<<
>>

§ 6.2. Научная оценка внебюджетного финансирования делегированных полномочий

Под внебюджетным финансированием делегированных полномочий мы

понимаем метод финансового обеспечения делегированных полномочий, при котором издержки на выполнение указанных полномочий покрываются за счет средств, поступающих от потребителей соответствующих публичных услуг.

Этот способ финансового обеспечения делегированных полномочий является разновидностью метода прямого финансирования, но его особенность состоит в том, что денежные средства на выполнение делегированных полномочий поступают из внебюджетных источников, во-вторых, не попадают в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации. И как раз вторую особенность мы рассматриваем как негативное правовое явление. Разница данного способа с рассмотренным в предыдущем параграфе методом отчислений в том, что в последнем случае доходы от исполнения полномочий учитываются в соответствующем бюджете и далее расходуются в порядке, установленном бюджетным законодательством. Есть и другие отличия.

Указанный порядок финансирования переданных полномочий предусмотрен в настоящее время только в отношении одного направления - делегирования полномочий в области градостроительной деятельности. Универсального правового регулирования такого финансирования не имеется. Этот метод финансирования расходов публичноправовых образований не упоминается ни в Бюджетном кодексе РФ, ни в Федеральных законах № 184-ФЗ и № 131-ФЗ. Имеется лишь отраслевая регламентация.

Проанализируем складывающиеся в данной сфере правоотношения. Как и по предыдущему методу, он используется только для финансового обеспечения расходных обязательств субъектов Российской Федерации при осуществлении ими полномочий Российской Федерации. Так с середины двухтысячных годов, согласно статье 6.1 Градостроительного кодекса РФ, субъектам РФ переданы федеральных полномочия по[596]:

- организации и проведению государственных экспертиз проектной документации и результатов инженерных изысканий, за исключением некоторых видов экспертиз (перечень исключений предусмотрен в п.

5.1 ст. 6 ГрК РФ);

- контролю за соблюдением органами местного самоуправления законодательства о градостроительной деятельности.

Примечательно, что в ст. 49 Градостроительного кодекса РФ указано еще одно федеральное полномочие, выполняемое субъектами РФ, но не переданное им в установленном законом порядке. Так, предусмотрена возможность повторного после проведения государственной экспертизы обращения в соответствующий орган для оценки внесенных в проектную документацию изменений и даже плата за него. Указанная публичная услуга также оплачивается заявителями. Соответственно, субъекты РФ уполномочены на выдачу заключений о том, что изменения, внесенные в проектную документацию, не затрагивают конструктивные и другие характеристики безопасности объекта капитального строительства.

Согласно п. 5 ст. 6.1 ГрК РФ, осуществление указанных полномочий передается без предоставления субвенций из федерального бюджета. Финансирование полномочия ... осуществляется за счет средств застройщика или технического заказчика, направивших проектную документацию и (или) результаты инженерных

изысканий на государственную экспертизу1. Средства взимаются в форме платы. Технически это организовано следующим образом. Согласно статье 49

Градостроительного кодекса РФ, региональным властям предоставлено право либо осуществлять указанные полномочия непосредственно, либо передать их исполнение подведомственным государственным (бюджетным или автономным) учреждениям. Большинство регионов пошли по второму пути и передали исполнение комментируемых функций своим автономным учреждениям2. Так поступили в Пензенской, Самарской, Тюменской, Калининградской, Мурманской, Сахалинской, Липецкой, Волгоградской, Томской, Белгородской областях, Москве3, Санкт- Петербурге4, Ленинградской области и многих других субъектах РФ5. Второе делегированное полномочие осуществляется непосредственно органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, как правило, наделенным функциями по реализации государственной политики в сфере строительства.

Однако, как указано выше, оно никаким образом не финансируется со стороны публично-правового образования, передавшего полномочия, что, конечно, не правомерно. Поэтому вернемся к финансированию государственной экспертизы. Она непосредственно оплачивается интересантами на расчетный счет указанных автономных учреждений. Так, согласно Административному регламенту Санкт-Петербургского государственного автономного учреждения «Центр государственной экспертизы» по предоставлению государственной услуги по проведению государственной экспертизы проектной документации и(или) результатов инженерных изысканий», утв. Распоряжением Службы государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга от 22.02.17г. №2-р, средства за [597] [598] [599] [600] [601] проведение экспертизы поступают на расчетный счет автономного учреждения1. Аналогично в Москве и других субъектах РФ[602] [603]. Правоотношения заказчиков с организаторами экспертизы оформляются договором об оказании услуг, который заключается по правилам гражданского законодательства[604] [605]. Оказание соответствующей услуги начинается после представления заявителем документов, подтверждающих внесение платы (п. 22 данного Порядка).

В бюджеты бюджетной системы РФ плата за организацию и проведение государственной экспертизы не поступает и в них не отражается ни по доходам, ни по расходам. Несмотря на декларируемую открытость бюджетной информации, автор столкнулся с известными трудностями по сбору материала и его аналитике, поскольку никаких документов, например, по порядку финансирования названных выше автономных учреждений, региональных порядков расходования средств и взаимодействия, кроме регламентов оказания данной услуги, в открытом доступе не представлено. Может быть, их просто нет. С таким качеством оформления бюджетов невозможно даже проследить, отражены ли в них указанные доходы, так как никакая расшифровка по доходам в нормативных актах о бюджете не дается.

У большинства субъектов РФ доходы отражены максимально обобщенно. Финансовой отчетности по этой плате также нет, в свободном доступе пояснения финансовых органов отсутствуют. Автором проанализированы бюджеты на 2017 годы Москвы, Санкт-Петербурга, Московской, Ленинградской, Тверской, Ростовской, Тюменской и некоторых других областей^. Нигде указанная плата не предусмотрена. В Бюджетной классификации РФ

даже нет кода дохода для рассматриваемых поступлений. В соответствующем приказе Министерства финансов России приведена детализация расходов по подстатье 226 «Прочие работы, услуги», где среди многих других расходов по данной строке, отражены расходы на выполнение работ, оказание услуг, в т.ч. на «проведение государственной экспертизы проектной документации...»1. Однако в

проанализированных бюджетах регионов такой статьи расходов нет, собственно, как и установленной обязанности ее предусматривать.

Вопреки всей демократичности позиции автора по методам финансового обеспечения делегированных полномочий, полагаем, что рассматриваемые поступления являются публичными доходами и требуют соответствующей централизации. Следовательно, они должны быть включены в закон (решение) о бюджете.

Данное заключение полностью соответствует основным началам бюджетного права, в частности, принципу единства кассы, закрепленному в статье 38.2 БК РФ. Автор настаивает на соблюдении здесь приведенного постулата ввиду того, что указанные доходы, минуя бюджеты, фактически скрыты от общественности, органов финансового контроля, вышестоящих отраслевых органов. Нельзя признать данную плату и доходами рассматриваемых учреждений от оказания платных услуг и тем самым вывести их из бюджетной системы. Платные услуги предполагают наличие рынка таких услуг, в то время как деятельность по проведению государственной экспертизы по своей природе относится к исключительной государственной монополии. Кроме того, учет средств на расчетных счетах автономных учреждений, не дает возможности проследить их целевое и эффективное использование.

А поскольку ситуация осложняется тем, что мы имеем дело именно со средствами финансового обеспечения делегированных полномочий, предполагается двойная ответственность за их использование как перед органами власти данного, так и вышестоящего уровней.

На целесообразность отражения платы за организацию и проведение государственной экспертизы в перечне сборов, предусмотренных Налоговым кодексом РФ, необходимость выяснения правовой природы данных и подобных платежей акцентировалось внимание многих ученых в области финансового и налогового права[606]. Поэтому, наше участие здесь не требуется, и даже неуместно. Тем не менее, возьмем на себя смелость предложить включить данную плату в состав неналоговых доходов бюджетов бюджетной системы РФ, закрепленных в разделе 2 Бюджетного кодекса РФ, а также в бюджетную классификацию. Это нужно для того, чтобы потом последовательно закрепить этот доход за бюджетами субъектов РФ, а затем использовать его в возмещение их расходных обязательств по исполнению делегированных полномочий, к примеру, через рассмотренный нами в предыдущем параграфе метод отчислений.

Порядок определения размера платы за организацию и проведение экспертизы установлен Российской Федерацией в одностороннем порядке без согласования с субъектами РФ, исполняющими переданные полномочия. Плата определяется расчетным путем для каждого объекта экспертизы по правилам, определенным в упомянутом Постановлении Правительства № 145. Она, в частности, зависит от площади земельного участка и площади объекта капитального строительства, представленного на экспертизу. Так, в письмах Министерства регионального развития РФ неоднократно разъяснялось, что размер платы за проведение государственной экспертизы результатов инженерных изысканий и проектной документации нежилых объектов капитального строительства зависит от стоимости изготовления проектной документации, переданной на государственную экспертизу, рассчитанной в ценах 2001 года на основании документов в области сметного нормирования и ценообразования1.

Можно сделать вывод, что плата напрямую не привязана к издержкам на проведение экспертизы. В расчете нет перечня затрат, которые несут организаторы по организации и проведению экспертизы, и которые должна покрывать плата заказчиков, например, как это сделано при определении платы за проведение государственной экологической экспертизы.

Такой подход законодателя кажется неверным по нескольким причинам. Во- первых, следуя логике законодателя, который полагает, что названные отношения носят гражданско-правовой оттенок (оформляются договором по правилам возмездного оказания услуг), любая плата по договору должна быть обоснованной. Во-вторых, если согласиться с авторами, которые относят данную плату к административным платежам, имеющим публичную природу2, ее размер также должен быть экономически выверенным. Считаем не корректным со стороны государства устанавливать здесь «добавленную стоимость». Это также следует из ст. 3 Налогового кодекса РФ, в которой говорится, что налоги и сборы должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными. В-третьих, комментируемые государственные полномочия по проведению экспертиз, несмотря на их передачу субъектам РФ, остаются полномочиями Российской Федерации. Публично-правовое образование, передающее полномочия, оплачивает их исполнение исходя из возникающих затрат. Таким образом, данные затраты требуют таксировки. Излишки должны возвращаться их законному владельцу - публично-правовому образованию, передавшему полномочия. Так или иначе, у последнего должно быть право потребовать отчет о расходовании указанных средств и право (возможно, не обязанность) истребования неиспользованных остатков.

Однако первое и второе, скорее являются обоснованиями общего плана, и не относятся к теме исследования. Теоретически, устанавливаемая и взимаемая с [607] [608] заказчиков плата за государственную экспертизу, может быть больше или меньше ее реальной стоимости, в зависимости от целей государственной политики. А вот третья причина кроется в теории и практики бюджетного федерализма.

Процесс определения стоимости публичной услуги для ее потребителей и процесс оценки потребностей на выполнение указанной услуги в рамках правового института делегирования следует разделить. Независимо от метода финансового обеспечения переданных полномочий и уровня делегирования, объем расходов на выполнение делегированных мандатов должен подлежать оценке и нормативному закреплению. В идеале, необходим механизм согласования факторов, влияющих на размер расходных обязательств, с уполномоченными органами публично-правовых образований, осуществляющих переданные полномочия. Соответственно, когда участники делегирования будут обладать полной информацией о требуемых финансовых ресурсах для исполнения переданных полномочий, а также о суммах доходов от исполнения этих же полномочий, они смогут выстроить честные и открытые финансовые взаимоотношения. Тогда появится возможность производить сверку расчетов, решать судьбу неиспользованных остатков и т.д. В этом случае, платеж за рассматриваемую услугу может и не привязываться к расходам на ее оказание. Внедрение этих идей в действующее законодательство, на наш взгляд, качественно улучшит ситуацию с финансированием делегированных полномочий.

По обжалованию размера платы имеется судебная практика. Она является дополнительным подтверждением, что стоимость экспертизы экономически абсолютно не обоснована. Так, по одному из дел Антимонопольный орган Сахалинской области посчитал завышенным расчет платы за экспертизу, ввиду необоснованного применения Областным учреждением северных коэффициентов, которые не предусмотрены постановлением Правительства № 145. Кроме того, спор возник о том, какую стоимость проектной документации брать в расчет: 2001 года или текущую рыночную по итогам торгов[609]. При этом ни одна из сторон в суде не апеллировала к объективной стоимости экспертизы. И в этом смысле кажется показательным пример с методикой расчета сбора

за проведение государственной экологической экспертизы. Возможно, она не совершенна, тем не менее, основывается на показателях, влияющих на стоимость такой экспертизы1.

Судя по всему, судьба платы за государственную экспертизу в области строительства федеральный центр не интересует. Так, Приказом Министерства регионального развития РФ от 20.12.11г. № 584 утверждены новые требования к содержанию и форма отчетности об осуществлении переданных полномочий в области организации и проведения государственной экспертизы проектной документации, государственной экспертизы результатов инженерных изысканий[610] [611].

В предлагаемых графах формы отчета отсутствуют указания на представление какой-либо финансовой информации по проведенным экспертизам. В частности, о поступивших от заявителей суммах оплаты, о направлениях расходования данных средств, о количестве штатных сотрудников (независимых экспертов), задействованных в проведении экспертизы. Существенно, что согласно Приказу, отчет направляется в Министерство регионального развития Российской Федерации (упразднен)[612]. В Министерство финансов РФ передача дубликата отчета либо отдельного отчета не предусмотрена. Для сравнения, в ранее действовавшей форме отчета, которая была утверждена Росстроем России, присутствовали графы о количестве заключенных договоров на проведение государственной экспертизы, об их стоимости, о количестве штатных работников, внештатных работников, привлеченных по договорам, и некоторые другие данные[613].

В настоящее время функции Министерства регионального развития Российской Федерации исполняет Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации.

На федеральном портале проектов нормативных правовых актов размещен проект приказа Минстроя с новой формой отчета. Однако финансовой отчетности она, по- прежнему, не содержит. Закономерно следует предложение дополнить формы отчетов графами, отражающими финансовые результаты деятельности уполномоченных учреждений по осуществлению переданных полномочий. В частности, предлагаем включить обязанность по представлению следующих сведений за отчетный период:

- о количестве заключенных/исполненных договоров на проведение экспертизы;

- о поступивших от заявителей суммах оплаты;

- о средней стоимости одной экспертизы;

- о суммах, выплаченных внештатным экспертам;

- о количестве и фонде оплаты труда штатных сотрудников, задействованных в проведении экспертизы;

- командировочные расходы;

- о расходах на материально-техническое обеспечение организации и проведения экспертизы, в том числе расходы на помещение, связь, коммунальные и транспортные услуги, необходимое оборудование,

- прочие расходы.

На обсуждение выносится предложение направлять дубликат отчета в финансовый орган публично-правового образования, передавшего полномочия (в нашем случае Министерство финансов Российской Федерации).

Полагаем важным также найти ответ на вопрос об императивности целевого использования средств, поступающих в оплату экспертизы, и порядке осуществления финансового контроля за их расходованием. В Градостроительном кодексе РФ обязанность целевого использования платы за экспертизу не установлена. Нет такой обязанности и в подзаконных нормативных актах. Безусловно, плата направляется на решение задач, которые преследует (иначе заявители никогда не получили бы результаты экспертизы), тем не менее, в каком объеме. Могут ли неиспользованные остатки быть направлены на другие цели, например, ремонт помещений, дополнительное премирование, проведение модернизации оборудования и пр.?

Никакого специального регулирования по этому поводу нет. Как мы писали выше, плата поступает на расчетные счета (если это автономное учреждение) либо лицевые счета учреждений, уполномоченных оказывать обозначенную услугу и как бы «смешивается» с другими поступлениями.

В учреждениях доходы не учитываются раздельно или на каких-либо специальных счетах (если это, конечно, не определено особо) и расходуются из общего объема поступлений. Таким образом, мы приходим к выводу, что обязанности по целевому расходованию платы за экспертизу не имеется. Тем не менее, так быть не должно, учитывая, что указанные доходы, как мы доказали выше, де факто принадлежат тому публично-правовому образованию, в чьей компетенции находится оказание такой услуги. В нашем случае - Российской Федерации. Так как рассматриваемые поступления не относятся к межбюджетным трансфертам, они находятся в исключительном ведении соответствующего субъекта РФ. Следовательно, и контроль над расходованием указанных средств могут осуществлять только органы финансового контроля соответствующего субъекта РФ (см. разграничение бюджетных полномочий, предусмотренное статьями 7-9 БК РФ). Однако, на наш взгляд, этого недостаточно с учетом «межбюджетной» природы указанных средств. Возможность проверки проведенных операций с этими средствами должны иметь органы финансового контроля публичного субъекта, передавшего полномочия, что будет способствовать эффективному и рациональному использованию рассматриваемых поступлений. Из чего мы приходим к заключению: на указанные средства должен быть распространен правовой режим целевых межбюджетных трансфертов (субвенций).

Справедливости ради отметим, что нельзя говорить о полной бесконтрольности деятельности региональных властей по исполнению рассматриваемых федеральных полномочий. В нормативных правовых актах о делегировании предусмотрена возможность контроля со стороны уполномоченных федеральных органов власти за полнотой и качеством осуществления переданных полномочий. Указанные органы наделены правом направления предписаний об устранении выявленных нарушений, привлечения к ответственности соответствующих должностных лиц и даже временного изъятия данных полномочий у органов государственной власти субъектов

Российской Федерации (статья 6.1 Градостроительного кодекса Российской Федерации). Нет, мы говорим об анархии в области финансового обеспечения переданных полномочий.

Выше дана детальная характеристика отношений, имеющих место при использовании такого способа финансирования делегированных полномочий, как внебюджетное финансирование.

Обобщим его признаки на современном этапе:

- указанный метод используется только для финансирования одного делегированного полномочия;

- применяется он, также, как и проанализированный ранее метод отчислений, только во взаимоотношениях федеральный центр — регионы, не предусмотрен для финансового обеспечения полномочий, делегируемых местным сообществам;

- присутствует точечное правовое регулирование указанных общественных отношений посредством их регламентации исключительно в законодательстве о градостроительной деятельности. Как результат, имеются пробелы и недостатки такого регулирования;

- финансовое обеспечение делегированных полномочий осуществляется в виде платы, поступающей от заинтересованных в получении соответствующей услуге лиц;

- средства финансового обеспечения не отражаются в бюджетах ни передающей, ни принимающей полномочия стороны, а учитываются на счетах уполномоченных учреждений бюджетного сектора. В таком подходе усматривается опасность бесконтрольного расходования данных средств, закрытость от общественности информации об их обороте, финансовых операциях с ними.

Полагаем, что он нарушает такой принцип как единство кассы (ст. 38.2 БК РФ);

- размер финансового обеспечения рассматриваемых делегированных мандатов не увязан с расходами, возникающими при их выполнении. Проблема здесь видится в возможности как недофинансирования, так и перефинансирования переданных полномочий;

- на федеральном и региональном уровнях не установлены методика оценки потребности в финансовых средствах на выполнение делегированных полномочий, порядок предоставления и расходования указанных средств;

- не предусмотрена финансовая отчетность по указанным средствам, в нашем случае перед органами исполнительной власти Российской Федерации. Отсутствие такой отчетности ведет к недостатку информированности федеральных властей о текущем положении дел с финансовым обеспечением переданных функций.

Соответственно, не создана почва для обмена данными в режиме обратной связи для корректировки или совершенствования правоотношений в данной сфере;

- финансовое обеспечение делегируемых полномочий может быть направлено на любые цели, обязанность целевого использования исследуемой платы не закреплена.

Данное положение, как нам кажется, идет вразрез с принципом бюджетного федерализма. Обоснование дано выше;

- отсутствует возможность контроля за эффективным расходованием указанных средств со стороны органов финансового контроля Российской Федерации.

Для показательности, сравнительная таблица характеристик различных способов финансового обеспечения делегированных полномочий представлена в таблице 1.

Таблица 1. Особенности финансового обеспечения переданных полномочий различными способами

Сравнительный критерий Иные

отрасли

народного

хозяйства

Лицензирование

аккредитация

образоват.

деятельности

Гос.

экологическа я экспертиза

Гос.

эксперт иза в строит ельстве

1. Финансовое обеспечение переданных полномочий за счет Субвенции Государственная

пошлина

Сбор Плата
2. Предусмотрены ли в БК РФ по видам доходов Да Да Нет Нет
3. Размер платы определяет Передающая

полномочия

сторона

Передающая

полномочия

сторона

Передающая

полномочия

сторона

Переда

ющая

полномо

чия

сторона

4. Предусмотрено ли согласование размера платы с осуществляющей полномочия стороной Да Нет Нет Нет
5. Зависит ли размер обеспечения от издержек на осуществление полномочий Да Нет Да Нет
6. Кем осуществляется финансовое обеспечение полномочий Передающая полномочия сторона (из своего бюджета) Третьи лица (заявители) Третьи лица (заявители) и

осуществля

ющая

полномочия

сторона

Заказчи

к

7. Куда поступают средства финансового обеспечения полномочий в бюджет осуществляю щей

полномочия

стороны

в бюджет осуществляющей полномочия стороны в бюджет осуществляю щей

полномочия

стороны

на счет учрежде ний, как правило, автоно мных
8. Отражаются ли поступления финансового обеспечения в бюджете получающей (осуществляющей полномочия) стороны Да Да Да Нет
9. Предусмотрены ли возврат излишков средств/доплата при недофинансировании, т.е. взаиморасчеты Да Нет Нет Нет
10. Предусмотрена ли финансовая отчетность по расходованию средств Да Нет Нет Нет
11. Предусмотрены меры принуждения за нарушение условий использования Да Нет Нет Нет
12. Предусмотрен ли финансовый контроль органами финансового контроля передающей полномочия стороны Да Нет Нет Нет
13. Предусмотрено ли целевое расходование данных средств Да Нет Нет Нет

Как видно, большинство выявленных характеристик рассмотренного метода можно признать его недостатками. Таким образом, финансовые правоотношения, связанные с

образованием, учетом, расходованием платы за проведение государственной экспертизы, ее использованием в целях возмещения расходных обязательств субъектов Российской Федерации, требуют существенной модернизации. Однако, как исправить данную ситуацию и насколько она критична? Уместен ли здесь путь устранения мелких недочетов при сохранении существующей системы финансирования либо необходимо кардинальное изменение подхода? Поскольку, указанный метод финансирования имеет много общего с методом отчислений, который охарактеризован нами в предыдущем параграфе и поддерживается, по нашему мнению, целесообразно унифицировать данный способ финансирования с методом отчислений. При этом в качестве основы для улучшений использовать именно метод отчислений и те подходы, которые предложены нами ранее.

При любом методе финансирования переданных полномочий и уровне делегирования, должны осуществляться ряд универсальных процедур, и соблюдаться ряд общих условий, регламентированных однообразно на федеральном уровне. В частности, к таким процедурам и условиям мы относим:

- порядок выбора метода финансового обеспечения делегированных полномочий;

- определение (оценка) объема потребности в финансовом обеспечении;

- установление обязанности целевого расходования средств финансового обеспечения;

- определение правового режима их расходования;

- установление возможности контроля над обращением данных средств органами финансового контроля публично-правового образования, передающего полномочия;

- определение правового режима остатков;

- установление равных мер принуждения, в том числе ответственности, за нецелевое (неэффективное) использование как межбюджетных трансфертов, так и иных средств финансового обеспечения.

В заключение настоящего параграфа отметим следующее. Выше был подробно проанализирован порядок внебюджетного финансирования переданных полномочий на примере финансирования полномочий в области градостроительной деятельности. Автор пришел к выводу о неудовлетворительном правовом регулировании указанных финансовых отношений. Так, средства финансового обеспечения переданных полномочий поступают от заявителей соответствующих услуг, опосредованно, минуя бюджет получателя; отсутствует согласованный участниками делегирования расчет потребностей в финансовых ресурсах на обеспечение делегированных полномочий, в то время как плата за проведение экспертизы не увязана с издержками на ее проведение; не предусмотрено целевое расходование средств финансового обеспечения, а контроль вышестоящими органами финансового контроля над указанными средствами не предусмотрен, финансовая отчетность по комментируемым средствам федеральному центру не предоставляется. Основные проблемы здесь также в отсутствии прозрачности финансовых потоков и невозможности должного финансового контроля за эффективным и целевым расходованием рассматриваемых средств. Назрела необходимость их кардинальной перестройки. В частности, предлагается централизовать указанные средства в доходах бюджета публично-правового образования, осуществляющего переданные полномочия; дополнить раздел 2 Бюджетного кодекса РФ (состав неналоговых доходов бюджетов бюджетной системы Российской Федерации), а также бюджетную классификацию РФ платой за организацию и проведение государственной экспертизы; установить обязанность производить расчет необходимого финансового обеспечения делегированных полномочий при любом способе их финансирования; разделить процесс определения стоимости платы за экспертизу для потребителей и процесс оценки потребностей на выполнение указанной функции в рамках правового института делегирования; дополнить формы отчетов графами, отражающими финансовые результаты деятельности уполномоченных учреждений по осуществлению переданных полномочий; предусмотреть возможность контроля финансовых операций с комментируемыми средствами со стороны вышестоящих органов финансового контроля; закрепить обязанность целевого расходования указанных средств; унифицировать указанный метод финансирования с методом отчислений, охарактеризованным в предыдущем параграфе.

<< | >>
Источник: АНДРЕЕВА ЕЛЕНА МИХАЙЛОВНА. ФИНАНСОВО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ВЗАИМНОГО ДЕЛЕГИРОВАНИЯ ПОЛНОМОЧИЙ СУБЪЕКТОВ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 6.2. Научная оценка внебюджетного финансирования делегированных полномочий:

  1. § 2.3. Понятие и научная систематизация финансово-правовых методов обеспечения делегированных полномочий
  2. § 5.1. Единая субвенция как новый правовой инструмент финансирования делегированных полномочий
  3. § 2.2. Ретроспективный анализ правового механизма финансирования делегированных полномочий как основа систематизации методов их финансового обеспечения
  4. Внебюджетные фонды финансирования научных исследований и экспериментальных разработок
  5. § 2.1. Система принципов правового регулирования отношений по финансовому обеспечению делегированных полномочий
  6. Глава 6. Роль дополнительных способов финансового обеспечения расходных обязательств, возникающих у субъектов публичной власти при осуществлении делегированных полномочий
  7. Методы финансирования предписанных полномочий в правительственной вертикали (разделение доходных полномочий) Основные понятия
  8. § 3.2. Особенности расходования финансового обеспечения делегированных полномочий в аспекте необходимости целевого и эффективного использования бюджетных средств. Правовой режим остатков.
  9. 13.5. Отраслевые внебюджетные фонды научных исследований и опытно-конструкторских работ
  10. Внебюджетные источники финансирования инвестиций
  11. Особенности планирования и финансирования государственного заказа для научных организаций
  12. Статья 160.2. Бюджетные полномочия главного администратора (администратора) источников финансирования дефицита бюджета (введена Федеральным законом от 26.04.2007 N 63-ФЗ)
  13. Оценка нормативного финансирования вузов
  14. Общие положения по оценке моделей финансирования
  15. 3.1 Оценка системы управления научно-исследовательской деятельностью и инновационным развитием университета
  16. 3.1. Обоснование целей и научных принципов экономической оценки вторичных минеральных ресурсов в рыночных условиях
  17. 10.1.Общее понятие и критерии оценки  научно - технического потенциала. Расходы на НИОКР. Современные тенденции научно - технического прогресса. Научно - технический потенциал как основа экономического  роста.
  18. Оценка системной эффективности организационной структуры управления научно-исследовательской и инновационной деятельностью университета