<<
>>

Обсуждение аргументов Поппера.

53.

Таковы, в целом, формальнологические возражения Поппера про­тив идеи диалектической логики. Как замечает по этому поводу

B. Н.Садовский, м ... из логического раздела рассматриваемой статьи К.Поппера следовал логически безупречный вывод о том, что диалек­тика не является фундаментальной логической теорией и программа по­строения новой, диалектической логики, отвергающей закон противо­речия, не имеет никаких реальных оснований" (*II.113.

C.144). Что же касается В.А.Смирнова, то он, по его собственным словам, придержи­вается в вопросе о диалектической логике более жесткой позиции, не­жели сам К.Р.Поппер. "В свое время М.Лютер, - пишет он, - во имя спасения религии выдвинул идею создания новой науки, новой логики. Однако идеи аристотелевской логики как теории способов рассужде­ния, гарантирующих при истинности посылок истинность заключения, оказались устойчивыми и способными к непрерывному развитию. B этом отношении ее судьба сходна с математикой. Bce попытки создать принципиально новую логику оказались иллюзорными..." (*II.126.

C. 148-149).

Несмотря на наличие столь авторитетных мнений, мощной логи­ческой традиции и т.д., мы попытаемся тем не менее проанализиро­вать приведенные выше доказательства. Так ли уж они логически без­упречны, как это может показаться на первый взгляд?

C этой целью мы вычленим основные структурные элементы ар­гументации Поппера:

-1). B формальнойлогике из противоречия следует все что угодно;

- 2). Допущение противоречий в формальной логике означает отказ от всякой научной активности и полный крах науки;

- 3). He может существовать никакой иной логики, кроме формальной; в т.ч. не может существовать особой диалектической логики.

Очевидно, что основные усилия Поппер сосредоточил на доказа­тельстве тезиса 1. Здесь он полностью выполнил свою программу, и возразить ему что-либо по существу действительно невозможно.

Тезйс 2 также можно принять, но с одной существенной оговоркой: допуще­ние противоречий в формальной логике означает полный крах науки только в том случае, если ученые не используют в своих рассуждениях никакой иной логики, кроме формальной. Что же касается тезиса 3, то с ним не так то просто согласиться, хотя бы потому, что он дедуктивно никак не выводится из предшествующих попперовских рассуждений, и в частности, из тезисов 1 и 2.

Можно, однако, предположить, что Поппер приходит к выводу о единственности формальной логики индуктивно, придерживаясь, на­пример, логической схемы следующего типа:

(1) . B формальной логике из A и не-А следует любое В;

(2) . He существует логики, принципиально отличной от формальной;

(3) . Bo всякой логике из A и не-А следует любое В.

Иначе говоря, Поппер вполне мог бы сослаться на то обстоятель­ство, что нам неизвестны логики, в которых из двух противоречащих друг другу суждений выводилось бы нечто определенное. Однако, OH не можст сделать этого, потому что даже в 1937 году подобное утверждение было уже фактически неверным. По этой причине Поппе­ру приходится ограничиться простой констатацией того, как ему ка­жется, несомненного факта, что логические системы, для которых из противоречия не следует все что угодно (сейчас их называют паране- противоречивыми логиками (См. *11.48. )), должны быть в логическом смысле чрезвычайно слабыми. B них "сохраняются лишь очень немно­гие из обычных правил вывода, не действует даже modus ponens, уста­навливающий, что из высказываний формы "Если p, то q" и p мы мо­жем вывести q" (*II.106. C.125).

Здесь, по существу, мы имеем дело еще с одним индуктивным умо­заключением:

(1) . Bce известные нам логики, в которых отсутствует закон противо­речия, слабы;

(2) . Неизвестные нам логики, в которых отсутствует закон противоре­чия, принципиально ничем не отличаются от известных;

(3) . Всякая логика без закона противоречия слаба.

He имеет особого смысла доказывать, насколько зыбкой является подобная конструкция.

Ho даже если принять ее без всяких возраже­ний, антидиалектизм Поппера не обретает тем самым своего ре­шающего подтверждения. Действительно, если предположить, ЧТО B универсуме наличествуют объекты, для которых принципиально не­возможно осуществить корректное формальнологическое описание, зато их легко можно описать, используя аппарат "слабых” паранепро- тиворечивых логик, критика Поппера приобретает явственные "догматические" и даже "реакционные" черты.

Здесь нам удается вычленить глубинную онтологическую посылку рассуждений автора доклада "Что такое диалектика?". Попперовская концептуальная конструкция действительно становится логически безупречной, если исходить из убеждения, что формальная логика он­тологически универсальна, т.е. в реальном (а не воображаемом логика­ми) мире не существует объектов, которые невозможно было бы адек­ватно описать формальнологически.

B свете подобного соображения все логики, кроме одной един­ственной, представляются онтологически-избыточными, т.е. являются неким продуктом свободной игры ума и в аксиологическом отноше­нии ничем не отличаются от абстрактной живописи или рок-музыки. C последним, однако, можно и не согласиться, хотя бы потому, что мы не можем выразить формальнологически даже некоторые из семанти­ческих конструкций, фигурирующих в обыденном языке.

54.

B качестве иллюстрации к сказанному рассмотрим, например, следующее обыденно-языковое утверждение:

ffA - причина В".

Общеизвестно, что в языке классической формальной логики данное высказывание не может найти своего адекватного отражения.

Казалось бы, для этой цели в наибольшей степени подходит связ­ка материальной импликации:

A=)B. (58)

Однако, если осуществить перевод формулы (58) на обыденный язык, то она может быть прочитана так:

"Если A - истинно, то и B - истинно".

Иначе говоря, если событие A имеет место, то и событие B имеет мес­то. Последнее позволяет символически записывать в виде имплика- тивных формул такие утверждения, как

"Если 2*2=4, то снег бел".

Более того, согласно определению импликации, из ложного основания (антецендента) вытекает произвольное следствие (консеквент), что де­лает логически истинными такие абсурдные с обыденной точки зрения высказывания, как

"Если 2*2=5, то снег черен".

Очевидно, что ни в первом, ни во втором случае речь о причин­ности не идет. Да и вообще сомнительно, чтобы понятие причинности могло быть как-либо выражено на языке классической логики, по­скольку утверждение

"А - причина В"

логически абсолютно неопределенно.

Действительно, если A наличествует и B наличествует, то A может быть причиной В, а может и не быть. Аналогичным образом обстоит дело, если A и B нет; если A есть, а B нет; и, наконец, если A нет, а B есть. Касательно последних двух случаев можно привести пример утверждения

"Курение - причина рака легких"; очевидно, что человек может курить, но не заболеть раком легких, и может заболеть, не куря; либо он курит, но еще не заболел, или же бо­леет, но уже не курит.

Здесь мы в очередной раз сталкиваемся с феноменом принципи­альной однозначной неформализуемости семантических конструкций обыденного говорения. Последнее логически эклектично, и когда нам говорят “причина”, мы можем понимать под этим одновременно очень многое, причем, каждый из эклектически-неупорядоченных смыслов в отдельности может быть “уловлен” и формализован, однако, уловить и формализовать одновременно все подобные смыслы столь же невоз­можно, как приколоть булавкой к стене солнечного зайчика.

Возможно неклассические варианты формальной логики, напри­мер, релевантные логики (*I.66. C.516), способны более адекватно вы­разить рассматриваемую нами простейшую конструкцию обыденного языка, но в любом случае, приведенный пример порождает существен­ные сомнения в абсолютной онтологической универсальности тради­ционной логики. Последняя необходимо ограничена, что естествен­ным образом оставляет концептуальный простор для проявления сущ- ностно-иного формализирования.

Почему бы в связи с этим не предположить, что в универсуме на­личествуют особого типа онтологические объекты, адекватно не вы­разимые средствами формальной логики, но зато вполне выразимые средствами логики диалектической? Очевидно, что обнаружение по­добных объектов позволит нам примирить Гегеля и Поппера, отведя конструкциям каждого из них особую предметную область.

55.

Подведем теперь основные итоги обсуждения антидиалектической аргументации Поппера.

(1) . B своей статье Попперу не удалось доказать невозможность построения диалектической логики.

(2) . Диалектическая логика, если она вообще возможна, вполне может оказаться логически более слабой системой, нежели формаль­ная логика.

(3) . Разработка диалектической логики может быть онтологиче­ски оправдана только в том случае, если в универсуме наличествуют элементы, адекватное описание которых невозможно осуществить средствами формальной логики, зато возможно его осуществление средствами диалектической логики.

8.

<< | >>
Источник: Филатов T.B.. Введение в технологию философствования. - Самара,1996. - 244c.. 1996

Еще по теме Обсуждение аргументов Поппера.:

  1. Суть антидиалектических аргументов Поппера.
  2. Концепция «логической бомбы» и фальсификационизм К.Р. Поппера
  3. Поппер и Лакатос в экономической методологии[117]
  4. Критика гегелевской диалектики: К.Р.Поппер.
  5. Групповое обсуждение
  6. «Медвежий» аргумент №1. «Зверинец» в национальном масштабе
  7. «Медвежий» аргумент №2. Финансовое похмелье
  8. Аргументы Саммерса
  9. 8. Дополнительные аргументы против протекционизма
  10. 1.2. Аргументы против предпринимателей
  11. 7. Аргументы в пользу протекционизма
  12. Аргументы в пользу прямого или косвенного налогообложения
  13. «Бычий» аргумент №2 Вине Ломбарде знакомится с компьютером
  14. Аргументы за легализацию инсайдерской деятельности
  15. «Бычий» аргумент №1. Очки для экономически близоруких
  16. Вопросы для обсуждения
  17. Вопросы для обсуждения
  18. Железобетонные аргументы против государственных инвестиций
  19. Аргументы против легализации инсайдерской торговли