<<
>>

Барьеры в развитии института секьюритизации в России.

Проведенный автором в исследовании анализ перспектив развития института секьюритизации в российских условиях позволил выделить два основных типа проблем, с которыми могу столкнуться потенциальные участники сделки.

Во-первых, это отсутствие законодательства по секьюритизации в целом. Во-вторых, это проблемы для каждого из участников в модели секьюритизации. Итак, к ключевым проблемам к общеправовым вопросам регулирования секьюритизации автор отнести следующие:

• Отсутствие законодательного понятия «Секьюритизация». По мнению автора, первым шагом в законодательном оформлении секьюритизации является принятие закона, специально посвященного секьюритизации активов, а также внесения изменений в ряд действующих законов.

• Неопределенность правовой природы секьюритизации, сложный характер секьюритизации предполагает комплекс договоров, сопряжены с будущими правоотношениями сторон по сделке. Автор считает необходимым присвоение секьюритизации конкретного правового статуса с наделением определенного экономического содержания. Так же необходимо определить основные принципы работы института секьюритизации с обозначением возможных областей для его применения на рынке.

• Различие в системе права в России и Англо-американской системе права. Так в российской «континентальной» системе не предусматривается такого понятия как траст (наиболее часто встречающаяся форма организации SPV), заменяется понятием доверительного управления.

• Проблемы в законодательстве о банкротстве. Назначенный в обанкротившуюся компанию-оригинатора эмиссии российский внешний управляющий может получить полномочия по отмене ранее заключенных сделок,
в том числе и секьюритизации. Договор купли-продажи может быть признан недействительным, а размещение SPV за границей может трактоваться налоговыми органами как вывод активов из компании-банкрота.

• Проблемы валютного регулирования. Наличие в законодательстве о валютном регулировании и валютном контроле мер регулирования, которые могут увеличить издержки по сделке секьюритизации, а так же невозможность осуществления секьюритизации с нейтральными налоговыми последствиями в соответствие с действующим законодательством о налогах и сборах.

• Отсутствие законодательной базы для обеспеченных ценных бумаг. В России отсутствует законодательно прописанные формы ценных бумаг, которые соответствовали бы по форме структуре ABS. На текущий момент, заключение договора о передаче прав на будущие поступления от активов может гарантировать сами будущие поступления в случае несостоятельности инициатора. Более того, использование структурированных инструментов в контексте развивающихся рынков может привести к неявному переводу кредитного риска в валютный и процентный риск, а так же риск ликвидности, которые могут оказаться не менее, а в некоторых случаях и более опасными для инвесторов.

• Неопределенность относительно организационно-правовой формы SPV. Автор считает необходимым законодательное оформление системы функционирования «компании специального назначения» SPV. Она должна позволять создавать SPV, передавать в SPV права на активы, на которые не распространялись бы требования кредиторов в случаем банкротства эмитента, и обеспечивать достаточный контроль над SPV со стороны наблюдательных органов.

Необходимо отметить, что введение в законодательство понятия «SPV» в условиях низкого уровня корпоративного управления может привести к нежелательным последствиям, связанным, с одной стороны, с нарушением прав других кредиторов, и с другой стороны, с возможным использованием SPV для налоговой оптимизации.

• Трудности идентификации деятельности покупателя активов. Закон разрешает ипотечному агенту выпускать ипотечные облигации в форме, описанной в Законе. По сути, это не ABCP, а классические корпоративные облигации. Поэтому при невыполнении или хотя бы задержки выполнения одного
из обязательств по таким облигациям, инвесторы в ипотечные облигации SPV могут подать в суд и инициировать банкротство SPV. Такой подход к перераспределению рисков отчасти оправдан в случае, когда корпоративные облигации выпускают корпорации, которые ведут активную коммерческую деятельность, несут трудно прогнозируемые риски и поэтому отвечают по своим обязательствам всем своим имуществом. Но это совершенно неоправданно в случае SPV, для которого закон сильно ограничивает виды деятельности, которыми он может заниматься. По существу, все риски SPV состоят из рисков самих активов и рыночного риска. Поэтому автор считает целесообразным разрешить SPV гибко разделить риски между инициатором и инвесторами в тех пропорциях, которые определяются рынком, а не продиктованы Законом.

• Отсутствие прописанной системы приоритетности траншей. В настоящее время в Гражданском кодексе, Законе «О несостоятельности (банкротстве)» и Законе «О рынке ценных бумаг» присутствует прямой запрет на выпуск ценных бумаг с фиксированной доходностью с разным приоритетом. Существующая формулировка Закона «Об ипотечных ценных бумагах» препятствует реализации идеи структурированных бумаг.

• Неразвитость российских рыночных структур, прежде всего банковской системы, низкая диверсификация экономики и ее подверженность внешним воздействиям. Эти экономические ограничения существенно влияют на кредитное качество всех выпускаемых внутри страны долговых инструментов.

• Низкий уровень развития и узость российского фондового рынка, невысокий уровень доверия инвесторов. На рынке отсутствует надежный механизм защиты прав инвесторов и обеспечения прозрачности информации, а, следовательно, эффективные рычаги стимулирования их участия. Об узости фондового рынка говорит недостаточный объем предложения инвестиционных ресурсов и ограниченное число компаний, преимущественно нефтяной промышленности, бумаги которых обращаются на рынке.

• Противоречения налогового законодательства. Налоговые особенности секьюритизации как комплекса операций, могут создавать неоднозначные последствия для участников сделки и заключают в себе следующие:

■ Наличие эмитента как отдельного лица в структуре не меняет сути операций: конечным получателем средств от размещения бумаг
является инициатор, а конечным получателем доходов от инициатора является инвестор;

■ Формальная трактовка операций (т.е. основанная на договорной базе) - это уступка активов инициатором эмитенту и выпуск бумаг эмитентом. Различие формальной и сущностной стороны создает последствия в виде различной трактовки операций для налогообложения и для бухгалтерского учета и влечет за собой отдаленные риски реклассификации операций на основании их сути для трактовки в налоговых органах;

■ При расположении эмитента за пределами Российской Федерации

возникают аспекты, которые регулируются положениями российского законодательства в отношении налогообложения доходов иностранных компаний, а так же межгосударственными соглашениями об избежание двойного налогообложения.

Так же помимо указанных ранее проблем, автору удалось дополнительно выявить следующие:

• узкий круг прав требований, которые могут быть использованы для целей секьюритизации ввиду жестких требований предъявляемых судами к уступке прав требования;

• отсутствие у участников секьюритизации возможности обеспечить «действительную продажу» прав требования покупателю ввиду рисков переквалификации и отмены уступки актива покупателю в случае банкротства инициатора;

• отсутствие возможности гарантировать защищенность покупателя от банкротства по существующему законодательству;

• недопустимость по действующему законодательству или непризнания судами традиционных способов повышения кредитного качества, таких как страхование рисков неисполнения должниками обязательств по погашению задолженности, хеджирование, залог банковского счета, обеспечительный счет, разделение обеспеченных активами ценных бумаг на транши;

• отсутствие ясности в вопросе о том, может ли инициатор продолжать обслуживание секьюритизируемых прав требований, и можно ли избежать риска смещения активов в случае банкротства оригинатора;

• возможные проблемы с передачей прав требования покупателю в связи с отсутствием четких положений о режиме информации, подпадающей под требования законодательства о банковской тайне и о защите информации;

• отсутствие в российском законодательстве по рынку ценных бумаг эффективных инструментов (ценных бумаг) для реализации сделок секьюритизации.

1.3.

<< | >>
Источник: Киселёва Марина Сергеевна. Секьюритизация факторинговых активов. Диссертация на соискание учёной степени кандидата экономических наук. Москва - 2012. 2012

Еще по теме Барьеры в развитии института секьюритизации в России.:

  1. Значение и основные тенденции в развитии института секьюритизации.
  2. Значение секьюритизации в развитии рынка капиталов и факторингового рынка России.
  3. Перспективы секьюритизации факторинга в России.
  4. Основные тенденции и направления развития секьюритизации.
  5. Эконометрическая модель факторингового рынка России.
  6. Становление и развитие мирового рынка розничных структурированных продуктов.
  7. Основные типы систем регулирования финансового рынка в развитых странах
  8. Глава 2. РАЗВИТИЕ МОДЕЛЕЙ ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ, СПОСОБНЫХ ОБЪЯСНИТЬ МОМЕНТУМ ЭФФЕКТ
  9. 3.2 Методика секьюритизации для Российского рынка: пошаговый алгоритм секьюритизации факторинговых активов.
  10. Ильин Евгений Викторович. Механизмы и пределы саморегулирования на финансовых РЫНКАХ В РАЗВИТЫХ СТРАНАХ МИРА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Москва - 2012, 2012
  11. Преимущества секьюритизации для факторинговой компании.
  12. Динамика Российского рынка секьюритизации.
  13. Особенности секьюритизация факторинга.
  14. Правовая природа и законодательное обеспечение секьюритизации.