

Совершение расчетной сделки является побудительной причиной формирования сложного юридического состава, являющегося предпо­сылкой исполнения расчетной сделки, а, соответственно, выражающе­го содержание указанного правоотношения. На основании сказанного можно утверждать, что расчетная сделка — предъявление управомо­ченным лицом кредитной организации расчетного документа, порож­дающее расчетное правоотношение и обязывающее кредитную орга­низацию осуществить расчетную операцию. Расчетная операция - по­следовательное совершение ряда сделок, являющихся содержанием расчетного правоотношения и подчиненных единой цели - исполне­ние гражданско-правовых или публично-правовых обязанностей вла­дельца счета.

При разрешении проблемы самостоятельности договора банков­ского счета, анализируется режим правоотношений, возникающих при заключении и функционировании этого договора. При заключении договора банковского счета у банка возникает, во-первых, обязан­ность открытия счета, порождающая кассовое правоотношение по по­воду депонирования на счете определенной суммы денежных средств, во-вторых, обязанность принимать и исполнять расчетные операции в интересах владельца счета или его контрагента, порождающая расчет­ные правоотношения.

На основании сказанного можно отметить, что предметом догово­ра банковского счета признается, во-первых, открытие банком бан­ковского счета клиенту, во-вторых, осуществление расчетных опера-

152

ций по распоряжению клиента за счет средств, депонированных на счете клиента.

Следовательно, основанием каждой расчетной операции необхо­димо признавать сложный юридический состав: открытие счета и со­вершение расчетной сделки.

Рассматривая обязанность банка по открытию счета клиенту, нельзя обойти вниманием понятие «банковский счет». По нашему убеждению, на сегодняшний день существуют предпосылки призна­вать за банковским счетом материально-правовую природу - банков­ский счет это, прежде всего, юридический документ, содержащий сведения об объеме задолженности, по общему правилу, банка перед клиентом. Предназначение банковского счета - учет денежных средств вверенных клиентом банку и всех операций с этими средст­вами, влекущих изменение имущественного положения клиента.

Требование клиента к банку не носит денежного характера, по­скольку право клиента ограничено предъявлением в банк расчетных или кассовых документов, после принятия которых денежное обяза­тельство и возникает, следовательно, у банка, открывшего банковский счет клиенту, денежного обязательства перед последним не возникает.

Заключая договор банковского счета, клиент в обеспечение своих требований по осуществлению расчетных операций вносит на счет сумму денежных средств, то есть денежный вклад. Данный вклад дей­ствительно близок по характеристике с бессрочным вкладом до вос­требования, тем более что банк по общему правилу обязан начислять проценты за пользование денежными средствами, находящимися на счете. Следует заметить, что прямое распространение норм о договоре банковского вклада на договор банковского счета недопустимо. Для урегулирования споров по договору банковского счета правила о до­говоре банковского вклада (например, правила о начислении процен­тов на вклад до востребования, предусмотренные ст.83 8 ГК РФ) могут

153

применяться по аналогии к договору банковского счета в субсидиар­ном порядке с учетом специфики последнего. Договор банковского счета является самостоятельным видом договоров, как правовой ин­ститут, договор банковского счета является комплексной совокупно- 286

стью правовых норм , относящихся к различным отраслям права. Нормы, регулирующие правоотношения, возникающие из иных дого­воров, например, договора займа могут иметь применение только по аналогии, если налицо есть необходимые для этого предпосылки.

При определении направленности предписаний законодателя, ад­ресованных к банковским счетам, необходимо определить критерии, которые характеризуют понятие «банковский счет». Исходя из смыс­ла, вкладываемого законодателем в указанное понятие, необходимо выделить два основных признака банковских счетов: во-первых, бан­ковским счетом именуется лицевой счет клиента, предназначенный исключительно для осуществления расчетных операций, производи­мых за счет средств, учитываемых на данном счете, во-вторых, бан­ковский счет открывается только на основании договора, то есть по инициативе клиента банка.

На сегодняшний день проблема списания денежных средств со счета без распоряжения его владельца является одной из самых слож­ных и менее проработанных проблем современного правового регули­рования. К настоящему моменту правовая наука выработала два ос­новных термина, обозначающих списание денег со счета без согласия его владельца. Это термины - «безакцептное» и «бесспорное» списа­ние денежных средств.

В соответствии с п.2 ст.847 ГК РФ клиент может дать распоряже­ние банку о списании денежных средств со счета по требованию третьих лиц, в том числе связанному с исполнением клиентом своих обязательств перед этими лицами. Такое списание именуется безак-

286Олейник О.М. Основы банковского права: Курс лекций. M., 1997. С.246.

154

цептным списанием. Признаками безакцептного списания денежных средств являются следующие: во-первых, применение такого порядка только в «горизонтальных» правоотношениях, регулируемых с помо­щью метода координации; во-вторых, основанием такого списания является хозяйственный договор, а предпосылкой - договорная обя­занность оплаты товаров, работ или услуг; в-третьих, безакцептное списание осуществляется со встречным имущественным предоставле­нием со стороны кредитора; в-четвертых, безакцептное списание осуществляется с использованием платежных требований, предъяв­ляемых управомоченными контрагентами владельца счета; в-пятых, списание осуществляется от имени и в пользу лица, предъявившего в банк платежное требование; в-шестых, право на безакцептное списа­ние предоставлено кредитору договором, заключенным с владельцем счета - должником, поэтому каждый факт безакцептного списания осуществляется с презумпцией согласия последнего.

Другим важным признаком безакцептного списания следует при­знать то, что такое списание осуществляется по распоряжению клиен­та, о чем свидетельствует правило п.2 ст.847 ГК РФ. В случае включе­ния в договор с контрагентом условия о безакцептных платежах и на­правлении в дальнейшем банку распоряжения об осуществлении без­акцептных платежей по требованию определенного контрагента, при исполнении последним необходимых действий, владелец счета и про­изводит такое распоряжение. А поскольку распоряжение, данное вла­дельцем счета банку, означает изъявление воли владельцем счета от­носительно собственного имущества, постольку можно утверждать, что согласие последнего предполагается при списании денежных средств с его счета по требованию управомоченного лица. Поэтому не верно называть списанием без согласия владельца счета, списание, осуществляемое «без акцепта» плательщика.

155

На сегодняшний день следует говорить о наличии трех оснований для безакцептного списания: во-первых, договор банковского счета, допускающий возможность осуществления безакцептного списания в будущем, во-вторых, распоряжение владельца счета обслуживающему его банку, позволяющее определить субъекта, управомоченного предъявлять платежные требования к счету плательщика, в-третьих, договор между владельцем счета и его контрагентом-кредитором, со­держащий условие об осуществлении платежа в форме безакцептного списания. Следует отметить, что установленное банковским законода­тельством правило о возможности безакцептного списания на основа­нии предписания закона в целом не противоречит сущности безак­цептного списания: предписание закона о праве организаций списы­вать денежные средства со счетов без акцепта абонентов становится обычным условием публичного договора с момента вступления сто­рон в договорное отношение. Подобное условие договора заменяет собой все вышеуказанные основания безакцептного списания. Вместе с тем, подчеркнем, что указанное предписание должно быть установ­лено исключительно законом, а не подзаконным актом. В противном случае нарушается конституционный принцип равенства при осуще­ствлении предпринимательской деятельности, а также предписание ч.З ст.55 Конституции РФ о законодательном характере ограничений основных прав субъектов правовых отношений. Ссылки на ст.4 ФЗ «О введении в действие части второй гражданского кодекса РФ» не могут решить проблему, поскольку данная норма, являясь бланкетной, не регулирует отношений, связанных с безакцептными платежами. Учи­тывая, что банки не рассматривают по существу возражений платель­щиков по списанию денежных средств с их счетов в безакцептном по­рядке, можно утверждать, что не исключено произвольное ограниче­ние прав абонентов по распоряжению собственным имуществом, что также не соответствует ч.З ст.35 и ч.З ст.5 5 Конституции РФ.

156

В целях соблюдения принципа равенства участников предприни­мательских отношений, предусмотренного 4.2 ст.19 и ст.34 Конститу­ции РФ, и баланса законных интересов обоих сторон в правоотноше­нии, при заключении публичного договора присоединения присоеди­няющейся стороне должны быть обеспечены дополнительные гаран­тии защиты ее законных интересов. Такой гарантией мог бы стать предусмотренный законом порядок применения безакцептного списа­ния. Кроме того, следовало бы предусмотреть допустимые случаи применения безакцептных платежей, применяемых на основании за­кона, а не договора. Задержка принятия такого федерального закона, необоснованно затягивает неправомерное ограничение основных прав субъектов предпринимательства.

Понятие бесспорного порядка списания денежных средств со сче­тов нужно отграничивать от безакцептного списания, которое произ­водится по другим основаниям. Правовым основанием бесспорного списания является п.2 ст. 854 ГК РФ, в соответствии с которым списа­ние денежных средств со счета без распоряжении владельца счета до­пускается по решению суда, а также в случае, предусмотренном зако­ном и договором.

Признаками бесспорного списания, отличающими его, в частно­сти, от безакцептного списания, являются: во-первых, применение такого порядка только в «вертикальных» правоотношениях, регули­руемых с помощью метода субординации; во-вторых, основанием та­кого списания является закон, а предпосылкой - неисполненная пуб­лично-правовая обязанность; в-третьих, бесспорное списание осуще­ствляется безвозмездно для плательщика; в-четвертых, бесспорное списание осуществляется с использованием инкассовых поручений, предъявляемых государственными органами, осуществляющими кон­трольные функции; в-пятых, списание осуществляется от имени и в

157

пользу государства; в-шестых, бесспорное списание применяется только в отношении денежных средств юридических лиц.

Следует отметить, что факт наличия или отсутствия спора не мо­жет служить основополагающим признаком для бесспорного списа­ния, равно как и факт наличия или отсутствия согласия, поскольку ст.854 ГК РФ содержит правило о списании без распоряжения, а не о списании без согласия. Бесспорным может признаваться только такое списание, которое не дает оснований для возникновения спора по по­воду факта списания в момент его осуществления.

Порядок формирования воли владельца счета при осуществлении бесспорного взыскания несколько отличается от порядка формирова­ния воли при осуществлении безакцептного списания. Устанавливая конституционную обязанность по уплате налогов, государство реали­зует объективный публично-правовой интерес. Органы юридического лица, осознавая объективный характер публично-правовой обязанно­сти уплаты налоговых платежей и продолжая осуществлять юридиче­ски значимые действия от имени юридического лица, тем самым при­нимают волю законодателя, то есть соглашаются с ней. Соответствен­но, можно говорить о презумпции согласия органа юридического лица на списание налогов в бесспорном порядке, вместе с тем, такое согла­сие не имеет юридического значения для оценки правомерности бес­спорного взыскания налогов. На основании сказанного можно утвер­ждать, что бесспорное взыскание налоговых платежей производится только при наличии согласия плательщика. Согласие плательщика означает одобрение им действий, совершаемых в его объективном интересе, если эти действия соответствуют его намерениям. Выражая согласие, плательщик изъявляет свою волю принять на себя последст­вия таких действий, воля плательщика присоединяется к чужой воле, определяющей судьбу его имущества. Поэтому, если нет согласия на списание - не будет и распоряжения плательщика, но если нет распо-

158

ряжения, это не означает отсутствия согласия на изъятие имущества, поскольку в отдельных случаях оно предполагается.

На наш взгляд, внесудебное взыскание сумм штрафов при несо­гласии плательщика с решением контролирующего органа не соответ­ствует ч.З ст.35, ч.З ст.55 Конституции РФ по следующим основани­ям. Во-первых, бездействие - непринятие мер по обжалованию реше­ния контролирующего органа не может рассматриваться в качестве согласия плательщика с решением контролирующего органа и не яв­ляется основанием для взыскания санкций во внесудебном порядке. Для взыскания административного штрафа в отношении юридическо­го лица контролирующий орган должен обращаться в суд, который и должен вынести решение о взыскании штрафа. Во-вторых, наделение контролирующих органов правами судебных органов не соответству­ет ст. 10 Конституции РФ, устанавливающей принцип разделения вла­стей. Только судебная процедура принятия решения об изъятии иму­щества позволяет в максимальной степени гарантировать соблюдение вытекающих из ст. 35 Конституции РФ основных прав граждан и юридических лиц, обеспечивая при рассмотрении дела состязатель­ность и равноправие сторон в результате назначения справедливого наказания, соразмерного тяжести виновного поведения. В-третьих, признанный соответствующим Конституции РФ последующий судеб­ный контроль в отношении юридических лиц, вводится для защиты последних от незаконных действий контролирующих органов, следо­вательно, при применении бесспорного взыскания не исключено про­извольное (незаконное) ограничение конституционного права собст­венности.

На основании изложенного, полагаем, что из пункта 2 ст.854 ГК РФ следует исключить норму о возможности списания денежных средств со счета без распоряжения владельца счета во внесудебном порядке, норму необходимо построить по образцу ст.27 Закона о бан-

159

ках: взыскание на денежные средства и иные ценности физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хране­нии в кредитной организации, может быть обращено только на осно­вании исполнительных документов в соответствии с законодательст­вом Российской Федерации. Законодатель должен предоставить до­полнительные гарантии защиты прав юридических лиц при осуществ­лении контролирующими органами бесспорного списания штрафов,

287 как это сделано, в частности, в отношении налогоплательщиков .

В соответствии со ст.857 ГК РФ кредитные организации обязаны хранить банковскую тайну клиентов. Как объект правоотношений банковская тайна является закрытой (конфиденциальной) банковской информацией. В соответствии со ст. 857 ГК РФ, банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. На основании этой нормы можно сделать вывод, что содержанием банковской тайны является информация о банков­ском счете, о банковском вкладе, об операциях по счету и сведения о клиенте. ГК РФ дает перечень информации, составляющей банков­скую тайну, не подлежащим расширительному толкованию. Тем не менее, как это видно из самого определения, ограничить данный пере­чень какими-либо рамками не представляется возможным. Вся ин­формация, соотносимая с клиентом, ставшая известной обслуживаю­щему его банку в процессе осуществления банковских операций, а также трактуемая как «сведения о клиенте» может быть предметом банковской тайны. Ст.26 Закона о банках иначе определяет содержа­ние банковской тайны - вместо «сведений о клиенте» к предмету бан­ковской тайны относятся иные сведения, устанавливаемые кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону. Закон о банках, таким образом, не только не ограничивает перечень сведе­ний, составляющих банковскую тайну, но и наделяет кредитные орга-

287 Cm. п.7 СТ.114НК РФ.

160

низации правом расширять этот перечень по согласованию с клиен­том, если это не противоречит федеральному закону. Указанная нор­ма, таким образом, в качестве основания возникновения режима бан­ковской тайны по поводу определенного круга сведений называет со­глашение, заключаемое банком с клиентом, то есть договор. Термин «сведения о клиенте», используемый ст.857 ГК РФ, является оценоч­ным, то есть подлежит оценке правоприменителем при разрешении спора, поэтому лишь судебный прецедент сможет дать ответ на во­прос об объеме этого термина. Вместе с тем, банк и клиент вправе за­ключить дополнительное соглашение, предназначением которого бу­дет являться конкретизация термина «сведения о клиенте», установ­ленного ст.857 ГК РФ.

На наш взгляд, банковская тайна - профессиональная тайна кре­дитной организации, и в этом качестве является одной из разновидно­стей служебной тайны. Однако в полной мере распространять режим служебной тайны на банковскую тайну нельзя.

Кредитные организации являются единственным субъектом в пра­воотношениях по поводу банковской тайны, который имеет обяза­тельства перед другими субъектами: с одной стороны банки гаранти­руют своим клиентам банковскую тайну (гражданско-правовая обя­занность), с другой стороны, кредитные организации обязаны предос­тавлять сведения, составляющие банковскую тайну по запросам упол­номоченных государственных органов (публично-правовая обязан­ность).

В силу того, что предметом договора банковского счета является осуществление услуг по расчетно-кассовому обслуживанию счета, ос­новным видом нарушения данного договора является нарушение тре­бований законодательства, предъявляемые к осуществлению таких услуг. При рассмотрении ответственности банка за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей, возникают вопросы о

161

соотношении мер ответственности, предусмотренных ст.ст. 856, 866 ГК РФ. Возникает ситуация, когда ГК РФ устанавливает одну и ту же ответственность дважды в разных нормах за одно и то же правонару- шение . В силу того, что обеими указанными статьями ГК РФ преду­сматривается ответственность за одно и то же правонарушение, тогда и применение ответственности возможно только по одному правовому основанию. В этом смысле необходимо говорить о том, что фактиче­ское основание ответственности влечет применение ответственности, имеющей правовое основание. Причем, такое основание должно быть единственным, поскольку характер правонарушения предопределяет и выбор кредитором либо судом способа защиты нарушенного права. Основаниями применения неустойки, предусмотренной ст.856 ГК РФ следует считать, во-первых, несоблюдение сроков выполнения рас­четных операций, во-вторых, ограничение права клиента беспрепятст­венно распоряжаться денежными средствами на счете, что по сущест­ву также является просрочкой, так как, не выполняя требование кли­ента, банк, прежде всего, впадает в просрочку, то есть ст.856 ГК РФ устанавливает неустойку за просрочку банком начала исполнения (за неисполнение) договорного обязательства. Ответственность, преду­смотренная ст.866 ГК РФ, может применяться как в случае наличия договорного отношения, так и в случае осуществления расчетной опе­рации без открытия счета клиенту, но в любом случае применение ст.866 ГК РФ должно быть обусловлено ненадлежащим исполнением банком расчетной операции. При этом следует учитывать, что ответ­ственность, предусмотренная ст.856 ГК РФ, является законной неус­тойкой, применяемой к банку при неисполнении им расчетных опера­ций по договору банковского счета, ст.866 ГК РФ является одной из специальных норм о взыскании процентов за пользование чужими де­нежными средствами. Итак, в случае неисполнения банком распоря-

288Сарбаш С.В. Договор банковского счета: проблемы доктрины и судебной практики. M., 1999.

162

жения владельца счета или его клиента на банк может быть возложена ответственность по ст.856 ГК РФ, в этом случае не подлежит приме­нению ст.866 ГК РФ. И, наоборот, при ненадлежащем исполнении банком расчетного документа владельца счета или иного управомо­ченного лица, применяется ст.866 ГК РФ, при этом суд должен отка­зать истцу во взыскании процентов, предусмотренных ст.856 ГК РФ.

Банковское законодательство запрещает производить расходные операции с лицевых счетов, открываемых клиентам при закрытии их банковских счетов. Соответственно логичным будет предположение, что с момента закрытия счета к банку не может быть применена от­ветственность, предусмотренная ст.856 ГК РФ. На этапе закрытия счета клиент банка реализует свое право-требование кредитора к должнику о погашении долга. При неправомерном удержании долж­ником денежных средств кредитора вполне логичным является при­менение к должнику мер ответственности, предусмотренной граждан­ским законодательством (ст.395 ГК РФ) за нарушение именно денеж­ного обязательства - ответственности за пользование чужими денеж­ными средствами.

Основанием для применения к банку ответственности, предусмот­ренной непосредственно ст.395 ГК РФ, является задержка банком вы­дачи денежных средств со счета после получения заявления клиента о выдаче денежных средств с лицевого счета, на который они были за­числены после закрытия счета клиента. В данном случае договор бан­ковского счета, как правовое основание совершения банком расчет­ных операций, является прекращенным. Расторжение договора бан­ковского счета преобразует обязательство по возврату денежного ос­татка из договорного во внедоговорное. Ответственность, предусмот­ренная ст.856 ГК РФ, не может быть возложена на банк после растор­жения договора банковского счета, так как данный вид неустойки mo- с.190-195.

163

жет быть применен к банку, обслуживающему клиента на основании договора банковского счета.

В настоящее время, пожалуй, никто из авторов не отрицает нали­чие норм, обязывающих юридические лица хранить свои денежные средства на банковских счетах. Юридическое лицо, обращаясь в банк с заявлением об открытии счета, тем самым принимает на себя обяза­тельство подчиняться банковским правилам, иначе говоря, импера­тивные требования банковского законодательства становятся обыч­ными условиями договора банковского счета с момента вступления сторон в договорное правоотношение. Предусматривая требования о хранении денежных средств на банковских счетах, банковское зако­нодательство, во-первых, устанавливает публично-правовую обязан­ность субъекта предпринимательства, во-вторых, не ограничивает та­кого субъекта в свободе выбора вариантов исполнения этой обязанно­сти. Возникает ситуация, когда публично-правовая обязанность реа­лизуется посредством частно-правового договора.

Указанная обязанность является предпосылкой заключения дого­вора банковского счета, поскольку юридическое лицо лишено воз­можности осуществлять расчеты в безналичном порядке, минуя бан­ковские счета, на которых и аккумулируются все свободные денеж­ные средства этого юридического лица. Вместе с тем, следует под­черкнуть, что требования законодательства, обязывающие предпри­нимателей перечислять свои временно свободные денежные средства на счета, не могут обязывать клиента к вступлению в конкретный до­говор, так как клиент свободен в выборе обслуживающего его банка и условий расчетного обслуживания. Поэтому следует сделать вывод: клиент не обязан вступать с банком в обязательственное отношение, поскольку клиент свободен в выборе - заключать ему договор банков­ского счета или нет, вместе с тем, при наличии у клиента намерения совершать расчеты в безналичном порядке и осуществлять предпри-

164

нимательскую деятельность такой клиент вынужден заключать дого­вор банковского счета.

Договор банковского счета считается прекращенным не с момента выплаты остатка по счету, а с момента получения заявления клиента о расторжении договора. C данного момента предъявление банку кли­ентом расчетных документов не порождает обязанности банка испол­нить такой документ, то есть возможность осуществления расчетных операций в таком случае отсутствует. Данный факт очередной раз подтверждает справедливость вывода о том, что предметом договора банковского счета является не денежный остаток на счете, а расчет­ные операции, осуществляемые банком, по требованию владельца счета.

При осуществлении процедур банкротства банков возникают во­просы о судьбе договоров этого банка, заключенных в период его дея­тельности. После отзыва лицензии банк наряду с утратой права осу­ществления банковских операций, теряет статус банка. Следователь­но, такая организация теряет предоставляемое банкам исключитель­ное право осуществления банковской деятельности. Поэтому с мо­мента отзыва у банка лицензии действие заключенных банком с кли­ентами договоров прекращается, срок исполнения денежных обяза­тельств банка перед клиентами считается наступившим. Поскольку денежное обязательство банка перед клиентом возникает без волеизъ­явления последнего, зачастую возникает вопрос: вправе ли клиент предъявить банку после отзыва у него лицензии требование о взыска­нии убытков, вызванных неисполнением обязательств по договору банковского счета, а также неустойки? Основанием прекращения до­говора банковского счета следует считать отзыв у него лицензии на право осуществления банковских операций. Без лицензии кредитная организация не вправе осуществлять банковские операции, связанные с ведением счетов клиентуры, в данной ситуации счета подлежат за-

165

крытию, а договоры - расторжению. Применение в данной ситуации к банку мер ответственности, предусмотренных ст.396 ГК РФ необос­нованно, поскольку банк не может отвечать за неисполнение обяза­тельств по договорам банковского счета после отзыва у него лицен­зии. В рассматриваемой ситуации речь может идти о возмещении убытков в виде реального ущерба, вызванных односторонним растор­жением договора, а также о взыскании суммы долга банка.

В заключение необходимо сделать общий вывод относительно ка­чественной характеристики правового регулирования банковской дея­тельности в целом и договора банковского счета в частности.

В настоящее время банковское законодательство Российской Фе­дерации не образует целостной и стабильной системы. В основные банковские законы - Закон о банках и Закон о ЦБР - постоянно вно­сятся изменения и дополнения. Подзаконное регулирование банков­ской системы актами Банка России также далеко от совершенства в силу большого количества таких актов (по оценке специалистов бан­ковское законодательство содержит сегодня около 8,7 тысяч норма­тивных актов289). В некоторых случаях банковское законодательство входит в противоречие с другими отраслями права, а именно с нало­говым и таможенным законодательством.

Анализ проблем правового регулирования одного из основных ин­ститутов банковского права - договора банковского счета показывает, что применение в деятельности кредитных организаций такого типич­но цивилистического института как договор не может свидетельство­вать о примате частно-правового регулирования договорных отноше­ний в банковской деятельности. Деятельность банков затрагивает ин­тересы большого числа граждан, а, следовательно, и общественные интересы. Ряд банковских кризисов в России на рубеже тысячелетий выявил несоответствие публично-правового регулирования целям за-

166

щиты общественных интересов. В этой связи первостепенное значе­ние приобретает проблема обновления всей системы публично­правового регулирования банковской деятельности. Законодатель, об­новляя источники публично-правового регулирования банковской деятельности должен учитывать не только баланс интересов общества и гражданина, но и баланс правового регулирования. Начиная рыноч­ные преобразования, законодатель должен был комплексно подойти к разработке системы регламентации экономических отношений, одна­ко внимание законодателя было обращено преимущественно к частно- равовой сфере предпринимательства. Поэтому обновление публично­правового регулирования экономических отношений ни коим образом не должно затрагивать частно-правовую сферу.

Поскольку, гражданское законодательство не регламентирует публично-правовые отношения, следовательно, только на его основа­нии невозможно разрешить проблему соотношения интересов субъек­тов предпринимательства и интересов государства при исполнении обязательств, порождаемых банковской деятельностью. Договор бан­ковского счета - одна из форм осуществления банковской деятельно­сти, поэтому свойственная предпринимательскому праву проблема соотношения интересов с особой остротой встает и для правоотноше­ний, возникающих в связи с функционированием банковских счетов. Обоснованное решение всего комплекса проблем, возникающих в процессе правового регулирования общественных отношений, связан­ных с договором банковского счета, невозможно без определения гра­ниц допустимого государственного вмешательства в частные дела, с одной стороны, и границ реализации конституционной свободы эко­номической деятельности в отношениях с государством, с другой.

C целью упорядочения публичного вмешательства в частные дела субъектов банковских правоотношений и унификации норм, допус-

289О Концепции Банковского кодекса России. Документ взят на Internet-сервере АКДИ «Экономи-

167

кающих такое вмешательство, необходимо установить единые для всех субъектов банковского права общие правила поведения. Дости­жение указанной цели возможно, в частности, путем разработки ново­го федерального закона. Новый закон должен объединить устойчивые юридические нормы подзаконных актов банковского законодательст­ва, которые по своей важности должны быть отнесены к компетенции федерального законодательства. Нормам закона должен быть придан характер прямого действия, обеспечивающий баланс между публич­но-правовыми интересами по обеспечению стабильного функциони­рования банковской системы, интересами клиентов и кредиторов бан­ков, а также самих кредитных организаций, их участников и акционе­ров. Новый закон должен предусмотреть принципы и порядок пуб­личного ограничения реализации частных прав и интересов субъектов частного права.

В силу того, что новый банковский федеральный закон призван установить публичные требования к осуществлению банковской дея­тельности, на наш взгляд, регламентация отдельных частно-правовых институтов должна оставаться прерогативой гражданского права, но­вый закон должен будет сконцентрировать комплекс норм, посвящен­ных детальному регулированию отдельных банковских операций, то есть новый закон должен установить приоритет функциональных норм над институциональными. Полагаем, будет не лишним закре­пить в таком законе и допустимые виды банковских счетов, и пере­чень возможных операций по каждому из них.

Только целенаправленная и последовательная работа над банков­ским законодательством с точным и недвусмысленным определением правовых понятий, а также обязательным учетом и интересов общест­ва, и интересов личности, а также их эффективного и обоснованного ограничения позволит разрешить многие назревшие недостатки со­ка и жизнь».

168

временного правового регулирования общественных отношений, складывающихся в одной из наименее защищенных, а, следовательно, и наиболее уязвимых для кризисов сфер экономической активности - банковской деятельности.

169

<< | >>
Источник: УШКИН ГРИГОРИЙ НИКОЛАЕВИЧ. ПРОБЛЕМЫ ДОГОВОРА БАНКОВСКОГО СЧЕТА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2002. 2002

Еще по теме Заключение:

  1. Заключение
  2. Заключение
  3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. Заключение
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
  12. Заключение
  13. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  14. Заключение
  15. Заключение договора банковского счета и открытие банков­ских счетов
  16. СОДЕРЖАНИЕ АУДИТОРСКИХ ОТЧЕТОВ И ПРАВИЛА ИХ ОФОРМЛЕНИЯ
  17. Постановка задачи создания новых опционных продуктов
  18. § 3. Правовая природа договора об использовании банковской ячейки
  19. АУДИТОРСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА, ИХ КЛАССИФИКАЦИЯ И ПОЛУЧЕНИЕ