<<
>>

§ 4. Ответственность по договору сейфового депозита

В соответствии с п. 1 ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Ответственность, будучи следствием неисполнения обязательства, подразумевает прежде всего установление того обязательства, вследствие невыполнения которого, у лица возникают неблагоприятные последствия.

Мера ответственности банка за сохранность банковской ячейки и ее содержимого определяется границами обязанности кредитной организации претерпевать неблагоприятные последствия нанесения имуществу клиента вреда и убытков. Связующим звеном между ответственностью и результатом (убытками) выступает категория вины186. С одной стороны, «всякий, действующий в своем интересе, получая выгоды от своего действия, должен нести на себе и все, связанные с ним, невыгодные последствия»187. С другой стороны, ответственность за вред всегда должна падать на того, кто причинил этот вред, но для установления причинной связи между действием и вредом недостаточно простой механический причинности, а необходима причинность воли, т.е. причинная связь вреда с актом воли известного лица. Теория вины юридических лиц в юридической литературе имеет различные концепции к пониманию. «Психологическая» теория исходит из характеристики вины через

186 «Наличие вины - общий и общепризнанный принцип юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. закреплено непосредственно» (Постановление Конституционного Суда РФ от 25.01.2001 г.

№ 1-П по делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского

кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В.

Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова // Российская газета. 2001. № 30).

187 Симолин А.А. Возмездность, безвозмездность, смешанные договоры и иные теоретические

проблемы гражданского права. М.: Статут, 2005. С. 549.

психическое отношение организации в лице ее законных и добровольных представителей188. Данная теория основана на выводах, заимствованных из уголовного права. Психологическая концепция в определенном смысле нашла свое отражение в ст. 402, 1068 ГК РФ, предусматривающих ответственность юридического лица за действия своих работников, т.е. предполагаются умышленные или неосторожные действия сотрудников юридического лица, формирующих неблагоприятные последствия для соответствующей компании.

«Поведенческая» концепция для определения категории вины использует модель ожидаемого поведения в конкретной ситуации разумного и добросовестного участника имущественного оборота189. Третьи, рассматривая юридическое лицо как самостоятельного субъекта гражданско-правовых отношений, через категории

«самостоятельная имущественная ответственность», «самостоятельная воля», приходят к небесспорному выводу о вине юридического лица как самостоятельной юридической категории190.

Понятие вины в гражданском законодательстве отсутствует. Логика ст. 401

ГК РФ указывает на существующую в гражданских правоотношениях

188 Толмачев А.А. Смирнов Н.Н. Привлечение юридического лица к налоговой и административной ответственности: проблемы установления вины в судебно-арбитражной практике [Электронный ресурс] // Налоги, 2011 г. № 5. Доступ из справ.-правовой системы

«КонсультантПлюс». «...Вина предприятия...это особая вина коллектива, так как психологическим содержанием ее служит порочная воля (и сознание) участников этого коллектива...» (Вина в советском гражданском праве / Матвеев Г.К.; Отв. ред.: Николаев К.П. Киев: Изд-во Киев.

ун-та, 1955. С. 216-217). Противники данной теории отмечают, что

«…действия отдельных представителей работников и служащих юридических лиц не могут рассматриваться в качестве вины юридического лица» (Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. М.: Юрид. лит., 1966. С. 130).

189 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М.,

2007. С. 763. См. также: Панова И.В. Еще раз о двух тенденциях, разрушающих целостность института административной ответственности // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2007. № 8. С. 9.

190 Стоит обратить внимание, что ряд исследователей, делая вывод об отсутствии

психологической составляющей в вине юридических лиц, в своих рассуждениях все же рассматривают деятельность юридического лица через действия конкретных людей. См. Пашенцев Д.А., Гарамита В.В. Вина в гражданском праве: Монография [Электронный ресурс] / Самара: Юркомпани, 2010. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

презумпцию виновности нарушителя191. Различные нормы Гражданского кодекса РФ при этом указывают на возможность учета степени вины нарушителя при определении объема ответственности (например, ст. 151, 333 ГК РФ). Судебная практика исходит из отсутствия психологической составляющей при оценке вины юридического лица192.

Вина кредитной организации в пропаже ценностей, помещенных в

банковскую ячейку, может выражаться как в умышленных, так и неосторожных действиях (или бездействиях) работников и органов управления кредитной организации. Умышленные действия (или бездействие) могут составлять: нарушение конкретным сотрудником установленной в банке процедуры доступа к хранилищу ценностей, отсутствие утвержденных процедур доступа к хранилищу и т.д. Умышленные действия подразумевают, что сотрудник или представители соответствующего органа управления сознавали противоправный характер своего действия (бездействия), предвидели его вредные последствия и желали наступления таких последствий или сознательно их допускали либо относились к

191 В отличие от уголовного права, в гражданском праве виновность правонарушителя предполагается: каждый совершивший объективно противоправное действие предполагается виновным до тех пор, пока не будет доказано противное.

Вместе с тем, «презумпция виновности правонарушителя вступает в действие лишь после того, как доказан факт нарушения гражданско-правовой обязанности данным конкретным лицом, т.е. после того, как оказалась поколебленной презумпция его неответственности» (Иоффе О.С. Избранные труды: Правоотношение по советскому гражданскому праву. В 4-х томах. Т. 1 Спб.: Издательство

«Юридический центр Пресс», 2003 г. С. 358). Данные выводы в определенном смысле схожи с утверждениями М.М. Агаркова, согласно которым «в каждом отдельном случае (случаи ответственности за неисполнение обязательства) – выясняются конкретные возможности должника выполнить свои обязательства в конкретных условиях.» (Агарков М.М., Граве К.А., Зимелева М.В., Липецкер М.С., Пашутинский Б.А., Перетерский И.С., Рейхель М.О., Рускол А.А., Серебровский В.И., Шварцман А.И., Шкундин З.И., Яичков К.М./ Отв. ред.: Миколенко Я.Ф., Орловский П.Е., Перетерский И.С.: Гражданское право. Учебник. Ч. 2. М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1938. С. 59.).

192 См. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 21.03.2007

г. по делу № А56-11886/2006 (Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»); Постановление Федерального арбитражного суда Северо- Западного округа от 31.08.2004 г. № А56-576/04 (Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»): «...Указанные формы вины неприменимы к юридическим лицам, представляющим собой субъект права, лишенный психики. Такие категории, как "осознание", "предвидение", "желание", "расчет", могут быть соотнесены лишь с поведением физических лиц – правонарушителей...».

ним безразлично193. В случае привлечения банком третьего лица для оказания охранных услуг, ответственность кредитной организации будет основана на ст. 403 ГК РФ, предусматривающей ответственность должника за действия третьих лиц.

Неосторожность в гражданско-правовых отношениях согласно правилам Гражданского кодекса РФ может быть только грубой, при этом понятие указанной категории кодекс не содержит. В науке гражданского права при оценке неосторожной вины используются разные критерии. Субъективный подход исходит из оценки поведения конкретного субъекта, действия которого привели к убыткам194. Объективный критерий подразумевает использование неких

стандартов поведения195. Объективно-субъективный вариант предлагает

учитывать характер деятельности, конкретной обстановки, индивидуальные особенности лица196. Очевидно, что характеристика вины без оценки внешних явлений, в которых действия виновного лица осуществлялись, была бы не полной. Такими, например, могут быть действия сотрудника банка при наступлении форс- мажорных обстоятельств.

Категория неосторожности определяется через оценку конкретным субъектом последствий своих соответствующих действий, восприятия результатов таких действий. И грубая неосторожность, в отличие от обычной неосторожности, должна подразумевать наличие у лица понимания возможности

193 Использовано определение умысла, установленное ст. 2.2. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1. Ч. 1. Ст. 1. Применение норм уголовного права по аналогии предполагается нецелесообразным в виду фактического совпадения общих концепций к пониманию умысла в уголовном и административном праве и отсутствию необходимости в детализации действий работников через категории прямого и косвенного умысла.

194 См., например: Антимонов Б.С. Значение вины потерпевшего в гражданском

правонарушении. М.: Госюриздат, 1950. С. 97-103; Рахмилович В.А. К вопросу о содержании и значении гражданской вины /// Ученые записки ВЮЗИ. Вып. 5. Вопросы гражданского права. М., 1958. С.127.

195 Например: Новицкий И.Б. Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М.: Госюриздат, 1950.

С. 321; Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1970. С. 280-281.

196 Иоффе О.С. Обязательственное право. М.: Юрид. лит., 1975. С. 135-136.

наступления неблагоприятных последствий в сочетании с отсутствием должной оценки обстоятельств, способствующих наступлению негативного результата. Грубой неосторожностью могут характеризоваться действия сотрудников банка, не препятствующих нахождению в хранилище кредитной организации сотрудников банка, не связанных с осуществлением операций с наличными деньгами, самонадеянно рассчитывающих на наличие систем видеонаблюдения и охраны при выходе из специализированного помещения.

При наличии любой формы вины ответственность кредитной организации за пропажу ценностей из ячейки не вызывает сомнений. Однако при оценке обстоятельств нередко возникает вопрос о невиновности кредитной организации, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от банка, он принял все меры для надлежащего исполнения обязательства. Поэтому при пропаже ценностей из ячейки подлежат исследованию несколько групп фактов: наличие в банке организационных и технических мер по обеспечению неприкосновенности ячейки, выполнение данных мер конкретными субъектами (сотрудниками и клиентами), наличие вины в действиях клиента. Наличие и выполнение сотрудниками банка установленных процедур по охране и доступу в хранилище в соответствии с требованиями, определенными в нормативных актах, при отсутствии выявленных фактов умышленных действий сотрудников кредитной организации, подразумевается достижение указанной степени заботливости и осмотрительности.

При определении объема ответственности кредитной организации (объема причиненного вреда) должна быть учтена и вина потерпевшего (клиента). Данный факт служит дополнительным обстоятельством отсутствия ответственности кредитной организации при реализации клиентом права на «тайну» помещаемого в банковскую ячейку имущества. Не известно, помещал ли клиент что-либо в банковскую ячейку? Не изымал ли он свои вещи перед тем как заявить о пропаже? и т.д. В случае, если бы банк нес ответственность в размере причиненных убытков, определяемом только на основании заявлений клиента,

количество умышленных действий клиента, направленных на неосновательное обогащение было неограниченным. С другой стороны не исключены злоупотребления со стороны сотрудников банка, имеющих информацию об использовании конкретных ячеек клиентами и об отсутствии перечня помещенного в данные ячейки имущества. В последнем случае негативные последствия для клиента усугубляются отсутствием формальных возможностей доказать причиненные убытки: непосредственно стоимость утраченного, и, как следствие, расходы на восстановление. В судебной практике предпринимаются попытки определить убытки через некие обстоятельства. Так Определением

Верховного Суда РФ от 7 декабря 2010 г. № 78-В10-31197 (далее - Определение)

договор аренды индивидуального банковского сейфа, заключенный между клиентом - физическим лицом и кредитной организацией, был переквалифицирован в договор хранения, в связи с чем, банк был привлечен к ответственности за убытки, причиненные клиенту в результате несохранности содержимого ячейки, вызванного ненадлежащим исполнением обязательства по охране. Данное решение вышестоящего суда стало основополагающим при рассмотрении подобных юридических споров нижестоящими судебными

инстанциями198. В Определении, в качестве подтверждения помещения клиентом

в ячейку денежных средств, судом были приняты к вниманию: расписки, справка о совершении нотариальных действий, выписка операций по счету, предварительный договор купли-продажи квартиры и иные документы,

197 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. № 9.

198 См.: Определение Санкт-Петербургского городского суда от 25.05.2011 № 3307688 по делу

№ 2-196/11 (Решение. Санкт-Петербургский городской суд: [Электронный ресурс] / Единая база данных решений судов общей юрисдикции Российской Федерации. ЗАО «ПИК-пресс» Павел Нетупский. 2012. URL: http://судебныерешения.рф/bsr/case/265384 (дата обращения: 21.11.2011); Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга по делу № 2-3259/11 от 09.06.2011, оставленное без изменения Санкт-Петербургским городским судом (Судебное делопроизводство: [Электронный ресурс] / Калининский районный суд города Санкт- Петербурга. Государственная автоматизированная система Российской Федерации

«Правосудие». 2006-2011. URL: http://kln.spb.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=15457055

&delo_id=1540005&new=0&text_number=1(дата обращения: 21.11.2011).

подтверждающие заключение договора купли-продажи квартиры и начало исполнения условий данного договора, а также свидетельские показания. В силу ст. 60 Гражданского процессуального кодекса РФ199 доказательствами признаются сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Важной характеристикой доказательства является его относимость к конкретному делу. Из перечисленных данных сведениями, которые прямо подтверждали помещение в ячейку определенной денежной суммы, могли

служить только показания свидетелей. При этом остался не исследованным вопрос о возможном сговоре клиента и лиц, давших свидетельские показания. Выписка операций по счету подтверждала факт выдачи денежных средств клиенту, но не действие по вложению ценностей в ячейку. Договор купли- продажи, справки нотариуса, иные документы, подтверждающие заключение договора купли-продажи квартиры и начало исполнения условий данного договора, не могли быть признаны доказательствами по делу, так как свидетельствовали о вступлении клиента в правоотношения с третьими лицами относительно некой квартиры и не имели значения в рассматриваемом споре. Таким образом, исследованными судом обстоятельствами факт причинения убытков клиенту банка и размер убытков не могли быть подтверждены. Выводы суда, с одной стороны, были направлены на отстаивание интересов клиента в связи с проблемами толкования ст. 922 ГК РФ. С другой стороны, были созданы условия для формирования практики, в которой любой банк становится незащищенным от мошеннических действий клиентов в целях получения компенсации убытков, вызванных пропажей имущества, при отсутствии прямых

199 Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред.

от 28.12.2013)// Собрание законодательства РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.

доказательств помещения определенных ценностей в индивидуальную банковскую ячейку.

Пункт 3 ст. 401 ГК РФ предусматривает возможность безвиновной ответственности юридического лица при осуществлении предпринимательской деятельности, т.е. любое неисполнение субъектом предпринимательской деятельности обязательств по договору вне зависимости от обстоятельств способствовавших такому неисполнению, будет влечь за собой претерпевание таким субъектом неблагоприятных последствий в виде возмещения убытков,

причиненных другой стороне договора указанным неисполнением200.

Проецирование данного правила на правоотношения, возникающие между банком и клиентом при сейфовом депозите, подразумевающем наличие обязанности банка обеспечить сохранность банковской ячейки (и, как следствие, ее содержимого), в целом способствовало бы защите интересов клиента, размещающего ценности в специализированный короб. Вместе с тем, денежные средства, за счет которых будут осуществляться выплаты потерпевшим при гибели имущества в банковской ячейке, обычно формируется за счет вкладных операций физических и юридических лиц. И ответственность банка перед клиентом - пользователем банковской ячейки за пропажу ценностей, реализуемая за счет имущества вкладчиков, при отсутствии обоснованных причин такой ответственности (наличия вины или грубой неосторожности в действиях кредитной организации) не является сбалансированной и справедливой. Поэтому возможность изменения условий о безвиновной ответственности, предлагаемая указанной нормой ГК РФ, должна быть использована при сейфовом депозите в целях соблюдения баланса интересов клиентов и банка.

200 Подробнее о повышенной ответственности субъектов предпринимательской деятельности см.: Лаптев В.В. Предпринимательское (хозяйственное) право и реальный сектор экономики [Электронный ресурс] / М.: Инфотропик Медиа, 2010. Доступ из справ.-правовой системы

«КонсультантПлюс».

На основании изложенного представляется обоснованным установить ограниченную ответственность кредитной организации за сохранность помещенных в банковскую ячейку вещей в виде законной или договорной неустойки. Одновременно клиент освобождается от обязанности доказывать факт и размер понесенных им убытков. Ответственность банка наступает при любом случае несанкционированного доступа к ячейке и утраты или повреждения предмета вложения в банковскую ячейку (согласно заявлению клиента). В случае наличия у банка обоснованных сомнений в соответствии размера причиненного ущерба выплаченной сумме возмещения, представляется верным предусмотреть возможность для банка доказывать, что размер фактически понесенных клиентом убытков ниже установленной законом (или договором) неустойки. Например, в качестве доказательств может быть использованы данные с камер видеонаблюдения в хранилище (банковском сейфе).

Руководствуясь ст. 400 ГК РФ ответственность может быть ограничена законом или соглашением сторон.

Ограничение ответственности соглашением сторон имеет несколько особенностей. Во-первых, п. 2 ст. 400 ГК РФ прямо запрещает установление лимитов ответственности в договорах с потребителями до наступления события неисполнения, если такой лимит не установлен законом или соглашение об ограничении ответственности не заключено после наступления обстоятельств, влекущих ответственность. Во–вторых, п. 4 ст. 401 ГК РФ признает ничтожным заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства. Таким образом, ограничение ответственности путем заключения соглашения возможно: между контрагентами-юридическими лицами и только в отношении правонарушений, в которых отсутствует вина должника. Представляется, что указанное исключение по субъектному составу негативно влияет на универсальность соглашения как способа установления пределов ответственности кредитной организации.

Установление пределов ответственности в законе предполагает наличие соответствующей нормы, прямо устанавливающей либо лимит ответственности в определенной сумме (п. 2 ст.777 ГК РФ), либо объем ответственности (только реальный ущерб – п. 1 ст. 547 ГК РФ, только упущенная выгода – п. 1 ст. 1022 ГК РФ). Действующее законодательство не содержит нормы, ограничивающие ответственность кредитной организации при использовании банковской ячейки для хранения ценностей. По договору сейфового депозита установление объективных данных о реальном ущербе, упущенной выгоде, причиненных клиенту, не предполагается возможным. Договор между банком и клиентом не предполагает установления условия о приращении какой-либо прибыли к помещенному в ячейку предмету вложения. Предмет вложения контрагенту (банку) не известен, т.е. определение объема ущерба зависит только от сведений, полученных у клиента. Данное обстоятельство не исключает злоупотреблений со стороны клиента. Таким образом, при ограничении ответственности кредитной организации обоснованно определение пределов неустойки в рамках конкретной денежной суммы, установленной в законе.

Учитывая изложенное, предполагается необходимым, при включении в ГК РФ новых правил относительно договора сейфового депозита (см. параграф 3 главы 2 настоящей работы), ввести в данные правила норму, которая, нормативно закрепила пределы ответственности кредитной организации в рамках соответствующей суммы неустойки. При определении размера неустойки могут быть учтены: средняя стоимость вложения в банковскую ячейку (на основе опросов клиентов), специфика использования банковской ячейки (например, для сделок с недвижимостью), размер среднего капитала кредитных организаций, расчет соотношения средней стоимости вложения в ячейку к среднему капиталу банков и т.п.

Правонарушения по договору сейфового депозита возможны и со стороны клиента. Виновное действие субъекта может быть выражено в:

а) причинении ущерба банковской ячейке, влияющем на ее пригодность для дальнейшего использования;

б) утрате ключа от банковской ячейки;

в) неявке клиента по истечении срока договора, повлекшей вскрытие ячейки, т.е. ее повреждение;

г) причинении ущерба другим ячейкам, а также иному имуществу банка, расположенным в хранилище.

Отметим, что клиент несет ответственность за действия, в которых есть вина (умышленная или неосторожная). Умысел может выражаться в совершении специальных действий, способствующих деформации замка, ячейки. Неосторожные действия - в хранении ключа от ячейки в небезопасном месте. Правила договора сейфового депозита предполагают уплату определенной суммы обеспечительного платежа (страховое покрытие, страховой депозит, гарантийный взнос) при заключении договора для покрытия ущерба, предусмотренного случаями а) – в) выше. Размер данного взноса определяется каждой кредитной организацией самостоятельно.

Представляется, что подобная форма обеспечения исполнения обязательств клиентом (обеспечительный платеж) имеет следующий положительный эффект для банка: понуждение клиента к бережному использованию ячейки по назначению, обеспечению сохранности ключа от ячейки. Вместе с тем, обоснованным представляется вопрос о соизмеримости страхового депозита и размера возможного ущерба. Например, затраты банка на восстановление ключа объективно значительно меньше затрат на ремонт ячейки. В то же время, и том и ином случае страховой депозит списывается банком в полном размере. Предполагается, что клиент имеет право в судебном порядке потребовать уменьшения суммы списанного гарантийного взноса, установления соответствия исполненного объему обязательства.

Относительно указанного выше случая (г) объем ответственности клиента будет определяться в соответствии со ст. 15 ГК РФ. Ущерб может быть

возмещен клиентом банку на основании соответствующего соглашения (при наличии согласованной воли сторон относительно размера ответственности) или в судебном порядке. Размер причиненных убытков должен быть подтвержден банком. Например, реальный ущерб - договором на ремонтные работы, закупку нового оборудования и т.п. Упущенная выгода может быть определена в размере неполученной прибыли от предоставления в пользование пустых банковских ячеек, поврежденных клиентом.

Таким образом, кредитная организация отвечает за сохранность банковской ячейки и ее содержимого. Данная ответственность проистекает из обязательства банка обеспечить неприкосновенность (охрану) хранилища и банковской ячейки, размещенной в нем, как отвечающей интересу клиента в сохранении помещенного в ячейку имущества. При этом при определении вины банка должны быть учтены и виновные действия клиента. Одновременно, поскольку банк не принимает на хранение вещи клиента, он не может нести ответственность за необеспечение их сохранности как профессиональный хранитель по договору хранения. Однако банк должен нести ответственность в форме законной неустойки за каждый факт нарушения им договорной обязанности по охране банковского сейфа (хранилища) и, как следствие, банковской ячейки, повлекший несанкционированный доступ к содержимому банковской ячейки. Учитывая отсутствие практической возможности доказать стоимость помещенных в ячейку вещей клиента, размер ответственности банка на случай несанкционированного проникновения в ячейку должен быть определен в законе. В этом случае клиент должен быть освобожден от обязанности доказывать факт и размер понесенных им убытков. В случае спора банку необходимо предоставить возможность доказывать, что размер фактически понесенных клиентом убытков ниже установленной законом неустойки. В свою очередь, клиент отвечает за исполнение обязательств по договору сейфового депозита в пределах гарантийного платежа – в предусмотренных договором случаях. В иных случаях объем ответственности клиента определяется размером причиненных убытков.

<< | >>
Источник: Гаряева Елена Юрьевна. Правовое регулирование отношений, возникающих при размещении ценностей в банковскую ячейку. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме § 4. Ответственность по договору сейфового депозита:

  1. § 1. Понятие и правовая характеристика договора об использовании банковской ячейки (договора сейфового депозита)
  2. § 3. Элементы договора сейфового депозита
  3. § 2. Условия договора сейфового депозита
  4. Глава 3. Договор сейфового депозита
  5. § 5. Страхование как способ защиты интересов клиента кредитной организации по договору сейфового депозита
  6. § 2. Сравнительный анализ договора аренды и договора об использовании банковской ячейки
  7. § 1. Сравнительный анализ договора хранения и договора об использовании банковской ячейки
  8. Проблемы ответственности за нарушение обязательств по до­говору банковского счета
  9. § 3. Специфика ответственности за нарушение установленного по­рядка осуществления банковской деятельности.
  10. Приложение № 1 ПРОЕКТ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «Об ответственности должностных лиц кредитных организации за нарушение законодательства в сфере банковской деятельности».
  11. Понятие договора банковского счета
  12. Исполнение договора банковского счета
  13. Изменение и расторжение договора банковского счета
  14. Предмет и правовая природа договора банковского счета
  15. § 3. Правовая природа договора об использовании банковской ячейки