<<
>>

Необходимость сочетания интересов субъектов банковской деятельности

Российское законодательство не содержит определения понятия «интерес»46. Данное обстоятельство можно объяснить тем, что ука­занное понятие не имеет специфического правового содержания, ко­торое отличалось бы от общепринятого (интерес - это особое внима­ние к чему-нибудь47), а потому не нуждается в специальном разъясне­нии законодателя.

Тем не менее, если не законодательное, то доктри­нальное определение понятия «интерес» необходимо, вследствие того, что действующее законодательство широко использует эту катего- рию . С.В. Михайлов, например, определяет интерес как потребность субъекта, имеющую общественный характер и проявляющуюся в дея­тельности по осознанию и реализации целей в общественных отноше- ниях . Все же, не следует отожествлять понятия «потребность» и вании предпринимательской деятельности. M., 2001. С.85-95; Михайлов С.В. Интерес как общена­учная категория и ее отражение в науке гражданского права // Государство и право. 1999. №7.

45 Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. M., 2000. С.580.

46 Законодательство содержит лишь определения отдельных разновидностей интересов, например, «национальные интересы Российской Федерации, интересы личности, интересы общества, ин­тересы государства в информационной сфере»: см. Доктрина информационной безопасности в Российской Федерации от 9 сентября 2000 г. № ПР-1895 // Российская газета. 2000. 28 сентября. №187; «национальные интересы России», «интересы личности», «интересы общества», «инте­ресы государства»: см. Концепция национальной безопасности Российской Федерации, утв. Ука­зом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300 // Российская газета. 1997. 26 декабря; «государ­ственные, общественные и частные интересы в области градостроительной деятельности»: см. ст.З Градостроительного кодекса РФ от 7 мая 1998 г. № 73-Φ3 // Российская газета.

1998. 14 мая.

47 Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. M., 1997. С.249. Сн. по: Курба­тов А.Я. Сочетание частных и публичных интересов при правовом регулировании предпринима­тельской деятельности. M., 2001. С.52.

48 См., например ч.1 ст.30, ч.2 ст.36, ч.З ст.55 Конституции РФ.

49 Михайлов С.В. Интерес как общенаучная категория и ее отражение в науке гражданского права HГосударство и право. 1999. №7.

24

«интерес». Потребность отражает нужды субъекта, а интерес - меры (способы) их удовлетворения50.

Субъект права, испытывая лишения различного рода, имеет субъ­ективную потребность (нужду) в определенном благе. Субъективные потребности удовлетворяются при наличии у субъекта права доступ­ных и достаточных для удовлетворения этих потребностей средств. В момент аккумуляции у гражданина средств, необходимых и достаточ­ных для удовлетворения субъективной потребности, возникает субъ­ективный интерес к благу. Поэтому, субъективный интерес, как эле­мент сознания людей, представляет собой отношение субъекта права к способам удовлетворения субъективных потребностей51.

Ч.З ст.55 Конституции РФ оперирует термином «законный инте­рес». Данный термин характеризует объективную категорию, сущест­вующую независимо от сознания людей. Объективный интерес фик­сирует меры, осуществление которых ведет к удовлетворению по­требностей52. Объективный интерес - это всегда субъективированная категория, связанная с определенным субъектом права, носителем ин­тереса. Объективные интересы не могут существовать самостоятель­но, независимо от существования конкретного субъекта права, в част­ности, ст. 1166 ГК РФ устанавливает, что раздел наследства при нали­чии зачатого, но еще не родившегося ребенка происходит после рож­дения этого ребенка. В такой ситуации существует и объективный ин­терес ребенка, и субъективные интересы, носителем которых призна­ется не ребенок, а его законные опекуны - родители, так как до дос­тижения совершеннолетия ребенка родители представляют его инте­ресы в общественных отношениях.

Учитывая субъективированный характер интереса, следует отметить некорректность использования,

50 Курбатов А.Я. Сочетание частных и публичных интересов при правовом регулировании пред­принимательской деятельности. M., 2001. С.57.

31Там же. С.56.

25

например, термина «интерес защиты Государственной границы»53, в данном случае правильнее говорить о «целях защиты Государствен­ной границы»54.

При наличии средств для удовлетворения потребности, субъект права, имея намерение (внутреннюю волю) к удовлетворению потреб­ности (реализации интереса), соотносит субъективный (фактический, неправовой) интерес с доступными правовыми способами его реали­зации, то есть происходит соотношение субъективного интереса с ин­тересом объективным (юридическим, законным интересом). Государ- ство, формируя и защищая объективные интересы, призвано создавать условия для сближения субъективных интересов с интересами объек­тивными. Поскольку, как отметил О.С. Иоффе, только в случае непро­тиворечия субъективных интересов объективным первые получают юридическую охрану55.

По носителям А.Я. Курбатов предлагает разделять интересы на индивидуальные (личные), групповые (коллективные), общественные и государственные56. Носителями индивидуальных интересов являют­ся самостоятельные индивидуальные субъекты общественных отно­шений, как физические, так и юридические лица, то есть субъекты, прежде всего, частного права. Поэтому индивидуальные интересы иначе именуют частными интересами57. Публичными интересами признают интересы общества и государства.

52 Лавриненко Β.Η. Проблемы социальных интересов. M., 1978. С.20. Сн. по Курбатов А.Я. Соче­тание частных и публичных интересов при правовом регулировании предпринимательской дея­тельности. M., 2001. С.53.

53 Закон РФ от 1 апреля 1993 г. № 4730-1 «О Государственной границе Российской Федерации» // Российская газета. 1993. 4 мая.

34В настоящее время наметилась благоприятная тенденция к более верному использованию пра­вового термина «интерес»: см.

п.8 ст.1 Федерального закона от 9 июля 1999 г. № 154-ФЗ «О вне­сении изменений и дополнений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 1999. 15, 17 июля.

55Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. M., 2000. С.579.

36 Курбатов А.Я. Сочетание частных и публичных интересов при правовом регулировании пред­принимательской деятельности. M., 2001. С.75.

37 П.3.1. Постановление Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 г. № 7-П «По делу о про­верке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, жалобами от­крытых акционерных обществ «АвтоВАЗ» и «Комбинат «Североникель», обществ с ограниченной

26

Государство выступает публичной организацией, представляющей общий интерес и осуществляющей управление делами общества от его имени и в его интересах58. Государство обязано полностью обес­печивать потребности общества, постольку у государства не должно существовать иных интересов, чем интересы общества. В соответст­вии со ст. 2 Конституции РФ признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина, как и иных защищаемых Конституци­ей Российской Федерации ценностей, - обязанность государства. Го­сударственно-правовое регулирование является одним из средств воз­действия на общественные отношения. Всякое правовое регулирова­ние имеет место ради служения тем или иным интересам человека, ради удовлетворения тех или иных его потребностей59. Ст. 8 Консти­туции РФ закрепляет важнейший принцип организации общественных отношений, имеющий приоритетное значение в сфере экономики, - принцип свободы экономической деятельности. Проявлением данного конституционного принципа являются, в частности, принципы граж­данского права: принципы диспозитивности, свободы договора и при­оритет частного интереса60. Экономическая деятельность, как и ее разновидность - предпринимательская деятельность, осуществляется в частных интересах. Чем эффективнее государство поощряет реали­зацию частных интересов, тем стабильнее экономический правопоря­док. Вместе с тем, регулирование экономики преимущественно сред­ствами частного права ведет к минимизации использования публично­правовых средств и создает предпосылки для роста криминальных тенденций, злоупотреблений в кредитной, налоговой, валютной и дру- ответственностью «Верность», «Вита-Плюс» и «Невско-Балтийская транспортная компания», то­варищества с ограниченной ответственностью «Совместное Российско-Южноафриканское пред­приятие «Эконт» и гражданина А.Д. Чулкова» // Российская газета. 2001. 6 июня.

58 Тихомиров Ю.А. Государственность: крах или воскрешение // Государство и право. 1992. №9.

59 Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. M., 2001. С.111.

60 Гаджиев Г.А., Пепеляев С.Г. Предприниматель-налогоплательщик-государство. Правовые по­зиции Конституционного Суда Российской Федерации: Учебное пособие. M., 1998. С. 103.

27

гих сферах хозяйствования[27][28][29]. C другой стороны, опубличивание, ого­сударствление всей общественной жизни ведет к произволу власти, застою в экономике и, как следствие, к социально-экономическому кризису. Нормы, предусматривающие защиту клиентов кредитных ор­ганизаций, должны быть увязаны с защитой прав как клиентов банков, так и самих банков. Недостаточная урегулированность частно­правовых отношений может провоцировать панику и кризис банков­ской системы, с другой стороны, обратная ситуация чрезмерной «за­щиты» клиентов тоже может спровоцировать кризис банков. Следова­тельно, предпринимательскому, в том числе и банковскому праву, надлежит изучать возможность установления не приоритета частных или публичных интересов, а их паритета, их оптимального соотноше­ния, баланса в целях обеспечения конституционных гарантий прав и свобод граждан.

Для определения оптимального соотношения интересов необхо­димо, с одной стороны, определить правовые рамки законных интере­сов субъектов частного права, а, с другой, установить пределы госу­дарственно-правового вмешательства в частные дела. Пределы реали­зации интересов предпринимателей по сути составляют и пределы го­сударственного вмешательства в экономику (государственного регу- лирования экономики) . Как отметила О.М. Олейник, Существенное значение приобретают «внешние границы поведения - то, что «нель- „ 63

зя», запрещено» .

28

Допустимые ограничения прав и свобод строго очерчены частью 3 ст. 17, частью 2 ст. 29, частью 3 ст. 55 Конституции РФ[30]. В частности, ч. 3 ст. 55 Конституции РФ определяет основной принцип сочетания частных и публичных интересов, нашедший применение в ряде реше­ний Конституционного Суда РФ: права и свободы человека и гражда­нина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Сле­довательно, реализация интересов субъектов частного права может быть ограничена с целью защиты публичных интересов.

В отличие от основных конституционных прав, гражданские права могут быть ограничены не только федеральным законом, но и на ос­новании федерального закона (ст.1 ГК РФ)[31]. Ограничение прав зна­чительного числа граждан означает ограничение общественных (пуб­личных) интересов и поэтому должно носить сбалансированный ха­рактер, учитывающий интересы всех участников банковских правоот­ношений. Этот баланс интересов — исходя из того, что финансовое, кредитное регулирование относится к ведению Российской Федера­ции, - должен устанавливаться федеральными органами государст­венной власти в соответствии с их конституционно-правовым стату­сом[32]. Банк России, на основании Закона о ЦБР, издает собственные подзаконные акты регулятивного характера по вопросам, отнесенным к его компетенции, тем самым, ограничиваются гражданские права.

29

Так, например, Банк России издал Указание «Об установлении предельного размера расчетов наличными деньгами в Российской Фе­дерации между юридическими лицами по одной сделке»[33], в соответ­ствии с которым в Российской Федерации с момента опубликования данного Указания установлен предельный размер расчетов наличны­ми деньгами между юридическими лицами по одной сделке в сумме 60 тысяч рублей. Следует заметить, что ранее, до вступления в силу указанного нормативного акта Банка России, расчеты наличными деньгами ограничивались по одному платежу[34]. В соответствии с Ука­занием № 375-У, платеж - это действия, совершаемые одним юриди­ческим лицом в адрес другого юридического лица в один день по од­ному или по нескольким денежным документам в порядке реализации одного договора[35]. Указание № 375-У не способствовало реальному ограничению хождения наличных денег в хозяйственном обороте, по­скольку хозяйствующие субъекты разбивали платеж, превышающий максимально допустимый на несколько мелких, размер которых оста­вался в установленном Банком России допустимом интервале, и осу­ществляли эти платежи в несколько дней. Данная ситуация свидетель­ствовала о нерешенности проблемы ограничения расчетов наличными деньгами между юридическими лицами. Поэтому Банк России издал Указание № 1050-У, в котором ключевой термин «платеж» был заме­нен на термин «сделка». В современной правовой доктрине преобла­дает точка зрения, что исполнение договора - это последовательная цепь совершаемых сделок[36]. Если предположить, что понятие «сдел-

зо

ка» в Указании № 1050-У тождественно понятию «платеж» в Указа­нии № 375-У, то следует признать, что проблема неправомерного об­хода хозяйствующими субъектами предела расчетов наличными день­гами Указанием № 1050-У не решена. Следовательно, под термином «сделка» в Указании № 1050-У необходимо понимать только двусто­роннюю хозяйственную сделку - договор между двумя автономными субъектами права. Этот термин призван охватить всю совокупность платежей, предоставляемых плательщиком кредитору71.

Насколько правомерно в данном случае ограничение Банком Рос­сии предпринимательской инициативы? Правовая норма, устанавли­вающая предельный размер расчетов наличными деньгами между юридическими лицами, является ограничением гражданско-правового принципа - автономии воли, следовательно, такое ограничение можно ввести только федеральным законом или на его основании. Расчеты наличными деньгами между юридическими лицами совершаются в соответствии с Порядком ведения кассовых операций в Российской Федерации , введенным в действие Банком России в соответствии со ст.34 Закона о ЦБР. Поэтому можно предположить, что независимо от смены терминологии, Банк России в целях организации наличного де­нежного обращения на территории Российской Федерации вправе ус­танавливать предельный размер расчетов наличными деньгами.

Итак, частная инициатива может быть ограничена подзаконными актами Банка России в тех сферах, на которые распространяется ком­петенция Банка России.

четных сделок ...»(Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. Монография. 2001. С. 319.).

71 Следует отметить, что данный вывод соответствует точке зрения М.М. Агаркова: не все дейст­вия являются сделками, действия могут являться элементом содержания правоотношения (См.

Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. M., 1940. Сн. по Белов В.А. Бан­ковское право России: теория, законодательство, практика: Юридические очерки. M., 2000.

С. 127.).

72 Порядок ведения кассовых операций в Российской Федерации, утв. решением Совета директо­ров ЦБР 22 сентября 1993 г. № 40 // Экономика и жизнь. 1993. № 42-43.

31

Ограничения прав и интересов граждан, предусмотренные частью 3 ст. 55 Конституции РФ, обусловлены тем, что человек реализует свои интересы в обществе и его субъективные права проявляется во взаимодействии с правами других людей. Пункт 1 ст. 1 ГК РФ огра­ничивает только «произвольное» вмешательство в частные дела, по­этому, рассматривая ограничение частных интересов подзаконным ак­том, следует давать оценку целям такого ограничения. Не подлежат ограничению основные права, являющиеся гарантией всех других прав и свобод человека и гражданина, ограничение которых диктуется перечисленными в ч.З ст.55 Конституции РФ целями, например, право на судебную защиту . Согласно ч.1 ст.34 Конституции РФ каждый имеет право на свободное использование своих способностей и иму­щества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. В развитие названного конституционно­го положения ст. 1 ГК РФ, формулируя основные начала гражданско­го законодательства, определяет, что граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе (автономно), на основе принци­па свободы договора, который предопределяет как беспрепятственное осуществление гражданских прав всеми участниками договора, так и обеспечение судебной защиты и восстановления нарушенного права74. Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, ограничения права собственности, имущественных прав, а также свободы договора в гражданско-правовом обороте должны отвечать требованиям спра­ведливости, быть соразмерны конституционно-значимым целям и ос-

73 См. п.5 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 25 июля 2001 г. № 12-П «По делу о проверке конституционности пункта 7 статьи 21 Федерального закона «О прива­тизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации» в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» // Российская газета. 2001. 1 августа.

74 П.4 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 25 июля 2001 г. № 12-П «По делу о проверке конституционности пункта 7 статьи 21 Федерального закона «О приватиза­ции государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Рос-

32

новываться на законе . Сформулировать все существенные признаки понятия «соразмерность» невозможно в силу разнообразия явлений, отражаемых этим понятием. Как отметил А.С. Пиголкин, дать полное нормативное определение тому или иному термину невозможно, по­скольку его применение в каждом конкретном случае зависит от усло­вий, окружающей обстановки76. Поэтому соразмерность публичного ограничения частного права выявляется в конечном итоге и законода­телем, и правоприменителем, исходя из конкретных ситуаций под влиянием этических норм и правосознания. Как отмечает О.М. Олей­ник, пределы усмотрения сторон, устанавливаемого в условиях дозво­лительного регулирования, должны диктоваться сущностью склады­вающихся правоотношений, общими принципами правового регули- рования . На основании сказанного следует заметить, что субъектив­ное право гражданина может быть реализовано, если при этом не на­рушаются объективные интересы и субъективные права других лиц. Свобода экономической деятельности, как основной конституцион­ный частноправовой принцип, так и соответствующая ей свобода до­говора, как гражданско-правовой принцип, не может быть абсолютной и ничем не ограниченной. «Если льется вода регулирования, — угасает огонь автономии», составляющий животворный источник всякого во­обще договора78.

Итак, одной из главных задач банковского законодательства явля­ется обеспечение филигранной балансировки между частными инте­ресами банков и их клиентов и ограничение этих интересов в пользу сийской Федерации» в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» // Российская газета. 2001. 1 августа.

75 П. 2 Постановления Конституционного суда Российской Федерации от 6 июня 2000 г. № 9-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца третьего пункта 2 статьи 77 Федераль­ного закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой открытого акционерного об­щества «Тверская прядильная фабрика» // Российская газета. 2000. 15 июня.

Пиголкин А.С. Подготовка проектов нормативных актов (организация и методика). M., 1968. С.63.

77Предпринимательское (хозяйственное) право: Учебник. В 2 т. Т. 1 / Отв. ред. О.М. Олейник. M 1999. С.46.

78Шретер В.Н. Вопросы промышленного права. M., 1928. С. 62. Сн. по Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. M., 2000. С. 398.

33

экономического публичного порядка[37]. Поддержание - в целях обес­печения конституционных гарантий прав и свобод граждан - баланса публичных интересов государства и частных интересов субъектов, участвующих в банковских отношениях, диктует необходимость ус­тановления ограничений прав всех субъектов банковских правоотно­шений - Банка России, банков, юридических и физических лиц - бан­ковских клиентов. К основным правовым принципам публичного вмешательства в частноправовые отношения относятся:

возможность ограничения частных прав должна быть определе­на законом либо установлена на его основании;

ζζ согласно общеправовому принципу соразмерности и пропор­циональности, ограничение частных прав должно сопровож­даться предоставлением дополнительных гарантий реализации этих прав;

** ограничения частных прав должны быть объективно оправдан­ными, обоснованными и соответствовать конституционно зна­чимым целям, отраженным в ч.З ст.55 Конституции РФ.

Сочетание публичных и частноправовых норм регулирования имеет место и при государственном регулировании экономики с це­лью поддержания интересов общества и государства при сохранении общего принципа свободы предпринимательства[38].

Гражданско-правовое законодательство не регламентирует пуб­лично-правовые отношения, следовательно, на его основании невоз­можно разрешить проблему соотношения интересов субъектов пред­принимательства и интересов государства при исполнении обяза­тельств, порождаемых договором банковского счета. Договор - дитя цивилистики, а банковская деятельность - деятельность в значитель-

34

ной степени «обремененная» публично-правовым элементом. Договор банковского счета, как комплексный правовой институт, - одна из форм осуществления банковской деятельности, поэтому свойственная предпринимательскому праву проблема определения, с одной сторо­ны границ проникновения государственного воздействия в частно­правовые отношения, с другой - границ реализации конституционной свободы экономической деятельности в отношениях, связанных с реа­лизацией публично-правового интереса, с особой остротой встает и для правоотношений, возникающих в связи с функционированием банковских счетов. Разрешение проблемы границ государственного воздействия на отношения, возникающие из банковских договоров, предваряет разрешение всего комплекса теоретических и практиче­ских проблем договора банковского счета, поскольку нельзя, напри­мер, изложить единственно верную точку зрения на проблему внесу­дебного изъятия денежных средств с банковских счетов без распоря­жения их владельца, не исследовав основания изъятия, не установив субъекта, заинтересованного в таком изъятии, и, в итоге, - не иссле­довав соотношения интересов субъектов правоотношения.

C целью упорядочения публичного вмешательства в частные дела субъектов банковских правоотношений и унификации норм, допус­кающих такое вмешательство, необходимо установить единые для всех субъектов банковского права общие правила поведения. Дости­жение указанной цели возможно, в частности, путем разработки ново­го федерального закона, например, Банковского кодекса России. Как отмечают разработчики Концепции Банковского кодекса России, «... деятельность законодателя в области банковской деятельности не но­сит систематического характера. Очень часто подготовка того или иного банковского закона осуществляется в чрезвычайном режиме. Законы, регулирующие банковскую деятельность, в основном, явля­ются вынужденной реакцией финансовых властей на сложившуюся

35

чрезвычайную ситуацию в кредитно-банковском секторе. К сожале­нию, не приходится говорить о последовательной и систематической работе, осуществляемой в соответствии с четкими представлениями о средне- и долгосрочных потребностях банковской сферы и перепекти-

Q 1 вах ее развития» .

Новый закон должен объединить устойчивые юридические нормы подзаконных актов банковского законодательства, которые по своей важности должны быть отнесены к компетенции федерального зако­нодательства. Нормам закона должен быть придан характер прямого действия, обеспечивающий баланс между публично-правовыми инте­ресами по обеспечению стабильного функционирования банковской системы, интересами клиентов и кредиторов банков, а также самих кредитных организаций, их участников и акционеров. Новый закон должен предусмотреть принципы и порядок публичного ограничения реализации частных прав и интересов субъектов частного права.

В силу того, что новый банковский федеральный закон призван установить публичные требования к осуществлению банковской дея­тельности, на наш взгляд, регламентация отдельных частно-правовых институтов должна оставаться прерогативой гражданского права, но­вый закон должен будет сконцентрировать комплекс норм, посвящен­ных детальному регулированию отдельных банковских операций, то есть новый закон должен установить приоритет функциональных норм над институциональными.

Новый закон должен закрепить различные правовые режимы для отдельных групп субъектов банковского права, например, должен быть определен правовой статус отдельных видов небанковских кре­дитных организаций.

81 Концепция Банковского кодекса России. Документ взят на Internet-сервере АКДИ «Экономика и жизнь».

4

36

Соотношение степени внедрения указанных форм и определяет

Я7 меру вмешательства государства в экономические отношения .

82 Братановский С.Н. Роль и пределы государственного регулирования организации и деятельно­сти потребительской кооперации в условиях перехода к рыночным отношениям И Государство и право. 2001. №8.

37

<< | >>
Источник: УШКИН ГРИГОРИЙ НИКОЛАЕВИЧ. ПРОБЛЕМЫ ДОГОВОРА БАНКОВСКОГО СЧЕТА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2002. 2002

Еще по теме Необходимость сочетания интересов субъектов банковской деятельности:

  1. § 3 Функции банковского регулирования. Проблема разграничения компетенции субъектов банковского регулирования.
  2. 1. Возникновение и развитие банковской деятельности и государственного регулирования банковской деятельности
  3. § 3. Правовое положение Банка России как субъекта финансового права и органа, осуществляющего банковское регулирование
  4. § 1. Понятие и роль банковского надзора в правовом механизме государст­венного регулирования банковской деятельности.
  5. ГЛАВА 1. БАНКОВСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК ОБЪЕКТ БАНКОВСКОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  6. Понятие государственного регулирования банковской деятельности и банковского регулирования (финансово-правовой аспект)
  7. § 3 Правовые режимы банковской деятельности.
  8. § 3. Специфика ответственности за нарушение установленного по­рядка осуществления банковской деятельности.
  9. § 1. Нормативное регулирование в правовом механизме государственного регулирования банковской деятельности.
  10. Классификация субъектов секьюритизации и их роли в сделке.
  11. ГЛАВА II Правовые средства государственного регулирования банковской деятельности.
  12. Глава1. Общая характеристика правового РЕГУЛИРОВАНИЯ БАНКОВСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ