<<
>>

§ 3 Функции банковского регулирования. Проблема разграничения компетенции субъектов банковского регулирования.

Настоящий параграф йосвящен анализу одной из принципиальных про­блем государственного регулирования банковской деятельности - концепции сис­темы органов государственного управления, входящих в управленческую систему в сфере банковской деятельности.

При этом, по нашему мнению, под системой органов банковского регу­лирования следует понимать совокупность органов, находящихся в определенной связи друг с другом, наделенных специальной компетенцией в области банков­ского регулирования и обладающих определенной независимостью при принятии решений, которые осуществляют государственное регулирование банковской дея­тельности на основе принципов разделения компетенции, укрепления банковской системы, баланса интересов государства, кредитных организаций, клиентов и вкладчиков.

Системы органов может и не существовать, когда все функции государ­ственного регулирования выполняет один орган банковского регулирования, - как правило, Центральный банк страны. В такой модели могут существовать органи­зационно выделенные органы управления (регулирования), но фактически нахо­дится в отношениях полной субординации с Центральным банком. Именно такая система с\ шествует в настоящий момент в Российской Федерации.

і\ш исходим из того, что такая система не является оптимальной для России и играет роль временного переходного этапа к трансформированию дан­ной системы в систему с несколькими субъектами регулирования и перераспреде­

лением функций регулирования между Банком России и иными органами госу­дарственного регулирования.

Для анализа системы органов банковского регулирования и места в ней конкретных субъектов, осуществляющих государственное регулирование банков­ской системой, необходимо выделить в регулировании функционально укрупнен­ные категории, которые позволили бы анализировать государственное регулиро­вание на уровне системных процессов.

Представляется, что для данных целей можно выделить следующие функции регулирования:

1.

Надзор за созданием и государственная регистрация кредитных орга­низаций;

2. Лицензирование банковской деятельности;

3. Общий и пруденциальный надзор за банковской деятельностью, уста­новление и поддержание правового режима банковской деятельности;

4. Экономическое регулирование банковской системы (регулирование обязательных резервов коммерческих банков, система рефинансиро­вания и политика учетной ставки);

5. Обеспечение кредитных организаций банковскими услугами (ведение банковских счетов банков и их расчетно-кассовое обслуживание, кре­дитование и др.);

6. Антимонопольное регулирование в сфере банковской деятельности;

7. Нормотворчество в сфере банковской деятельности (делегированное нормотворчество).

Действующее законодательство все вышеперечисленные функции, за ис­ключением антимонопольного регулирования, в настоящий момент возлагает на Центральный банк Российской Федерации, который является практически един­ственным в сфере банковской деятельности органом государственного управле-

71 В настоящий момент есть основания рассматривать в качестве уполномоченного органа госу­дарственного управления Агентство по реструктуризации кредитных организаций, поскольку

Некоторые авторы даже отождествляют принцип государственного регу­лирования банковской деятельности с банковским регулированием, осуществляе­мым Банком России.[71][72]

В литературе активно ведется дискуссия о целесообразности совмещения всех регулятивных функций в компетенции одного лица.

Г. А. Тосунян справедливо отмечает, что перечень задач, решаемых Бан­ком России согласно действующему банковскому законодательству, вызывает серьезные сомнения, - во всяком случае, такого сочетания функций которым он наделен, нет ни у одной банковской структуры в мире. Нигде лицензирование и регистрация коммерческих банков и других кредитных учреждений, контроль и надзор за их деятельностью, расчетно-кассовое обслуживание, резервные функ­ции, а вдобавок еще и подзаконное нормотворчество не сосредотачиваются в од­них руках.

И уже полным нонсенсом считается сочетание всего этого с деятель­ностью Банка России как хозяйствующего субъекта. Больший монополизм трудно представить.[73]

Л. Г. Ефимова также отмечает, что сосредоточение всех администра­тивных функций в руках банка России приводит к чрезмерной бюрократизации, излишней зарегламентированное™, злоупотреблениям и, в конечном счете сни­жению эффективности государственного управления.[74]

Иная точка зрения, высказываемая в основном представителями банка России, состоит в том, что такое полный объем функций регулирования, сосредо­точенный в компетенции Банка России играет положительную роль, поскольку

позволяет осуществлять системный надзор и регулирование деятельности кре­дитных организаций.[75]

Как отмечает Я. А. Гейвандов, Банк России представляет собой государ­ственный орган управления с возложенными на него особыми функциями, при­меняемыми в сфере денежно кредитных отношений, а также банковской деятель­ности[76].

Особенность правовой природы Банка России состоит в том, что он как орган государственного управления осуществляет конституционные функции и функции, возложенные на него законом. В соответствии со ст. 75 Конституции Российской Федерации Центральный банк обладает исключительным правом на осуществление денежной эмиссии, обеспечение и защита устойчивости рубля - основная функция Банка России.

Из этого следует важный вывод, что любые другие функции, за исключе­нием денежной эмиссии и защиты рубля не могут рассматриваться как имманент­но присущие именно Банку России и в перспективе не исключается возможность перераспределение компетенции по управлению банковской системой между Центральным банком и другими управленческими органами.[77]

Необходимость разделения управленческих функций прослеживается на протяжении всего существования российской банковской системы в ее современ­ном виде. Неадекватные и неэффективные действия Центрального банка РФ во время банковских кризисов, особенно в августе 1998 г., неоднократно демонстри­ровали это.

Необоснованность установления отдельных нормативов (в частности си­туация с установлением минимального размера собственных средств для кредит­ных организаций рассматривалась выше), дискриминационный характер приме­нения мер воздействия к отдельным банкам, волюнтаризм в формировании бан­ковской системы - все это снижает привлекательность инвестирования средств в

банковскую систему России, затрудняет работу коммерческим банкам, ведет к снижению авторитета Банка России.

По мнению ряда авторов для эффективного регулирования банковской деятельности функции регулирования должны быть распределены между не­сколькими органами. Помимо этого в управленческую систему банковского регу­лирования должен быть заложен принцип противодействия централизации. Дан­ное построение системы государственного регулирования характерно для всех банковских систем развитых стран Запада, Японии и других стран.[78]

В качестве примера децентрализации банковского регулирования как правило рассматриваются банковские системы Франции[79] и ФРГ[80].

Анализируя французскую модель банковского регулирования Л. Зубчен- ко, выделяет следующие принципы построения системы надзора:

- двойной надзор за деятельностью банков со стороны Министерства экономики и финансов и центрального Банка Франции;

- разработка конкретных направлений, правил и функций контроля че­тырьмя организациями: Национальным кредитным Советом, Комитетом банков­ского регулирования, Комитетом кредитных учреждений и Банковской комисси­ей;

- обязательное участие банков в профессиональных объединениях - французской ассоциации банков, ассоциации финансовых обществ.[81]

Национальный кредитный совет состоит из 31 члена и выполняет кон­сультационные функции при разработке денежной и кредитной политики, основ­ных условий функционирования банковской системы Франции.

Комитет банковского регулирования возглавляет министр экономики и финансов. В состав Комитета входят представители Французской ассоциации банков, профсоюзов, специалисты в области банковской деятельности. Комитет

устанавливает нормы и правила в сфере банковской деятельности: состав и раз­мер уставного капитала банков, правила открытия структурных подразделений, антимонопольные правила и поддержание конкуренции, стандарты банковских операций и др. Решения комитета оформляются в виде постановлений министер­ства экономики и финансов.

Комитет кредитных учреждений состоит из шеста членов и возглавляет­ся управляющим Банка Франции. Основной функцией Комитета является рас­смотрение вопросов создания и преобразования банков и выдача разрешений на их создание.

Основной функцией Банковской комиссии является непосредственный надзор за деятельностью банков. Банковская комиссия применяет принудитель­ные меры воздействия в виде требований о соблюдении законодательства, пред­писаний о необходимости принятия мер для улучшения работы банков, дисцип­линарные меры по отношению к руководству банков, денежные штрафы, отзыв лицензий.

Особенностью данной системы органов является их автономия друг от друга путем различной подчиненности и разделения функций. Кроме того, Банк Франции напрямую практически не выполняет функции лицензирования и надзо­ра за кредитными организациями. Данные функции возложены на ряд независи­мых органов, что обеспечивает объективность рассмотрения вопросов банковской деятельности.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что “система органов управ­ления кредитных учреждений Франции построена таким образом, чтобы соблю­далось своеобразное разделение властей, в котором Банк де Франс отведена роль исполнительного органа”[82].

Верхний уровень банковской системы ФРГ составляют Немецкий Феде­ральный банк, а также Федеральное ведомство по надзору за кредитным делом, которое помимо осуществления контрольно-надзорных функций над субъектами

нижнего уровня и применения к ним санкций, выполняет также функцию лицен­зирования банковской деятельности.[83]

Достаточно интересна система органов государственного регулирования банковской деятельности в США. В США действует дуалистическая банковская система, включающая в себя более 15 000 банков. Под дуалистической банков­ской системой понимается такая система регулирования в которой компетенция и функции регулирования распределены между федеральными органами регулиро­вания и органами банковского регулирования штатов. В основе разделения пол­номочий лежит как субъектный состав - банковское учреждения, регистрируемые федерацией и штатами, так и функциональное разделение в зависимости от ком­петенции субъектов. На федеральном уровне основными распорядительными ор­ганами являются Служба финансового контролера, Совет управляющих Феде­ральной резервной системы и Корпорация страхования вкладов. Кроме того, бан­ковским регулированием занимается также комиссия по ценным бумагам и бир­же, министерство финансов, министерство юстиции, Федеральный Совет по ре­визии финансовых учреждений и другие учреждения. На уровне штатов действу­ют департаменты по банковскому регулированию, которые не только осуществ­ляют банковский надзор, но и проводят регистрацию уставов банков.[84]

Здесь следует отметить, что система государственного регулирования США в принципе не приемлема для России в силу того, что во-первых, американ­ская система государственного регулирования банковской деятельности основана на совершенно иных принципах построения банковской системы, принципах фе­дерализма и иной правовой системе, чуждой российскому праву. В силу этого, как совершенно справедливо отмечает А. В. Молчанов[85], концепция реформирования банковской системы, выдвинутая Межбанковским Финансовым Домом в основе которой лежат принципы построения Федеральной Резервной Системы США, не

может быть применена в России и, по мнению Банка России, является вредной[86], поскольку развитие данной теории ведет к расшатыванию федерализма.

Вместе с тем, опыт американской модели государственного регулирова­ния банковской деятельности имеет ряд положительных моментов. Во-первых, это наличие и эффективная деятельность нескольких органов государственного регулирования с определенной компетенцией и ответственностью за конкретные действия; во-вторых, это принцип разделения компетенции и противодействие централизации; в третьих, это интересный опыт предоставления субъекту частно­го права - Федеральной корпорации страхования вкладов прав по надзору и регу­лированию банковской деятельности. Данный опыт тем более актуален для нашей страны, поскольку у нас сложилась аналогичная ситуация, в связи с созданием Агентства по реструктуризации кредитных организаций (АРКО) в организацион­но-правовой форме открытого акционерного общества, а затем, в соответствии с законом, преобразования еге в некоммерческую организацию - государственную корпорацию. В соответствии с Федеральным Законом “О реструктуризации кре­дитных организаций” на АРКО возложены отдельные функции, присущие госу­дарственному регулированию деятельности кредитных организаций, что в целом не удивительно, поскольку реструктуирование банковской системы является це­ленаправленным процессом основанном на жестком государственном регулиро­вании.

Данные положения куда более как ярко иллюстрируют наличие в меха­низме государственного регулирования банковской деятельности большинства развитых в экономическом отношении стран сложной системы регулирующих органов.

В настоящий момент в Российской Федерации не существует системы органов банковского регулирования в силу того, что почти все функции банков­ского регулирования и надзора сосредоточены в компетенции Банка России. На­личие же внутренних структурных подразделений в Центральном Банке, осуще­

ствляющих банковское регулирование, в силу их организационной подчиненно­сти, неопределенности функций и структурной аморфности нельзя рассматривать как систему. Создание Агентства по реструктуризации кредитных организаций (АРКО) также нельзя рассматривать как создание полноценного органа государ­ственного регулирования банковской деятельности, поскольку АРКО не обладает самостоятельными регулятивными функциями.

В настоящий момент Банк России наделен не только полномочиями осу­ществлять почти все надзорные функции и функции банковского регулирования, но и осуществляет банковскую деятельность, а также проводит денежно­кредитную политику. Соединение всех этих функций на наш взгляд недопустимо и приводит к снижению эффективности регулирования, нарушениям прав кре­дитных организаций.

Следует отметить, что в структуре Банка России существуют подразделе­ния, между которыми определенным образом распределены функции, определены процедуры принятия решений.

Например, в Положении Банка России “Об отзыве лицензий на осущест­вление банковских операций у банков и иных кредитных организаций” от 2 апре­ля 1996 г. N 264 с изм., утвержденным Приказом Банка России от 2 апреля 1996 г. N 02-78, решение об отзыве лицензии на осуществление банковских операций принимается Комитетом банковского надзора Банка России на основании хода­тайств территориальных Главных управлений (Национальных банков) Банка Рос­сии, а также структурных подразделений Банка России и оформляется Приказом Центрального банка Российской Федерации. Но все департаменты, комитеты и иные структурные подразделения не обладают главным необходимым фактором, обеспечивающим беспристрастность и объективность при принятии решений - независимостью от Банка России.

Известны случаи, когда принятие решений о создании или прекращении банков обуславливалось не заботой об укреплении банковской системы, а поли­тическими и иными интересами Банка России, в том числе и как субъекта банков­ской деятельности.

Представляется, что, по крайней мере должны быть разделены конститу­ционные функции, возложенные на Банк России по обеспечению устойчивости рубля, эмиссии денег и проведения финансово-кредитной политики, а также при­мыкающая к ним функция валютного (экономического) банковского регулирова­ния и функции по регистрации и лицензированию банковской деятельности, бан­ковскому надзору и нормотворческая функция.

Государственное регулирование банковской деятельности, как было по­казано выше, является сложным процессом и представляется вполне обоснован­ной позиция, высказанная Г. А. Тосуняном о необходимости специального зако­на о государственном управлении банковской системой страны[87]. Вместе с тем, реалии нашей политической и правовой действительности приводят к выводу, что принятие такого закона в ближайшее время крайне проблематично, поэтому целе­сообразнее в данной ситуации идти по пути эволюционного развития законода­тельства в банковской сфере и внесения соответствующих изменений в дейст­вующие законодательные акты.

По данному вопросу позиция Банка России в целом известна, беском­промиссна и остается неизменной на протяжении ряда лет[88]. Попытка создать ор­ган банковского регулирования, ограничивающий монополию Банка России в данной области, хотя бы с минимальными полномочиями - Национальный бан­ковский совет, в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 15 ноября 1994 г. встретила жесткую реакцию со стороны Центрального Банка.

Позиция Банка России была сформулирована на международном россий­ско-германском симпозиуме “Банковское законодательство и проблемы форми­рования стабильной банковской системы”[89] в выступлении заместителя Предсе­дателя Банка России К. Д. Лубенченко и сводится к тому, что Национальный бан­ковский совет может существовать только в форме консультационного органа, без каких-либо полномочий. Если Государственная Дума и иные органы будут вме­

шиваться в деятельность Банка России, то это неприемлемо, ведет к подрыву ав­торитета Центрального банка Российской Федерации. Почему-то, авторы данной позиции не учитывают, что наличие нескольких органов государственного регу­лирования не ведет к подрыву авторитета Федерального Банка Германии, Банка Франции, Федеральной резервной системы США, а также, тот факт, что произвол и неадекватные действия Банка России в гораздо большей степени подрывают авторитет и приносят вред банковской системе страны.

На наш взгляд, наиболее удачной системой органов государственного ре­гулирования банковской деятельности в России явилось бы создание такой сис­темы регулирования, в которой:

во-первых, проводилось бы четкое разделение государственного регули­рования и саморегулирования с закреплением за саморегулированием в законода­тельном порядке определенных функций, в частности консолидирование и обоб­щение банковской практики, обжалование нормативных и иных актов, нарушаю­щих права кредитных организаций, банковское законодательство. Это позволило бы в значительной мере преодолеть пробелы банковского законодательства и ха­ос, наблюдающийся в отдельных сферах банковской деятельности вследствие от­сутствия у банков и их работников достаточного опыта.

во-вторых, функции банковского регулирования разделялись бы между несколькими органами, по нашему мнению оптимальное число - три, в которые входили бы представители законодательной и исполнительной власти, что позво­лило бы осуществлять контроль за деятельностью Банка России, привело бы к большей стабильности банковской системы;

в-третьих, четко установлена ответственность органов банковского регу­лирования и надзора за незаконные действия, приносящие ущерб субъектам бан­ковской системы.

Создание такой системы явится фактором стабилизации государственно­го регулирования банковской деятельности, поскольку субъекты банковской сис­темы будут защищены от произвольно принимаемых решений со стороны Банка России, будет отделено государственное регулирование от собственно банковской деятельности Банка России. Наиболее значимые акты регулирования (государст­

венная регистрация кредитных организаций, выдача и отзыв лицензии) будут приниматься консолидированным решением органов, входящих в систему орга­нов государственного регулирования банковской деятельности, что повысит их объективность, законность и целесообразность.

Кроме того, в настоящий момент государственная регистрация кредит­ных организаций осуществляется в соответствии с п. 6 статьи 4 Закона “О Цен­тральном банке РФ” Банком России, независимым от органов исполнительной власти субъектом, которому данное правомочие делегировано Законом. Кредит­ные организации являются юридическими лицами, кроме того относятся к субъ­ектам частного права.

В соответствии со статьей 51 Гражданского кодекса Российской Федера­ции юридическое лицо подлежит государственной регистрации в органах юсти­ции. Таким образом, наблюдается некоторое несоответствие между банковским законодательством и гражданским. Данный факт можно объяснить атавизмом го­сударственно-монополистической банковской системы, а также целесообразно­стью и концепцией выполнения Банком России всех функций банковского регу­лирования.

В силу этого, по нашему мнению, функция государственной регист­рации кредитных организаций должна реализовываться подконтрольным органом Министерства юстиции Российской Федерации или, по крайней ме­ре, осуществляться Банком России в соответствии с Законом tiOЦентраль­ном банке Российской Федерации” на основании заключения такого органа.

Положительным моментом существующей системы банковского регули­рования является оперативность в решении задач банковского регулирования, комплексность регулирования, однако данные факторы далеко не всегда способ­ствуют стабилизации банковской системы, а чрезмерная оперативность иногда, напротив, ведет к дестабилизации деятельности кредитных организаций.

Представляется, что для формирования стабильной банковской сис­темы в Российской Федерации необходимо создать систему органов государ-

ственного регулирования банковской деятельности, состоящую из следую­щих органов, обладающих функциональной независимостью:

1. Государственный комитет по вопросам банковской деятельности, орган в состав которого целесообразно ввести представителей Па­лат Федерального собрания, а также, Министерства финансов РФ и Министерства юстиции РФ.

2. Российская банковская комиссия (инспекция), - независимый ор­ган надзора за банковской деятельностью.

3. Банк России, выполняющий в сфере государственного регулиро­вания банковской деятельности функции исполнительного органа банковского регулирования, а также осуществляющий валютное (экономическое) регулирование банковской системы страны.

В сфере саморегулирования целесообразно наделение какого - либо него­сударственного органа банковского саморегулирования, например, Ассоциации российских банков, определенными полномочиями, в области обобщения банков­ской практики, установления стандартов банковской деятельности, носящих обя­зательный для кредитных организаций характер, вынесения рекомендательных заключений по вопросам банковской деятельности, обжалования действий и нор­мативных актов Банка России, а также органов государственной власти, затраги­вающих интересы всех субъектов банковской деятельности.

При такой системе в компетенцию Комитета по вопросам банковской деятельности входило бы рассмотрение вопросов о законности создания, реорга­низации и прекращения деятельности банков и иных кредитных организаций, оформляемое заключением, на основании которого Банк России, как исполни­тельный орган, осуществлял бы государственную регистрацию кредитных орга­низаций. К компетенции данного органа целесообразно отнести и нормотворче­скую функцию в области банковского законодательства.

Банковская комиссия (инспекция) явилась бы надзорным органом, осу­ществляющим контроль и надзор за банковской деятельностью и финансовым состоянием кредитных организаций. К компетенции данного органа относилось

бы применение мер воздействия к кредитным организациям, пруденциальный надзор, право ходатайствовать в Комитет по вопросам банковской деятельности о рассмотрении вопроса о прекращении деятельности кредитных организаций, на­рушающих банковское законодательство и находящихся в критическом финансо­вом состоянии, банковское санирование, внешнее управление. Создание данного органа может бьггь осуществлено путем выделения Управления инспектирования банков из структуры Центрального банка РФ.

Банк России в данной системе выполняет именно ту функцию, которая возложена на него Конституцией - обеспечение устойчивости рубля и денежная эмиссия, для выполнения которой Банк России осуществляет экономическое ре­гулирование деятельности банков, валютное регулирование и контроль. Следует подчеркнуть, что в данной системе сохраняется принцип независимости Банка России от органов государственной власти, как один из основных принципов банковской деятельности. По нашему мнению, это является одной из основных гарантий стабильной кредитно-финансовой политики государства и банковской системы страны. В данном случае позиция некоторых авторов, предлагающих за­крепить зависимость Центрального банка РФ от органов исполнительной вла­сти[90], представляется ошибочной по вышеизложенным причинам.

Кроме того, Банк России в данной системе выступает как исполнитель­ный орган по применению мер воздействия на кредитные организации, на осно­вании решения Банковской комиссии, а при лицензировании деятельности кон­кретной кредитной организации, отзыве лицензии, еще и при заключении Коми­тета по вопросам банковской деятельности.

При этом следует акцентировать внимание, что выдача лицензии и ее от­зыв являются наиболее значимыми актами в деятельности банков. В данном слу­чае затрагиваются не только интересы банка, его учредителей, но и интересы кли­ентов, других банков, находящихся в системных правоотношениях с ним, банков­ской системы в целом, поэтому данный акт должен быть тщательно взвешен, за­конен и обоснован. Представляется, что в силу значимости данного акта, он дол­жен приниматься и реализовываться на основе скоординированного решения трех

органов по строго установленной процедуре. На наш взгляд, она должна быть следующей: Банковская комиссия самостоятельно или совместно с Банком Рос­сии после заключения о правомерности формирования уставного капитала созда­ваемого банка (выявления оснований для отзыва лицензии) подает ходатайство в Комитет по вопросам банковской деятельности о выдаче или отзыве лицензии у кредитной организации. Комитет по вопросам банковской деятельности дает за­ключение (предписание) о правомерности или неправомерности данного акта и Банк России на основе данного заключения выдает или отзывает лицензию. При­чем, при вынесении заключения об отзыве лицензии целесообразно предусмот­реть определенную процедуру состязательности между кредитной организацией и надзорным органом, что позволит кредитной организации защищать свои закон­ные права и интересы.

Кроме того, создание Агентства по реструктуризации кредитных органи­заций (АРКО) представляет определенный интерес для будущей системы, по­скольку АРКО по сути выступает в качестве внутрисистемного проводника госу­дарственного экономического регулирования в банковской системе, по функциям в чем-то схожим с Федеральной корпорацией страхования вкладов в США, также имеющей определенные регулятивные функции.

Совмещение всех функций банковского регулирования в руках Банка России нельзя рассматривать как прогрессивную или стабильную систему бан­ковского регулирования, имеющую право на существование наравне с другими, как представляют ее некоторые авторы. Весь, пусть и небольшой опыт развития банковской системы России, неоднократные банковские кризисы, показали неэф­фективность данной системы банковского регулирования и неспособность Банка России, несмотря на сосредоточение в его компетенции всех надзорных и регуля­тивных функций, не только предотвратить банковские кризисы, но и спрогнози­ровать их и принять адекватные меры, создать стабильную банковскую систему, обладающую тенденциями устойчивого развития.

<< | >>
Источник: ПОПОВ ИЛЬЯ СЕРГЕЕВИЧ. Правовой механизм государственного регулирования банковской деятельности. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2000. 2000

Еще по теме § 3 Функции банковского регулирования. Проблема разграничения компетенции субъектов банковского регулирования.:

  1. Понятие государственного регулирования банковской деятельности и банковского регулирования (финансово-правовой аспект)
  2. § 3. Правовое положение Банка России как субъекта финансового права и органа, осуществляющего банковское регулирование
  3. § 1. Нормативное регулирование в правовом механизме государственного регулирования банковской деятельности.
  4. § 1. Понятие и роль банковского надзора в правовом механизме государст­венного регулирования банковской деятельности.
  5. ГЛАВА 1. БАНКОВСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК ОБЪЕКТ БАНКОВСКОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  6. Формы и методы банковского регулирования
  7. 1. Возникновение и развитие банковской деятельности и государственного регулирования банковской деятельности
  8. § 2. Индивидуально - правовой акт в банковском регулировании
  9. § 2. Приоритетные направления банковского регулирования на современном этапе
  10. § 1. Влияние финансово-правовых актов на развитие банковского регулирования
  11. § 2 Правовые средства индивидуально-правового регули­рования в системе государственного регулирования банковской деятельности.
  12. Глава1. Общая характеристика правового РЕГУЛИРОВАНИЯ БАНКОВСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  13. ГЛАВА 2. БАНКОВСКОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ КАК ИНСТИТУТ ФИНАНСОВОГО ПРАВА
  14. ГЛАВА II Правовые средства государственного регулирования банковской деятельности.
  15. ГЛАВА III Реализация правового механизма государственного регулирования банковской деятельности
  16. ГЛАВАI Теоретические основы государственного регулирования банковской дея­тельности (правовой аспект)
  17. Необходимость сочетания интересов субъектов банковской деятельности
  18. Проблемы ответственности за нарушение обязательств по до­говору банковского счета
  19. МИРОНОВ Владислав Юрьевич. ФИНАНСОВО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ БАНКОВСКОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2005, 2005